ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эти крупицы в самом деле превратили свинец, но вовсе не в золото, а… в стекло. „Перед тем как вводить философский камень в расплавленный металл, надо заключить эту крупинку в желтый воск, – ответил алхимик, – чтобы защитить ее от паров свинца”. Он пообещал вернуться на следующий день в девять часов и совершить чудо – но не пришел, послезавтра – тоже.
Видя это, жена Гельвеция убедила его попробовать совершить превращение самому в соответствии с указаниями одноногого незнакомца. Гельвеций так и поступил. Он расплавил в тигле три драхмы свинца, облепил кусочек камня воском и бросил его в жидкий металл. И свинец превратился в золото: „Мы тотчас же отнесли его ювелиру, который заявил, что это самое чистое золото, какое ему доводилось видеть, и предложил 50 флоринов за унцию”, – утверждает Гельвеций.
Повелий, директор государственной пробирной палаты, семь раз испытывал это золото на антимоний, но слиток не убавился в весе. Заключая свой рассказ, Гельвеций говорит, что этот слиток золота все еще находится у него как осязаемое доказательство превращения. „Пусть святые Ангелы Божьи бодрствуют над ним (неизвестным алхимиком), как над источником благословения для христианства. Такова наша постоянная молитва за него и за нас”.
Далее источник свидетельствует: „Новость распространилась как облако пыли. Знаменитый ученый и философ Спиноза, которого нельзя причислить к наивным людям, захотел узнать конец этой истории. Он посетил ювелира, делавшего экспертизу золота. Ответ был совершенно однозначным: во время плавки серебро, добавляемое к этой смеси, также превращалось в золото. Этот ювелир, Брехтель, был чеканщиком монет принца Оранского. Несомненно, он знал свое дело.
Затем Спиноза отправился к Гельвецию, который показал ему золото и тигель, использованный для этой операции. Капельки драгоценного металла, приставшие к стенкам, были еще видны внутри сосуда. Как и другие, Спиноза убедился, что превращение действительно имело место”.
Гельвеций после своего опыта сделался усердным алхимиком. Под впечатлением своей чудесной удачи он написал интересный трактат „Золотой телец” – пылкую апологию герметической науки.
И еще. Исаак Ньютон (по некоторым данным, бывший великим магистром масонской ложи в период с 1691 по 1727 год) в одной из своих работ писал: „Способ превращения ртути в золото сохранялся в тайне теми, кто его знал, и представлял собой, вероятно, дверь к чему-то более благородному (чем производство золота) – чему-то такому, что, если сообщить людям, может повергнуть мир невероятной опасности, если только писания Одноногого Монаха говорят правду”.
Кто такой Одноногий Монах Ньютона – выясняй, Глебушка, сам.
Далее Ньютон говорит: „Существуют другие великие тайны, кроме превращений металлов, если верить Великим Учителям. Они одни знали эти тайные сведения… Если мне удалось подняться так высоко, то лишь потому, что я стоял на плечах гигантов”.
Между прочим, Ньютона гораздо больше интересовали сами алхимические превращения, чем вероятные потрясения мировой торговли в результате синтеза золота. Один из современников Ньютона, Эттербери, говорит: „Гораздо больше утраченных древних работ, чем сохранившихся, и, может быть, все новые открытия не стоят того, что утрачено”. Конечной целью алхимии являлось превращение самого алхимика, а смысл его ритуалов – в последовательном приближении к так называемому „освобождению духа”. Многие источники указывают, что „алхимия служила связью с цивилизациями, которые исчезли тысячелетия назад и неведомы археологам”.
Наше отношение к алхимии, как ты сам знаешь, Глеб, достаточно примитивно и однобоко. Тот же Ньютон был убежден в существовании цепи посвященных, уходящей в седую древность, верил, что эти посвященные владели тайнами превращений и расщепления материи и уже тогда могли создать атомную и водородную бомбы, как сказали бы сейчас, буквально в кухонной духовке.
Вообще, по некоторым версиям, например по гипотезе, высказанной знаменитым Э. Ренаном (автором „Жизни Иисуса”, „Антихриста” и пр.), Одноногий во время своих странствий по миру неоднократно посещал многих величайших алхимиков человечества. Среди них называются фамилии Александра Сетона (более известного под псевдонимом Космополит), Николая Фламеля, Джорджа Риплея, Генриха Кунрата (автора „Амфитеатра вечной мудрости”), Иринея Филалета (создавшего вскоре после встречи с Одноногим „Открытый вход в запертый чертог царский”), Жана Батиста ван Гельмонта, написавшего „О магнетическом лечении ран” и в своей Вильвордской лаборатории обратившего в золото восемь унций ртути. Гельмонт, кстати, впервые описал „философский камень” как чудотворный порошок „шафранного цвета, тяжелый и блестящий, как толченое стекло”, он же впервые добыл окись олова.
Далее в этом списке следует не менее знаменитый Теофраст Парацельс, первым описавший цинк и использовавший в медицине химические составы. Или, например, Беригар Пизанский, а также Монгенбессер и Василий Валентин, открывший серную и соляную кислоты. Иоган Рудольф Глаубер, который первым открыл сульфат натрия. Таинственный Роберт Бойль и монах Бранд, открывший фосфор, Блез Виженер, открывший бензойную кислоту и пр. Исследователями считается также, что знаменитый философ и математик Лейбниц многие свои открытия не сделал бы никогда, не познакомься он через Меркурия ван Гельмонта-Младшего с некоторыми теоретическими выкладками Одноногого Монаха.
И последнее. Если верить первоисточникам, могила Одноногого находится в реликтовых лесах того края, Глебыч, где ты сейчас живешь. Монастырь Одноногого Монаха сейчас, кажется, закрыт для посещения туристами. О Чертовом камне, как я тебе уже вроде бы говорил, я неоднократно слышал от наших следопытов-любителей. Местные жители это проклятое заболоченное место обходят стороной.
Ну, а в остальном, думаю, ты, Глебушка, разберешься сам.
Пока, пиши. Я здесь сильно скучаю, блин, по русскому говнецу вообще и по вам, дорогим мне чертям, в частности. Ну, до встречи в Интернете…»


ПОСТ-СТОП-МОДЕРН:
Что осталось от тысяч рукописей Александрийской библиотеки, основанной Птолемеем Сотером, от этих незаменимых документов, навсегда потерянных для древней науки? Где пепел 200 тысяч трудов Пергамской библиотеки? Что стало с коллекциями Писистрата в Афинах, с библиотекой Иерусалимского храма, с библиотекой храма Пта в Мемфисе?
Какие сокровища содержались в тысячах книг, сожженных в 213 году до н. э. по приказу императора Цинь Ши Хуан Ди из чисто политических соображений? А где пресловутая библиотека Ивана Грозного?
Древние труды дошли до нас в виде развалин огромного храма, от которого осталась лишь груда камней. Однако благодаря тщательному изучению этих обломков и надписей становятся различимы истины, которые невозможно отнести на счет одной только поразительной интуиции древних.
Рене Аллео

Книги, содержащие то же, что Коран, лишние, содержащие иное – вредны.
Халиф Омар

Зачем не издадут закона, который изъял бы из города не только ложных поэтов, но и их книги, а также книги древних авторов, рассуждение о блуде, восхваляющее ложных богов? Было бы большим счастьем, если бы все такие книги были уничтожены и остались бы только те, которые побуждают людей к добродетели.
Савонарола. «О разделении и пользе всех наук»

МОЕ ГРУСТНОЕ ХА-ХА
– Ты пойми, Глеб, такой шанс выпадает раз в жизни, – волнуясь и проливая суп мимо рта, откровенничает со мной Мотя Строчковский. Мы обедаем в редакционной столовке. Час назад я дал прочитать ему письмо про Одноногого, которое получил на дискете от Семена. И вдруг такой неожиданный для меня поворот в данной истории!
– Я точно знаю, где закопали Одноногого, – Мотя продолжает промахиваться ложкой мимо рта, а это значит, что сегодня он шутить не настроен. – Я был в тех местах позапрошлым летом. Проторчал там три с лишним месяца, ради этого три года не ходил в отпуск.
Я ведь и камень даже тот нашел. Он, конечно, давно растрескался и врос в землю, но его верхушка еще видна. Рядом монастырь. Просто я пошел немного другим путем, чем ты.
Мотина версия открытия могилы Одноногого:
«…Я читал легенду про Одноногого лет пять назад, когда еще студентом подрабатывал на полставки в нашем областном музее. Там есть кое-какие очень редкие старинные документы. И вот нашел на меня такой бзик, решил я смотаться туда в одиночку, чтобы не было лишних разговоров. Собрал кое-какие шмотки и туристические приспособы да и рванул на северо-запад, на поиски могилы.
Вначале все шло как по маслу. Отыскать тот давно уже не действующий монастырь не составило никакого труда – все местные жители прекрасно знают его месторасположение. Потом я просто отсчитал от монастырских ворот именно то количество шагов, какое было указано в музейном манускрипте.
Единственная трудность заключалась в выборе направления – в какую сторону считать. Пришлось все лето проискать дорогу к захоронению. Я обследовал каждый метр. Три месяца жил на консервах. В брезентовой старой палатке, один, и в дождь, и в жару».
– Веришь ли, Глеб, у меня чуть «башню не сорвало», – продолжает свое повествование Мотя. – Искушения святого Антония! Три месяца без женщины! Представляешь, что это такое, Глеб, а? Каждую ночь я дрочил так, что у меня чуть пальцы не забеременели!
Но, один хрен, я упрямо продолжал искать этот проклятый черный камень, который по легенде должны были положить на его могилу. Это был единственный реальный ориентир, ориентир из XIV века.
Конечно же, меня мучили сомнения. Ведь даже если в этой легенде была хоть небольшая доля правды, все равно камень установили там почти семьсот лет назад! Что от него за это время могло остаться?
У меня был один шанс из миллиона. И я, как безумный, с остервенением, каждый день с утра до ночи искал этот проклятый камень! «Он ведь все равно не весь должен был уйти в землю», – подбадривал я сам себя, но с каждым днем верил в это все меньше и меньше. Знаешь, Глеб, иногда я впадал в такое уныние, что готов был повеситься на первом попавшемся суку в этом проклятом лесу!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики