ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


На следующий день под непрекращающимся проливным дождем, не разговаривая друг с другом, кое-как загрузившись в джип и заправившись последним взятым с собой горючим, тронулись в путь. Дороги размыло так, что джип буксовал буквально на каждом метре. Несколько раз мы садились полностью, и тогда все, кроме меня, вылезали под холодные струи дождя, по колено в грязи выталкивали машину. В конце концов выбившись из сил и осознав всю тщетность наших попыток добраться до города, мы решили свернуть в первую попавшуюся деревню и заночевать у каких-нибудь сердобольных хозяев.
ДОРОГАЯ КИРА СЕРГЕЕВНА
– Кира, – сказала нам хозяйка крайней усадьбы, к которой мы подъехали наугад. И что-то до смешного знакомое промелькнуло в моей пылающей температурой голове.
Дождь продолжал лить, дороги раскисли и превратились в сплошное бесконечное болото. На следующее утро я расхворался окончательно, у меня была температура под сорок, начался настоящий бред, и мои сотоварищи побоялись, что просто не довезут меня живым до города.
Решено было остаться на неопределенный срок у гостеприимной фермерши Киры Сергеевны. Е. Банин пообещал ей щедро заплатить за постой.
– Деньги мне не нужны, – спокойно сказала Кира Сергеевна, накормив и обогрев странных путников, – а вот мужские руки в хозяйстве сгодятся. Будете помогать мне на моей свиноферме.
Дождь лил не переставая почти три месяца. Сплошной, свирепый, беспощадный. Настоящий широкоформатный ливень. Я продолжал болеть и никак не мог отделаться от странного чувства: что-то испортилось в этом мире, и все стало похоже на чью-то дурную пародию или жестокий розыгрыш. Одно было ясно – реальности больше нельзя доверять. Отныне она принадлежала кому-то другому, способному управлять пространством и временем по своему усмотрению.
В бреду, во сне, в доме Киры Сергеевны, я как странное кино смотрел многие картинки из своей прежней жизни, которые доселе были мной (не без помощи отечественной психиатрии) прочно забыты.
Однажды мне привиделся человек с редкой полуседой бородой. Он был высокого роста, с огромными ушами, совершенно лысый. В темноте мне показалось, что у него три глаза .
Он сидел возле моей кровати и говорил, не открывая рта и не глядя в мою сторону, хотя я отчетливо его слышал, будто бы слова раздавались сразу у меня в мозгу:
– Летать нужно учиться не у птиц, а у того, кто всю жизнь живет мечтой о полете. А птицы не знают, как это – летать?
У безруких учись распускать узлы на ветре и плести сети из песка.
Так же и слушать нужно учиться у глухих, видеть – у слепых, говорить – у немых…
Я просыпался, и морок уходил. Но ненадолго. Стоило мне забыться сном, как кошмары вновь мучили и терзали меня.
Так мы прожили у Киры, наверное, больше года. Хотя я мог и ошибиться, ведь время для меня отныне не существовало.
Я выздоравливал медленно, вновь и вновь проваливаясь в свою болезнь, как будто кто-то успел выкопать на моем месте под солнцем огромный котлован. Дни сгорали, как бумажные. И сколько их, таких дней, сгорело? Куча золы, размером с месяц или с год?
Я не знаю, какой сейчас век, год, день и час. Мне это не нужно. Мне не нужно время, мне нужна жизнь, черт возьми!
ГИБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ ОСЕННИХ ЛИСТЬЕВ
Но все же постепенно я стал заставлять себя выходить гулять на улицу.
Некогда богатая одежда лета основательно обносилась. Появились первые желтые заплаты осенних листьев. Скоро, скоро ветер-старьевщик унесет и эти ветхие лохмотья…
Гуляя по живописным окрестностям недалеко от хозяйства Киры, я часто размышлял о выборе, который каждый человек обязательно делает в жизни. Все происходит незаметно, как бы естественно, эволюционно. Просто мы начинаем медленно тупеть: женимся, заводим детей, делаем свою маленькую карьеру; сначала перестаем интересоваться поэзией, потом читать книги вообще, затем в газетах ищем только программу ТВ, потом просто все подряд смотрим по телеку. А потом…
А потом – глядь, а тебе уже стукнуло пятьдесят.
Тупое, успокоенное животное с брюшком, лысиной осоловело смотрит сериалы, вяло развалившись в засаленном, лоснящемся старом кресле.
Когда ты успел умереть, сынок?!
Сволочь, когда ты успел умереть?
Как и положено, через девять месяцев Кира родила от нашей компании двух мальчиков-близнецов. И назвали малышей – Иван и Индиан. Роды были трудными, принимала их соседка Киры, крепкая пожилая женщина, проворная и немного грубоватая. Мы, как могли, помогали ей. Бегали греть воду, выносить окровавленные тряпки, топили печку, варили бульоны и пр. Слава богу, все обошлось без осложнений.
Но ведь пора было, черт возьми, и домой возвращаться!
Однако никто, включая Банина, и не собирался этого делать. Им у Киры было сытно и тепло. Они растолстели, стали неповоротливы и сонливы.
– Вы стали похожи на тех боровов, за которыми ухаживаете! – укорял я их. Они только лениво посмеивались, как будто здесь, под боком у Киры, узнали нечто такое, что мне познать помешала моя болезнь.
– Хорошо, – сказал я, дождавшись солнечных осенних деньков. – Тогда я уеду один.
Я попрощался, взял свой рюкзак и пошел в сторону трассы, чтобы на какой-нибудь попутке добраться до Волопуйска.
Когда я прощался с ними, Кира подошла ко мне и шепнула на ухо: «Не волнуйся, сыновей я родила только от тебя, когда ты приходил в мои сны. Ты был неутомимым любовником. Это точно. Твои ленивые товарищи здесь ни при чем…»
Из школьного сочинения ученицы седьмого класса Аси Клячиной:
«если бы одиссей до конца выполнил пророчества и продолжал бы свои странствия до тех пор пока ему не сказали указывая на весло куда ты несешь лопату путник? и там в той земледельческой стране узнал бы тайну своего будущего его бы не убил потом собственный сын который отправился на поиски отца с острова скирос где одиссей гостил у влюбившейся в него волшебницы цирцеи а одиссей посчитал его простым вором получается пожадничал для родного сына какой-то овцы а бог послал людям в мир на заклание агнца иди пока можешь идти путник не останавливайся на достигнутом чтобы тебя не убил твой собственный сын потому что ученики должны питаться своими учителями а учителя ненавидеть своих учеников чтобы те не были на них похожи а шли своим путем ибо сказано тысячи лет назад встретишь будду – убей будду»

ПОСТ-СТОП-МОДЕРН:
Убив отца и мать, брахман идет невозмутимо.
Дзен-буддизм

Кто встретится со мною, пусть убьет меня!
Каин

К чему, к чему болтать о Боге? Что сказано о нем словами, все неистинно.
Мейстер Экхарот

– Что тебе сейчас нужно для счастья? – спросил я отъевшегося, вечно сонного Строчковского. Он единственный вызвался проводить меня до трассы.
– Честно?
– Честно.
– Шесть бутылок пива в день, ночью чтоб женщина была ласковая и телевизор чтобы никогда не ломался.
– Ладно, прощай, Мотя.
– Прощай, Глеб. И знаешь, что я тебе скажу? Время – это фальшивые деньги, на которые все равно не купишь бессмертия.
Мы обнялись.
– Умирая, Мотя, ничего не забудь. Там тебе это пригодится, хотя бы кроссворды разгадывать.
Как только я вышел за ворота дома Киры Сергеевны, меня опять стали мучить головные боли.
Если умирает вера – остается надежда и любовь. Если умирает надежда – остается любовь. А из любви может родиться и вера, и надежда, вспомнил я отцов церкви, когда уже шел по трассе в сторону города. Проблема только в том, что в нашем мире нет больше места святым, более того, похоже, мы больше не нужны и дьяволу. Человек больше не нужен ни Богу, ни черту. Короче, живи как хочешь. Хотя можно сказать и по другому: сначала нужно умереть в Боге и родиться в дьяволе, потом умереть в дьяволе и возродиться в Боге. Тот, кто пройдет этот путь и выживет – прикоснется к истинной мудрости мира.
Чуда больше не будет. С этим нужно смириться и попытаться жить дальше. Любовь моя давно мертва, но зато остались вера и надежда. Посмотрим, на что способны эти сестренки и мать их София.

ИНТЕРНЕТ-ШОУ:
…А вечером ко мне подошел некто и попросил спички. Я ему отдал весь коробок. Кто же знал, что его зовут Герострат?

…Говорят, он вошел в город не один. Он тащил за собой на веревке огромную дохлую рыбу. Таких диковинных рыб в нашем портовом городке никто никогда не видывал.
– Зачем ты приволок в город эту вонючую дохлую рыбу? – спросили его местные жители.
– Это не мертвая рыба, это умерла и воняет ваша вера , – ответил Одноногий и пошел в сторону центральной площади.

ЕСЛИ ОТСТУПАТЬ, ТО ТОЛЬКО ВПЕРЕД!
Когда в кузове попутного грузовика я въехал в город, то сразу почувствовал, что за этот год здесь что-то круто изменилось. Перемены не носились в воздухе, зато они висели на всех углах и заборах: жителей Волопуйска приглашали на досрочные выборы мэра.
С предвыборных плакатов на меня лукаво смотрел какой-то неизвестный мне господин. Он улыбался, как шут гороховый. Но от его улыбки становилось как-то не по себе.
Первым делом я позвонил Шарлотте. Телефон не отвечал. А вечером мне позвонила… Ася Фортиш.
– Нам нужно встретиться. Срочно, – сказала она.
– Откуда ты узнала, что я вернулся в город?! – я был искренне удивлен.
– Ты забыл, кто у меня муж?
Ироничный смешок.
У меня перехватило дух… Да нет, этого не может быть! Просто мне вдруг почудилось, что этот смешок и этот голос по телефону… Это смех и голос не Аси, а… Шарлотты. Чушь, чушь, морок! – я взял себя в руки и неопределенно промычал:
– Ну, не знаю.
– Жди, это касается в первую очередь тебя.
Пауза. Мне даже показалось не театральная пауза, а совершенно искренняя:
– Глеб, прости меня, но мне надоело ломать эту комедию. Милый, ты очень и очень болен. А я не хочу…
Я бросил трубку и отключил телефон.
Октябрь скоблит с деревьев, как с пойманной рыбы, чешую листьев. Сентябрь поймал в свои сети, а октябрь распотрошил.
Чтобы хоть что-то понять в окружающем, я пошел в областную библиотеку покопаться в подшивках прошлогодних газет. По дороге наткнулся на афишу кинотеатра «Лучший Мир». Она гласила:
«Премьерный показ эпопеи „Цивильный серюльник”.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики