науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь Тасайо обязан действовать. Причем действовать незамедлительно. Чем дольше он будет тянуть, тем больше его союзников и вассалов начнут сомневаться в его решимости. До сих пор он мог бы довольствоваться ожиданием удобного случая, но теперь он вынужден что-то предпринять. Ты не оставила ему выбора.Мара похолодела. Да, последствия ее необдуманного шага будут в точности такими, как сказала Накойя.— Ты права, — ответила она с вымученной улыбкой, а затем, встрепенувшись, добавила:— Я поступила опрометчиво. Ну что ж, лучшее, что можно сделать, — это собрать совет, как только я подкреплюсь с дороги. Нам нужно… составить план.Накойя сердито кивнула в знак согласия. Кевин проводил Мару в ее покои, а старуха все кипятилась — и не только из-за новых опасностей, грозящих Акоме по милости госпожи, но и потому, что та выглядела такой усталой… просто падала с ног. За долгие годы службы Накойя еще ни разу не видела дочь своего сердца настолько измотанной.Первая советница Акомы вздохнула и покачала головой. Приближенные Мары могут встречаться и говорить, сколько их душе угодно, можно придумывать планы и выполнять их, но, по правде говоря, разве не испробованы уже все средства, способные обеспечить оборону и процветание Акомы? Ощущая тяжесть лет и боль в каждом суставе, старуха, шаркая ногами, потащилась по коридору. С тех пор, как погиб властитель Седзу и его владения перешли к дочери, Накойю ни на день не оставлял страх, что Мара, ее любимица, станет жертвой Большой Игры. Однако властительница показала себя как способный и умелый игрок. Почему же тогда сегодня этот страх сильнее, чем обычно? Может, просто старые кости бунтуют? Накойя вздрогнула, хотя день был теплый. При каждом шаге она, казалось, ощущала подошвами ног землю своей могилы. *** Из Онтосета пришел ответ. С самым мрачным видом Мара дважды перечла послание. Сдерживая свирепое желание разорвать что-нибудь на мелкие клочки, она швырнула свиток на письменный стол. Такого она никак не ожидала: Нетоха ответил отказом на предложение Мары. А ведь она выражала готовность выплачивать ему чрезвычайно щедрое вознаграждение за пользование Вратами через Бездну, расположенными на его земле!— Это же бессмысленно! — вслух воскликнула Мара, отчего Аракаси, пристроившийся в углу кабинета, удивленно приподнял бровь.Переодетый садовником, мастер тайного знания рассматривал лезвие небольшого серпа из слоистой кожи, который служил для подрезки кустов кекали. Он по-прежнему настаивал, чтобы его возвращение в поместье держалось в секрете, поскольку все еще не избавился от подозрений, что в охрану Мары проникли агенты Тасайо. Пусть госпожа, занятая другими делами, не желает обсуждать этот вопрос, у Аракаси — свои заботы. Слежке за слугами и рабами поместья он уделял не меньше времени, чем делу, порученному ему хозяйкой. Только Накойя была посвящена в этот его секрет.Аракаси проверил остроту лезвия и встал в такую позу, чтобы со стороны казалось, будто госпожа распекает слугу за нерадивость.— Госпожа, я мало что выяснил об этом человеке, Нетохе. Он вообще очень скрытен. Должно быть, у него имеются основательные причины для отказа. Безусловно, он не сможет самостоятельно установить коммерческие связи с миром по ту сторону Бездны, поскольку ты обладаешь торговыми привилегиями. Однако указать эти причины я не в состоянии.Мара в досаде выдернула из волос надоевшую шпильку. Послание Фумите из Ассамблеи вернулось нераспечатанным, так что этот загадочный Нетоха оставался единственной надеждой Мары — если она еще надеялась извлечь какую-то выгоду из своих торговых привилегий. Прекрасно зная, что Аракаси не любит, когда его поторапливают, она все-таки спросила:— Ты не можешь подослать кого-нибудь потолковее к властителю Чичимеки? Надо же разузнать, какие у него есть резоны, чтобы отвергать такое выгодное предложение!— Я могу только попытаться, госпожа. — Аракаси был не слишком обрадован этим новым поручением, однако виду не показал. — Вряд ли нам удастся выведать что-нибудь особенно важное, но можно поручить кое-кому перекинуться словечком с домашними слугами и полевыми работниками. У Нетохи в работниках состоят главным образом варвары.— Мидкемийцы? — перебила его Мара.Аракаси кивнул.— Перед уходом Миламбер освободил своих земляков, и теперь их нанимает Нетоха. Судя по донесениям из Онтосета, из них получаются неплохие земледельцы. В любом случае варвары, похоже, более словоохотливы, чем наши рабы, так что добыть сведения не составит большого труда. Если, конечно, им самим известно что-либо, заслуживающее внимания.Ощущая рядом напряженное молчание Накойи, Мара перешла к другому животрепещущему вопросу:— Ну а как насчет Минванаби?— Меня тревожит именно то, госпожа, что насчет Минванаби мне нечего сказать. Тасайо, как и ты, много занимается делами своего дома, но ничего выдающегося там не происходит. — Мастер тайного знания обменялся взглядами с первой советницей. — И это тогда, когда можно было ожидать чего угодно, но только не этого. Узнав о твоем избрании на пост предводителя клана… разве мог такой человек, как Тасайо, остаться в бездействии? Следовало ждать с его стороны решительного удара, а он… — Аракаси быстро огляделся и продолжал:— Еще одно: Тасайо начал создавать простейшую шпионскую сеть, состоящую из агентов в самых разных уголках Империи. Выявить их нетрудно, поскольку Инкомо, первый советник Минванаби, взялся за дело достаточно неуклюже. Мои люди наблюдают за его агентами, и у меня есть основания для уверенности, что вскоре мы сумеем внедриться в их сеть. Таким образом, у нас появится дополнительная возможность проникнуть в дом Минванаби и присмотреться к тамошним делам. Вот когда это произойдет, я буду чувствовать себя более спокойно. Однако я избегаю лишней поспешности: торопить события — опасное дело. Все это может оказаться хитроумным трюком, для того и разыгранным, чтобы выманить нас в чистое поле.Однако чутье подсказывало Маре, что такие уловки не в стиле Тасайо. Его натура тяготела к жестокости, а тактика — к применению военной силы. Снова погрузившись в размышления, она с отсутствующим видом подала Аракаси знак, что он может удалиться. О присутствии Накойи она вспомнила лишь тогда, когда та заговорила:— Доченька, холод пробирает меня до костей.Мара чуть вздрогнула.— Что тебя тревожит, Накойя?— Козни Минванаби. Ты слишком полагаешься на шпионов Аракаси. Возможно, они занимают хорошие должности, но они же не вездесущи. Ведь их нет рядом с Тасайо, когда он справляет нужду или занимается любовью с женой. А тебе следует помнить, что это человек, который вынашивает планы убийства всегда, в любую минуту жизни.Мара понимала, что это так и есть. Агенты Аракаси пока не обнаружили ничего, что явно угрожало бы ее семье; однако их донесения все равно наводили тревогу. Тасайо правил своим домом как капризный и коварный деспот.Даже своим приближенным он умел отравить жизнь и сделать ее невыносимой; но между Минванаби и Акомой полыхала кровная вражда, и Мара знала: нет в Империи такого человека, чью кровь Тасайо прольет с большим удовольствием, чем кровь властительницы Акомы и ее десятилетнего сына Айяки. Глава 8. ВЫЛАЗКА Прошел год. У Мары хватало причин для беспокойства: и постоянные трудности в торговле, и настораживающее бездействие Тасайо. В тревожном ожидании наступил и закончился сезон дождей. Телят нового приплода отделили от матерей, и маленькие бычки уже резвились на ближнем пастбище. Когда они достаточно подрастали, пастухи выбирали, кого из них кастрировать, а кого оставить на племя. Были засеяны поля и собран урожай; подозрительное спокойствие пока ничем не нарушалось. Дни пролетали, не принося Маре разрешения ее сомнений. Были рассмотрены тысячи предположений о том, с какой стороны следует ожидать нападения и какую форму оно может принять; обсуждены и отвергнуты тысячи способов ответных действий, но ни одна из угроз Минванаби не претворилась в жизнь. Обдумывались всевозможные ходы в Игре Совета, однако Свет Небес так и не отменил свой указ против Высшего Совета и не проявлял ни малейшей склонности к уступкам.В ранний утренний час, когда еще не наступила жара, Мара сидела у себя в кабинете, одетая в просторную короткую накидку, и изучала дощечки и пергаменты, оставленные ей Джайкеном. После досадной осечки в Кентосани дела Акомы все же шли своим чередом. Стада постепенно восполняли урон, причиненный походом в Дустари; торговля шелком наконец оживилась. Возведение Мары в ранг предводителя клана не повлекло за собой никаких неприятных последствий. Хотя Накойя при каждом удобном случае ворчала, что ее хозяйка совсем ничего не предпринимает для устройства своего будущего брака, Мара не поддавалась. Тасайо укрепил свое могущество, став властителем Минванаби, а при этом условии вряд ли кто-либо окажется столь неосмотрителен, чтобы пойти на союз с Марой, пока не будут сведены счеты Акомы с Минванаби.Мара вздохнула и отбросила упавшую прядь волос. Не обладая еще достаточной силой, чтобы первой начать переговоры, она совершенствовалась в тактике выжидания.Легкий стук прервал течение ее мыслей.Мара подала знак слуге, который топтался за дверью; он приблизился и с поклоном доложил:— Госпожа, в приемной тебя ожидает курьер из гильдии.— Пусть войдет, — разрешила Мара.Дорожная пыль покрывала курьера, одетого в выцветшую тунику; эмблемы, нашитые на рукавах, свидетельствовали о принадлежности к отделению гильдии в Пеше. Ни с одной семьей в этом городе Мара не вела никаких дел; новость могла оказаться интересной.— Можешь сесть, — позволила Мара, когда гонец завершил приветственный поклон.Он не принес документов; следовательно, Маре предстояло выслушать устное сообщение. Гарантией сохранения тайны в таких случаях служила принесенная им клятва молчания. Жестом Мара приказала слуге принести сок йомаха на тот случай, если у вестника с дороги пересохло в горле.Когда освежающий напиток был доставлен, он поклонился и с удовольствием отпил большой глоток.— Властитель Ксалтепо из дома Хангу шлет приветствие дому Акомы. — Курьер замолчал, чтобы сделать еще один глоток; эта пауза, выдержанная не без умысла, давала властительнице возможность вспомнить, что ей известно о доме властителя Ксалтепо, его клане и политических связях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики