науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

они проходили через храмовую площадь, и пришлось ненадолго прервать беседу: весь кортеж Мары был вынужден податься в сторону, чтобы пропустить караван с данью. На толстых прочных шестах рабы несли огромные дорожные сундуки, перехваченные кожаными ремнями. В таких сундуках обычно переносили металл, добытый грабежом в варварском мире. После доставки этих сокровищ в казну главный министр двора распределял небольшую долю добычи между храмами. Когда конвой, состоящий из имперских воинов в белой с золотом форме, удалился на достаточное расстояние, Кевин вернулся к интересующему его вопросу:— Ну и что?Аракаси похлопал по своему мечу.— Воззвания к клану — дело нелегкое, когда он политически так раздроблен, как клан Хадама. Каждая нападающая семья пытается создать у всех впечатление, что ее действия направлены против конкретного врага, но не против всего клана. Для умиротворения родичей в ход часто идут дорогие подарки. — После паузы Аракаси добавил:— Властитель Десио оказался весьма щедр.Кевин понимающе усмехнулся:— То есть они рассуждают так: «Пока не будешь убеждена в своей победе, нас не приглашай, а не то, чего доброго, Минванаби перестанут посылать нам подарочки. Но если ты знаешь наверняка, что разобьешь их в пух и прах, — вот тогда мы будем счастливы примкнуть к тебе, так чтобы не опоздать к дележу добычи».На памяти Кевина это был первый случай, когда мастер тайного знания открыто улыбнулся, а потом даже позволил себе тихо рассмеяться.— Мне и в голову не пришло бы выразить эту мысль такими словами, — признался Аракаси. — Но по сути они говорили ей именно это.— Проклятье! — Кевин в изумлении покачал головой. — А я-то ничего не заметил, хотя все время глазел по сторонам.— Теперь ты понимаешь, почему я держу его поблизости, — послышался голос Мары. — У него взгляд… свежий.Аракаси снова принял обличье примерного солдата, но смех еще светился у него в глазах:— Это так, госпожа.— Не знаю, смогу ли я когда-нибудь понять вас, — сказал Кевин. Он отклонился, чтобы не наткнуться на птицу джайгу, которая искала спасения от ножа поваренка. Теперь они вошли в жилой квартал, где фонари попадались гораздо реже. — Я стоял и усердно наблюдал за всем, что творится вокруг, и единственный спор, в котором участники хоть сколько-нибудь разгорячились, касался земельной реформы!— В Совете, — терпеливо сообщил Аракаси, — то, что сказано, отнюдь не считается главным. Куда важнее другое: кто не подходил к креслу какого-нибудь правителя, кто от кого держался поодаль, кто с кем часто появлялся у всех на виду… Уже одно то, что властитель Чековары не покинул своего возвышения, дабы лично поздравить Мару с заключением пограничного договора, — чрезвычайно красноречивая примета. Отсюда следует, что клан не последует ее примеру. А вся эта суета вокруг кресла властителя Мамоготы доказывает, что внутри клана существуют две группировки, которые поддерживают этого правителя в его неладах с нашей госпожой. Никто и не подумает всерьез уделить внимание всякому вздору вроде наделения крестьян землей. Партия Прогресса не имеет никакого влияния вне клана Хунзан, а властитель Туламекла из этого клана — близкий друг Мамоготы. Об этом и шла речь, пока не началось собрание.— Так что ж, ты предполагаешь, что перехват депеши — дело рук властителя Мамо-как-там-его? — догадался Кевин.— Мы надеемся, что это так, — ответил Арака-си. — Мамогота, по крайней мере, не состоит в Военном Альянсе. Он, может быть, и принимал «подарки» от Десио, но в приспешниках у Минванаби не состоит.Кевин снова покачал головой.— У вас, у здешних, мозги перекручены, как нитки на вязальных спицах… да нет, это все пустяки, — отмахнулся он, когда Аракаси спросил, что такое вязальные спицы. — Просто прими к сведению, что я успею состариться и выжить из ума задолго до того, как научусь понимать вашу культуру.До самого возвращения в городской дом ни раб, ни мастер не произнесли больше ни слова. В очаровательном внутреннем саду Кевин помог госпоже выбраться из носилок. Его не отпускали сомнения; он продолжал размышлять, удастся ли ему когда-нибудь понять людей, среди которых он живет и чью судьбу разделяет. Когда Мара, улыбнувшись, задержала его руку в своей, он взглянул в ее темные глаза и почувствовал, что готов забыть обо всем. Цуранская жизнь порой ставила его в тупик, но эта женщина приобщала его к тайне и чуду. Глава 15. ХАОС Фасады всех домов на широких улицах, ведущих к арене, были украшены знаменами. Горожане бросали на мостовую цветы; этим они свидетельствовали перед богами, что не питают зависти к людям, занимающим более высокое положение. Однако не все знатные дома в равной мере пользовались благосклонностью толпы, и в зависимости от того, чья процессия следовала к арене, хор приветствий то нарастал, то ощутимо ослабевал. Носилки Мары и ее свита были встречены громкими аплодисментами. Снова облаченный в ливрею слуги и шагающий рядом с Кевином позади носилок Аракаси заметил:— Похоже, что в этом месяце Акома в милости у толпы, госпожа. Победа в Цубаре сделала тебя героиней простонародья.Шум достиг такой силы, что в нем потонул ответ Мары.Вдоль длинного нарядного бульвара, пересекающего имперский квартал, толпились люди всех племен и сословий Цурануани. Здесь можно было увидеть и знатных щеголей в шелках и драгоценных уборах, и ремесленников в суконных робах без всяких украшений, и нищих в самых невообразимых лохмотьях. Игры, устраиваемые Имперским Стратегом в честь Света Небес, заставили богатых торговцев извлечь из заветных шкатулок самые лучшие драгоценности и украсить ими дочерей на выданье в надежде привлечь взоры благородных женихов.Солнечные лучи отражались от орнаментов из редкого металла, от лакированных гребней, нефритовых диадем и вееров с самоцветами.Солдаты Мары не без труда прокладывали себе дорогу сквозь это сверкающее и галдящее людское скопище; не легче приходилось и сотням воинов из других домов и их господам, восседающим на носилках. Некоторые властители предпочитали путешествовать в паланкинах, поражающих яркой расцветкой или усеянных блестками из переливающихся раковин; в других помещались целые семьи, и тогда их несли на плечах два десятка рабов. Насколько мог видеть глаз, праздничная толпа являла собою бурлящий стоцветный водоворот; только рабы выделялись на этом фоне своими тускло-серыми длинными рубахами.Кевин озирался по сторонам, словно слепец, которому только что даровали зрение. За свитой воинов в красных с пурпуром доспехах, между шестами, поддерживающими навесы над бесчисленными носилками, он видел нечто вроде стены, увешанной лентами и знаменами, и решил, что эта стена возвышается в конце бульвара. Однако когда процессия Акомы продвинулась вперед, изумлению мидкемийца не было пределов. То, что он принял за стену или барьер, оказалось лишь частью Большого Имперского стадиона.Амфитеатр был огромен — куда более огромен, чем Кевин мог вообразить. Носилки, солдаты, простолюдины валом валили вверх по широкой лестнице, через просторную площадку, а затем по второй лестнице, также заканчивающейся площадкой, с которой, в свою очередь, открывался вход на стадион. Когда носилки Мары начали подъем, Кевин метнул быстрый взгляд налево и направо и отметил про себя, что только со стороны имперского квартала устроено еще по меньшей мере десять входов на стадион.Даже здесь солдаты Мары были вынуждены прилагать усилия, чтобы расчистить путь для прохода. В цуранском обществе каждый был готов вывернуться наизнанку, лишь бы попасть на игры в честь императора или хотя бы выстроиться в линию и полюбоваться присутствием других, которым повезло больше. Только выдающиеся события — наподобие нынешнего — давали им возможность приблизиться к средоточию мощи Империи, и сельские жители толпами стекались в город, чтобы всласть потолкаться, поглазеть по сторонам и потыкать пальцами.Несмотря на общее праздничное настроение, воины оставались начеку. В толпе шныряли люди неизвестного ранга и чина. Многих можно было узнать по значкам и кокардам гильдий; другие оказывались гонцами, торговцами или собирателями слухов; в толпе наверняка сновали агенты, шпионы или воры; убийцы могли явиться в любом обличье. Всякое государственное празднество, где смешивались различные кланы и политические партии, становилось как бы продолжением Игры Совета.Позади самой высокой лестницы вздымалась каменная арка шириною в двести футов. Кевин пытался рассчитать размер арены за аркой, но с этой задачей не справился. Ряды кресел под открытым небом должны были вмещать не менее ста тысяч зрителей; ни один амфитеатр в Королевстве не Мог сравниться со здешним.На первой террасе Люджан возгласил:— Акома!Публика рангом пониже поспешила расступиться, освобождая проход для свиты Мары. Когда воины поднимались по второй лестнице, Кевин обратил внимание на удивленные взгляды и возгласы людей, стоявших по обе стороны от прохода. У него даже уши покраснели, когда до него дошло, что именно он вызывает такой интерес у зевак, для которых были в диковинку и его рост, и варварский облик.Наверху второй террасы Люджан провел свой отряд через толпу и расчистил пространство рядом со свитами других вельмож. Носильщики опустили свою ношу, и Кевин помог Маре подняться с подушек. Люджан, сотник по имени Кенджи, а также два гвардейца и Аракаси заняли места по обе стороны от властительницы и ее раба-телохранителя. Остальные гвардейцы Акомы и носильщики удалились; им надлежало ждать на улице у подножия лестницы.Люджан свернул влево от арочного входа. Не менее сотни рядов кресел располагалось выше того яруса, по которому шествовала Мара со своими приближенными; еще пятьдесят рядов сбегали вниз, к полю арены. Еще левее находились две оцепленные стражей площадки. На одной из них возвышалась крытая ложа с отделкой из золотого и белого лака. Другая ложа, лишенная всяких украшений, сразу же приковывала взгляд по контрасту. Все, кто присутствовал в ней, были облачены в черные хламиды.Аракаси заметил, с каким интересом Кевин смотрит в ту сторону, и тихо пояснил:— Это Всемогущие.— Ты имеешь в виду магов? — осторожно спросил Кевин. Люди в черном сидели молча или обменивались быстрыми фразами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики