науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он ретировался с поспешностью почти непристойной, оставив Мару лицом к лицу с Тасайо; их разделяло расстояние не более двух шагов.Понимая, как трудно сохранять достоинство, когда приходится перекрикивать шум ветра, Мара предоставила Тасайо начать разговор. Как и следовало ожидать, он не снизошел ни до изъявлений вежливости, ни до приветствий. Его тонкие губы чуть изогнулись, а глаза сверкнули в неверном мерцании факелов, как у сарката.— Мара, такого поворота событий я не предвидел. — Он обвел рукой необычную сцену с застывшими в противостоянии воинами. Только знамена, хлопающие на ветру, казались сейчас живыми. — Я мог бы вытащить меч и разом покончить со всей этой затянувшейся историей.— И навеки запятнать честь рода? — в тон ему дерзко отвечала Мара. — Вряд ли, Тасайо. — Ее голос стал суше. — Это означало бы, что ты зашел слишком далеко… — она сверлила его темными глазами, — даже для Минванаби.Смех Тасайо прозвучал неожиданно весело на фоне тоскливого завывания бутаронга.— Тебе придется понять одну истину. Если у человека достаточно силы, он может безнаказанно творить все, что ему заблагорассудится. — Он испытующе оглядел ее из-под полуприкрытых век. — Мы зря теряем время. Зачем ты здесь?— Ради блага Империи, — вновь повторила Мара. — Ты привел к стенам Кентосани и свою армию, и большую часть войска своего клана. Я полагаю, что ты собираешься воевать против императора.Тасайо выслушал это заявление с нарочито любезным интересом, но Маре казалось, что она может осязать волны ненависти, клокочущей под тонким налетом насмешливой вежливости. Она совладала с безотчетным желанием отступить от него подальше и — хотя и не без труда — сумела сохранить самообладание. Чутье подсказывало Маре: тот, кто первым отведет взгляд, сам подстрекнет противника к нападению — совсем как у собак перед дракой.— Ты привела с собой чуть не весь клан Хадама, — возразил властитель Минванаби обманчиво ленивым тоном. — Однако я не обвиняю тебя в Подготовке предательского нападения на Свет Небес.В ответе Мары содержалась лишь очевидная истина.— Я не в том положении, чтобы претендовать на белое с золотом, — отчеканила она.Как бы признавая этот косвенный комплимент, Тасайо слегка наклонил голову, но его зоркий кошачий взгляд неотступно следил за каждым движением Мары, словно выискивая уязвимые места в ее обороне.А властительница Акомы осмелела настолько, что бросила ему в лицо:— Перестань заноситься, Тасайо. Твое восхождение к власти не имеет никакого отношения к достоинствам и заслугам. Просто другие претенденты выбиты из игры из-за связей с Аксантукаром.— Это уже тонкости, — отрезал Тасайо. Он не удержался от улыбки. — Как бы то ни было, в конечном счете победа за мной.— Не совсем. — Мара немного помедлила. — Противостояние может продолжаться без конца. А это будет на руку Свету Небес, поскольку проволочка позволит ему взять Империю под свой контроль. Имперское правительство, быть может, спит, но не последним сном. Со временем все больше властителей станет искать защиту у имперского правосудия и прибегать к помощи наместников императора. Вот и получится, что власть начнет ускользать из рук Высшего Совета. И если Ичиндар прикажет властителям рангом помельче — то одному, то другому — прислать подкрепление для поддержки Имперских Белых ради упрочения его власти, ты оглянуться не успеешь, как обнаружишь, что и сухопутные дороги, и река между твоими владениями и торговыми городами перекрыты его отрядами. Воины клана Каназаваи уже служат бок о бок с Белыми. Кто на очереди? Клан Ксакала? Далек ли тот час, когда ты останешься властителем только в пределах своих собственных земель?Узкие глаза Тасайо полыхнули безжалостным огнем.— Все это вилами по воде писано, Мара. Стоит ли беспокоиться из-за столь отдаленных возможностей?Тем не менее он насторожился. Мара немедленно воспользовалась этим мизерным преимуществом, чтобы вывести Тасайо из равновесия:— Не такие уж они отдаленные, Тасайо, и тебе это хорошо известно. — Прежде чем он успел вставить слово, Мара добавила:— А есть и другие возможности. Что, если властители Кеды и Ксакатекаса с самого начала поддержат Тонмаргу?Тасайо так и впился глазами в Мару. За его напряженным вниманием крылось изумление. Он знал, что властитель Хоппара — союзник Мары, но упоминание о главе семьи Кеда было неожиданным.Так как Тасайо продолжал буравить ее взглядом, Мара заговорила снова:— У меня есть предложение. Трое других претендентов на белое с золотом могут объединиться, лишь бы сорвать твои планы. Но даже совместными усилиями они не сумеют добиться избрания своего ставленника. И вот тут-то может оказаться, что я располагаю достаточным количеством голосов в Совете, чтобы предопределить исход выборов.Казалось, терпение Тасайо внезапно иссякло.— Так сделай это, Мара. Отдай трон Стратега Фрасаи из Тонмаргу и отправляйся восвояси.Мара чувствовала, как леденящий ветер словно иголочками покалывает кожу. Она играла в опасную игру и не заблуждалась: ставкой была жизнь. Но отступать она не смела: слишком много прольется невинной крови, если позволить событиям принять наихудший оборот.— Трудность в том, — сказала Мара, тщательно выбирая слова, — что ты единственный человек, способный удержать власть… хотя мне легче было бы умереть, чем увидеть тебя в белой с золотом мантии. У властителя Тонмаргу не тот характер, чтобы хоть в чем-то пойти наперекор Свету Небес в его собственном дворце. Так что мы поставлены перед выбором: либо Имперский Стратег, который будет игрушкой в руках монарха… либо ты.Приученный подозревать подвох в каждом услышанном слове, Тасайо спросил без обиняков:— Если марионеточный Стратег для тебя неприемлем, а мне ты желаешь провалиться сквозь землю, то какой же выход ты предлагаешь?— Я готова сделать для тебя то же, что могла бы предложить Фрасаи из Тонмаргу: стоит мне потребовать, и тебя поддержат достаточно властителей, чтобы ты уверенно взошел на трон Имперского Стратега.Наступило молчание; слышалось лишь завывание ветра. Тасайо застыл в неподвижности, лишь плюмаж шлема рвался под напором воздушных потоков. Неестественно спокойное лицо казалось маской, руки окаменели на рукояти меча, но пылающие янтарные глаза не отрывались от лица Мары.Обдумав ее слова, Тасайо процедил:— Предположим на мгновение, что ты права. Но скажи, госпожа, мне-то какой резон вникать во все эти тонкости, если, как нам обоим известно, я могу завладеть мантией Имперского Стратега и без твоей помощи?Ответ Мары не заставил себя долго ждать.— А какой ценой? Неужели ты готов превратить Империю в руины, лишь бы добиться своего? Ты победишь, я не сомневаюсь, хотя мало кто открыто поддержит твои притязания из любви к дому Минванаби; зато многие встанут на твою сторону только потому, что не могут простить Ичиндару нарушение традиций и стремятся сохранить свои привилегии. Так что в конце концов после разорительной войны ты утвердишься на бело-золотом троне, женишь сына на одной из многочисленных дочерей покойного Ичиндара и сделаешь его девяносто вторым императором, носящим титул Света Небес. При новом императоре тебе не придется ожидать каких-либо трудностей с утверждением в должности. Но ты будешь править раздавленным народом. — Мара изо всех сил старалась держать себя в руках: от одной мысли о том, во что обойдется такая борьба за власть, у нее темнело в глазах. Выждав время, чтобы унять дрожь, она добавила:— Этот конфликт опасно истощит твои силы. Хватит ли у тебя резервов — после столь грандиозных завоеваний, — чтобы защитить от набегов собственные границы? Ведь всякая мелюзга пожелает воспользоваться моментом и облепит тебя как рой прожорливых насекомых.Тасайо впервые оторвал от Мары взгляд. Высокомерно-отчужденный и в глубине души уверенный, что нащупал самое слабое место в броне властительницы Акомы, он отвернулся и обозрел свои войска, стоявшие ровными рядами на склоне холма. Самый придирчивый осмотр не обнаружил бы в них ни малейшего изъяна. Безупречно чистые доспехи, отменная выправка — да, таким войском мог бы гордиться любой полководец. Прославленное знамя Минванаби с чередующимися оранжевыми и черными квадратами тяжело хлопало на ветру. Что еще виделось Тасайо в ночной тьме, укрывающей его армию, знал только он один. Наконец он снова перевел на Мару оскорбительно дерзкий взор.— Будем исходить из того, госпожа, что и это твое рассуждение верно. Так что же ты можешь предложить мне взамен моего согласия воздержаться от захвата силой того трофея, который, по моему мнению, уже у меня в кармане?Мару переполнила ярость, которая коренилась отнюдь не в ее неприязни к Тасайо и не в их кровной вражде. Эту ярость питало ее страстное желание защищать и лелеять жизнь, набиравшую силу внутри нее самой.— Я говорю с тобой ради блага Империи, Тасайо. И я тоже пришла не с пустыми руками.По ее знаку из рядов воинов вышел безоружный слуга — переодетый Аракаси. С искусством истинного артиста изображая раболепную приниженность, мастер тайного знания поднес какой-то сверток, развернул пергаментный покров и швырнул на траву к ногам Тасайо человеческую голову, издававшую сильный запах бальзамических смол.— Тебе должно быть знакомо это лицо, — пояснила Мара. — Взгляни на останки того, кого ты пытался использовать, чтобы поставить под удар мою шпионскую сеть.Тасайо чуть не задохнулся от ненависти.— Ты!.. — хрипло прорычал он. — Так это по твоему приказу в моем доме совершено убийство! Но на землях Минванаби только я властен над жизнью и смертью!Охваченная невольной дрожью, Мара чувствовала, что угрозой пронизан сам воздух вокруг. Ветер раздувал ее одежды, выхватывал пряди из тщательно уложенной прически и холодил вспотевшую кожу. Мара догадывалась, что сейчас лишь еле слышный голос разума напоминает Тасайо о данном им обещании соблюдать перемирие, и ее врагом владеет единственное желание: стиснуть пальцы на ее горле.Лицо Тасайо осветилось удовлетворенной улыбкой, и внезапность этого перехода показалась еще более устрашающей.— Значит, ты признаешь, что убила собственного агента?Маре понадобилась вся сила ее воли, чтобы сохранить хотя бы видимость спокойствия. Втайне она была напугана резкими скачками настроения Тасайо и чем дальше, тем больше проникалась сознанием, что имеет дело с человеком, которого не назовешь иначе как безумцем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики