науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Магия! И для того, чтобы явить всем ее силу, понадобилось всего лишь мановение руки! Ошеломленный мидкемиец видел, как непокорные гладиаторы рухнули на колени, а потом бессильно повалились на песок.Над их беспомощно простертыми телами эхом разнесся приказ Стратега:— Теперь ступайте, свяжите их, сколотите помост и повесьте их у всех на глазах!Толпа замерла, и это напоминало затишье перед бурей; Люджан тихо скомандовал:— Готовьтесь!Кенджи и воины, не покидая своих мест, слегка подались вперед. Кевин положил руку на плечо Мары и ощутил ее невольный трепет, хотя она и сидела с таким видом, словно происходящее вокруг не имеет к ней никакого отношения. Ему до боли хотелось успокоить и утешить ее, но напряжение на стадионе продолжало угрожающе нарастать.Молодые офицеры, занимающие первый ряд кресел, встретили приказ Стратега негодующими возгласами. Они громко требовали, чтобы пленникам была предоставлена возможность умереть как подобает воинам. Многие успели побывать патрульными командирами на передовых позициях во время войн с Турилом и Мидкемией. Кем бы ни были эти пленники, сейчас неподвижно лежащие на песке, — врагами или чужаками, — они доказали свою доблесть в сражениях; повесить их, словно рабов, не имеющих души, было бы позором для всей Империи.Но и Всемогущие не пребывали в бездействии. Миламбер, насколько можно было судить, с горячностью что-то доказывал другому магу, который безуспешно пытался его утихомирить. Наконец Миламбер оттолкнул миротворца и вышел из ложи; толстый маг встал с очевидным намерением остановить его, но было уже слишком поздно. Всемогущий, который прежде был мидкемийцем, уже одолел половину лестницы, ведущей из ложи магов в ложу Стратега.На арене царил хаос. Прибежали плотники с инструментами и досками; воины в белых доспехах из гвардии Альмеко сопровождали надсмотрщиков, которые должны были собрать и связать воинов, лишенных магической силой возможности двигаться.Каким-то безымянным чутьем Кевин угадал миг близящейся опасности. Казалось, что огромная толпа в амфитеатре тоже подверглась действию магических чар. Крики и свист затихли, и в наступившей тишине все глаза обратились к фигуре в черной хламиде рядом с ложей Имперского Стратега.Миламбер поднял руку. Воздух прорезали языки голубого пламени, яркостью не уступающие солнечному свету, и зазмеившаяся молния ударила посреди отряда гвардейцев Стратега. Людей разбросало во все стороны, словно листья, сорванные ураганом. Земля ушла из-под ног у плотников, а доски и инструменты, принесенные для возведения виселицы, разлетелись, как солома. Зрителей благородного звания, сидевших на нижних ярусах, незримая волна вдавила в спинки их кресел, и даже на верхних ярусах ощущался порыв неведомого ветра. Миламбер взмахнул рукой, и его голос прорезал тишину, наступившую после удара молнии:— Довольно!Внезапно проявив недюжинную резвость, толстый маг устремился к императорской ложе; за ним по пятам поспешал его худощавый спутник. Двое Всемогущих обменялись короткими фразами со Светом Небес, который встал со своего кресла. И в следующий миг без всякого предупреждения оба мага и император исчезли.Слишком потрясенный, чтобы разбираться в собственных чувствах, Кевин схватил Мару за руку:— Правильно. Ждать больше нечего. — Он бесцеремонно поднял ее с кресла. — Если его величество находит приличным удалиться, то и мы тоже отправляемся.Люджан не возражал, но вытащил меч из ножен и перепрыгнул через спинку своей скамьи. По его команде Кенджи с обоими воинами образовали арьергард, тогда как военачальник Акомы выдвинулся вперед, чтобы идти вровень с Кевином и Марой. С целеустремленностью, которая граничила с почти неприличной спешкой, их маленький отряд следовал по узкому проходу между ложами. Внимание большинства других зрителей было приковано к Миламберу, и многие недовольно ворчали, когда проходящая мимо группа Акомы на миг заслоняла бородатого мага от их взоров.Напряжение достигло предела, когда послышался рык разгневанного Стратега:— Кто посмел?!Ответ Миламбера прозвучал столь же громоподобно:— Я посмел! Этого не должно быть, и этого не будет!..Тому, что он произнес потом, воины Акомы не смогли уделить должного внимания, ибо их насторожил другой звук: кто-то бегом приближался к ним сзади. Кевин, находившийся в этот момент на соединении прохода и лестницы, ведущей к верхним уровням, быстро обернулся. Он увидел двух незнакомых солдат в лиловых доспехах, явно пытающихся догнать эскорт Мары.Воины, составлявшие его арьергард, остановились и обнажили мечи. Теперь из защитников госпожи рядом с ней оставался только Кенджи, и Кевин окликнул шагающего военачальника:— Люджан!Тот обернулся, мигом сообразил, откуда исходит угроза, и с первого взгляда опознал цвет доспехов бегущих солдат:— Саджайо! Вассалы Минванаби.Двум солдатам, собиравшимся преградить путь бегущим, он, не останавливаясь, приказал:— От госпожи не отставать! Продолжайте прикрывать ее с тыла! — Кевину он объяснил свои намерения:— Мы можем их схватить. Но прежде всего нужно доставить Мару в безопасное место.Тем временем суматоха на трибунах не утихала. Имперский Стратег заорал магу в лицо:— По какому праву ты позволяешь себе подобные выходки?Ярость, прозвучавшая в ответе Всемогущего, казалось, заставила содрогнуться даже воздух:— По моему праву совершать то, что я считаю нужным!Нечувствительный ни к чему, кроме ощущения надвигающейся катастрофы, Кевин, изо всей силы тянул Мару вперед. Она с легкостью преодолевала каменные ступени, хотя ее нарядные сандалии на высоких каблуках были явно не приспособлены для поспешной ретирады. Побелевшими губами она прошептала:— Все рушится. Впереди — хаос.В поперечные проходы уже устремились другие зрители, и в образовавшейся толчее гвардейцам Саджайо стало куда труднее нагонять отряд Акомы. Они остановились и быстро посовещались, после чего один из них бросился назад, а второй с удвоенным рвением продолжил преследование.Теперь лестницу, ведущую к выходу, запрудила плотная толпа: аристократические семейства в сопровождении воинов спешили покинуть амфитеатр, над которым нависала невидимая, но ощутимая угроза.Кевин заметил, что один из воинов Саджайо убежал — как видно, за подкреплением, — и коротким возгласом предупредил об этом Люджана, но тот не оглянулся.— Только самый безмозглый тупица сейчас полезет в драку. Ты что, не слышал?Перепалка в императорской ложе закончилась выкриком:— Мои слова — закон! Ступайте!Мара в страхе вздрогнула и споткнулась, зацепившись каблуком за выбоину ступени. Перехватив ее сзади, Кевин не дал ей упасть.Уголком глаза он видел, что Миламбер жестом приказывает имперским стражникам освободить пленников, которые до сих пор валялись на песке безжизненными куклами.Имперский Стратег дал выход безудержной ярости:— Ты преступаешь закон! Никто не может освободить раба!Гнев Миламбера не уступал бешенству Стратега:— Я могу! Я — над законом!Кевин ощутил прилив безумной надежды. К этому моменту он уже поднялся до верха последнего пролета лестницы. До арки, ведущей на улицу, оставалось не более десятка шагов.— Это правда? — шепотом спросил он у Мары. — Миламбер может освободить раба?— Он может все. Он один из Всемогущих.На трибунах началась всеобщая паника: над всеми прочими чувствами возобладало ощущение неминуемой катастрофы. Зрители сорвались с мест и кинулись к выходу. Но было уже слишком поздно.Один из «карманных Всемогущих» Стратега поднялся с очевидным намерением помешать Миламберу. Чувствуя за спиной дыхание толпы, одержимой звериным страхом, Кевин подталкивал Мару к воротам.Люджан поднял меч, чтобы ослабить напор толпы; его воины громко выкрикивали:— Акома!Но не всех бегущих толкал к воротам страх перед злыми чарами. Сзади послышались громкие возгласы: пятеро воинов в лиловых доспехах явно норовили затеять стычку с Кенджи и двумя солдатами. Сотник не колебался. Он круто развернулся и с криком «Акома!» атаковал преследователей, так что они даже не успели напасть на него по-настоящему. Оба его воина незамедлительно последовали его примеру.Кевин и Мара бежали вперед; теперь для их защиты оставался только Люджан.Воины Саджайо и Акомы сошлись на площадке между пролетами лестницы. Лязг их оружия не привлек ничьего внимания в нарастающем гвалте, в котором смешивались вопли перепуганных зрителей и выкрики охранников и солдат, спешивших на защиту своих хозяев. Другая часть публики буйно веселилась и чуть ли не визжала от восторга — такое удовольствие этим бравым молодцам доставляло зрелище перепалки между Миламбером и магом из свиты Стратега.И тут раздались крики боли и ужаса.Кевин рискнул оглянуться. Над площадкой рядом с ложей магов, переливаясь и шипя, набухал сгусток неведомой энергии. Миламбер исчез; на том месте, где он только что находился, разгоралось грозное сияние. Струи золотистого и голубого блеска свивались в ослепительный смерч. В сверхъестественной сумятице теней и света особенно резко выделялись черты то одного, то другого лица, и теперь уже на каждом из них явственно читалось лишь одно всепоглощающее желание: убраться отсюда как можно дальше. Люди толкались, теснили друг друга, пропихивались, напирали на передних и спотыкались в слепом стремлении поскорее добраться до верха лестницы. Схватка, начатая солдатами Саджайо, была просто смята многотысячной толпой, которую уже никто не властен был образумить.Кевин крепко схватил Мару за руку:— Бежим!Пока еще они были впереди людского скопища, но, понимая, что неудержимая лава вот-вот настигнет их и захлестнет, он решительно бросился вниз по лестнице вместе с Марой и Люджаном, чьи повторяющиеся выкрики «Акома!» терялись в жутком многоголосье бегущих позади.Лестница казалась бесконечной. Мара то и дело спотыкалась и оступалась в своих неудобных сандалиях. Уже не думая о приличиях, Кевин нагнулся и поднял госпожу на руки:— Скинь туфли!Мара что-то сказала, но слов он не расслышал из-за накатывающего шума.— Наплевать на изумруды! Скинь сейчас же! — скомандовал Кевин.Лавировать на лестнице с Марой на руках стало гораздо труднее. Как ни старался он бежать с прежней скоростью, они отставали от Люджана, и теперь уже спина Кевина принимала на себя град ударов, пинков и толчков сзади.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики