науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

его взгляд был прикован к кровавому пиршеству псов-убийц.— Позволь мне предложить тебе и твоей свите покои у меня в доме, — проговорил он. — Мы отобедаем вместе, и я позабочусь, чтобы любое твое желание было исполнено.— Вынужден с сожалением отклонить твое любезное приглашение, — без запинки ответствовал Джиро. — К ужину меня ожидает управляющий отцовской факторией… ниже по реке.— Ну что ж, тогда в другой раз…Десио свистнул дважды. Псы немедленно оставили истерзанные трупы и остановились, глядя на своего нового хозяина. Десио еще два раза подул в свисток, и когда грозные бестии послушно заспешили к нему, он подумал о Маре и с удовольствием представил себе, как длинные белые клыки вонзаются в ее ненавистную плоть. Тут он снова громко засмеялся и, не обращая внимания на пятна, которые оставались на его одежде, одобрительно потрепал каждого из псов по квадратной морде, прежде чем продеть поводки в ошейники.— Отменные зверюги, — провозгласил он, обращаясь к безмолвным рядам своей охраны и стоящему с застывшим лицом первому советнику. — Дар, достойный вельможи моего ранга. — Слегка сжав морду более крупного пса, он сказал:— Тебя я назову Злодеем. А тебя, — с этими словами он погладил по носу второго, — Шельмецом.Псы вежливо поскулили и кротко уселись у его ног. Десио поднял глаза на гостя, о котором успел почти позабыть:— Да, Джиро, должен повторить: твоя щедрость несравненна. Я позабочусь, чтобы твой визит имел самые благотворные последствия.Тени от холмов заметно удлинились. Десио с сожалением просвистел своим новым любимцам команду «к ноге» и весь обратный путь до пристани не мог ими налюбоваться. Клеть перегрузили с барки на причал, и четвероногих убийц заперли внутри, чтобы доставить их в псарни усадьбы Минванаби. Джиро распрощался по всей форме, взошел на борт своего судна, и матросы повели барку через темнеющую ширь озера. Близился закат.Десио бросил зловонные рукавицы и жестом пригласил Инкомо сопровождать его в дворцовые апартаменты, сказав только одно:— Мне нужна горячая ванна.Первый советник с трудом удержался от брезгливой гримасы. От хозяина пахло мочой, которой были пропитаны рукавицы, на сандалиях осталась грязь от собачьих лап. Взмокший от пота, радостно возбужденный Десио так и светился восторгом, словно любовник, распаленный похотью. Инкомо не видел хозяина в таком состоянии с того дня, когда Джингу устроил себе потеху, приказав исхлестать бичами ни в чем не повинных девушек-рабынь.— Эти собаки… необычны, — отважился высказаться первый советник.Десио подхватил:— Да, и не просто необычны. В них я вижу отражение самого себя. Безжалостные, неутомимые, способные разорвать в клочья любого врага. Эти собаки созданы для службы роду Минванаби!Инкомо последовал за господином в его апартаменты, стараясь ничем не обнаружить своих истинных чувств. Десио хлопнул в ладоши и, приказав слугам готовить ванну, вернулся к занимавшим его мыслям.— Джиро, конечно, неспроста подбивал меня нарушить клятву, принесенную Красному богу. Но мне дела нет до того, какие у него резоны: подарив мне Злодея с Шельмецом, он завоевал мое расположение!Склонив голову, как бы в знак согласия, Инкомо произнес:— Я уверен, что мой господин с осторожностью отнесется к опасным… э-э… подстрекательствам.Почувствовав в речи советника оттенок неодобрения, Десио проворчал:— Можешь идти. Вернешься в большую палату, когда будет подан обед.Инкомо согнулся в низком поклоне и удалился из банной залы, которая вдруг наполнилась паром и толпой надушенных юных невольниц. Шаркая подошвами мягких туфель по полу коридора, он печально раздумывал об опале полководца Тасайо. Излишества, которые всегда водились за властителями Минванаби, не были чем-то новым для старого советника, но его мутило при мысли о том, что сегодняшняя кровавая забава затронула в душе Десио весьма опасную струну. С каждым днем хозяин становился все более бесстыдным и наглым, но если в будущем он станет принимать решения, руководствуясь любовью к собакам… Инкомо чувствовал, что род Минванаби ждет незавидная судьба. Злобное неистовство Джингу привело семью на грань катастрофы. Задумавшись об испытаниях, которые выпадают на долю простых смертных по прихоти богов или вздорных господ, ближайший сподвижник властителя Минванаби удалился в свои покои. Он растянулся на подушках, чтобы подремать, но и его отдых, и сновидения были безнадежно омрачены воспоминаниями о хриплом лае псов, жаждущих крови. Глава 14. ЧЕСТВОВАНИЕ Малыш орал во всю мочь, и Кевин, спрятавшийся между цветочными клумбами, то и дело отвечал ему своим зычным голосом. Испуская боевые кличи Акомы и по-мальчишески изображая кровожадного охотника, Айяки преследовал скрывающегося «врага». Если он уж слишком увлекался, Кевин переходил в наступление, хватал мальчика в охапку и начинал его щекотать. Тогда Айяки визжал от восторга и оглашал сад заливистым смехом.Мара с удовольствием наблюдала за их игрой. Кевин во многом оставался для нее загадкой, несмотря на годы близости, но в одном можно было не сомневаться: он искренне привязался к ее сыну. Его общество было благотворно для Айяки. У мальчика, которому и семи лет не исполнилось, случались дни, когда он погружался в мрачную задумчивость; возможно, так на него повлияло долгое отсутствие матери. Однако его угрюмость снимало как рукой, когда рядом оказывался мидкемиец. Словно угадывая любое изменение настроения Айяки, когда к детской душе подкрадывалась случайная тревога, Кевин мгновенно отвлекал его затейливой историей или загадкой, заманивал в игру или предлагал помериться силами. За месяцы, прошедшие после возвращения Мары в Акому, Айяки стал гораздо больше походить на того веселого ребенка, каким она его помнила. Если бы даже Кевин приходился мальчику родным отцом, уже не в первый раз подумала Мара, и то он не мог бы выказывать более глубокую привязанность к Айяки.Вздохнув, Мара отогнала неуместные мысли и вновь сосредоточилась на изучении документа, снабженного всеми положенными печатями и лентами.Неподвижно сидя перед ней в тенистом уголке сада, Аракаси ждал, что скажет хозяйка. Наконец она спросила:— Нам обязательно нужно там появиться?Ответ последовал незамедлительно:— Будет провозглашен «имперский мир», так что явной угрозы ожидать не приходится.— Вот именно явной, — сухо прокомментировала Мара. — Это слабое утешение, когда речь идет о происках Минванаби. Нужно ли напоминать тебе, что первое покушение на мою жизнь состоялось на моей собственной Поляне Созерцания, а исполнителем был убийца из Братства Камои?Покушение произошло до, того, как Аракаси появился в Акоме, но вся история была ему хорошо известна.— Госпожа, — сказал он, поклонившись, — это такой случай, когда нашему другу Десио придется вести себя прилично. Ты сейчас в Совете занимаешь столь высокое положение, какого Акома никогда не занимала прежде… даже при твоем отце, говоря по правде. И агенты, которые у нас еще остались в доме Минванаби, донесли нам, что недели две назад в гостях у Десио побывал Джиро Анасати.Мара подняла брови:— Продолжай.— Наши агенты не имели возможности подслушать их беседу, но, после того как Джиро отбыл восвояси, Десио целый день бесновался и шипел, что не станет плясать под дудку своих политических недругов. Из этого мы можем сделать такой вывод: Текума отправил сына в Минванаби с предупреждением, чтобы Десио не вздумал предпринимать какие-нибудь шаги против его внука.Мара взглянула на Айяки, который с ликующими возгласами скакал вокруг «поверженного» Кевина.— Возможно. Хотя мне трудно поверить, что Текума мог поручить подобную миссию своему второму сыну. Джиро меня ненавидит, и это ни для кого не секрет.Аракаси пожал плечами:— Может быть, Текума послал сына, чтобы показать серьезность своих намерений.Запах цветов внезапно показался удушливым.— Показать? Кому? Десио или Джиро?Аракаси слабо улыбнулся:— Вероятно, обоим.— Я хотела бы узнать это наверняка, прежде чем рискну предпринять путешествие в Священный Город.Аракаси разделял ее беспокойство, но понимал, что она уже приняла решение.— Госпожа, по-моему, мне следовало бы находиться поблизости от тебя во время чествования Света Небес. По неустановленным причинам внезапная перемена политического курса Партии Синего Колеса многократно укрепила положение Имперского Стратега. Теперь Альмеко может диктовать Совету свою волю, и если Ичиндар нарушит традицию — а ходят слухи, что такое может случиться, — и почтит игры своим личным присутствием…Воодушевленная тем, что оценки Аракаси совпадали с ее собственными, Мара кивнула:— Появление императора будет воспринято как одобрение действий Альмеко и, по существу, лишит Совет всякой власти на весь срок правления нынешнего Стратега.Хозяйка Акомы и ее мастер тайного знания обсудили различные варианты предстоящих событий. Они хорошо понимали друг друга. Многое могло случиться в Кентосани во время игр и торжеств. Те семьи, которые овладели инициативой, не станут отсиживаться по домам. Имперский Стратег может стать пожизненным диктатором, но его жизнь не будет длиться вечно. Раньше или позже, Большая Игра возобновится.Аракаси напряженно застыл, когда внезапная тень упала ему на колени. Кевин с Айяки на закорках подошел так тихо, что собеседники не заметили его приближения.— Госпожа, — обратился к Маре мидкемиец, — наследник твоего титула проголодался.Мара улыбнулась; она даже обрадовалась, что можно отвлечься от невеселых пророчеств. Как бы завершая беседу, она обратилась к Аракаси:— Поговори с Накойей и Кейоком и будь готов завтра выступить в дорогу. Ты проделаешь путь до Кентосани с теми слугами и рабами, которые отправляются вперед, чтобы подготовить наш городской дом и наши комнаты в Императорском дворце. Убедись в преданности всех, кто служит у нас в резиденции. Мы не имеем права уповать на то, что мишенью всех заговоров будет только Альмеко.Вполне удовлетворенный полученными распоряжениями, Аракаси встал, откланялся и удалился, оставив Мару в глубокой задумчивости. Из этого состояния ее вывел вопрос Кевина:— Мы куда-то собираемся?Когда Мара подняла на него глаза, он не сумел истолковать выражение ее взгляда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики