науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Мара Акома! — громко обратился он к ней.Непривычная тяжесть шлема с пышным плюмажем заставляла воздерживаться от резких движений, и Мара лишь осторожно склонила голову.— По какой причине ты привела войско клана Хадама к Священному Городу? — требовательно спросил офицер.С высоты платформы Мара в упор посмотрела на высокомерного юношу, преисполненного уверенности в чрезвычайной важности собственной миссии. Наконец она промолвила:— Ты позоришь Свет Небес своими скверными манерами.Офицер пропустил ее замечание мимо ушей.— Властительница, я отвечу за свои действия, когда Туракаму рассудит, куда в следующий раз меня перенесет Колесо Жизни. — Молодой офицер сначала окинул выразительным взглядом армии, расположившиеся лагерем на берегах реки, а затем — с подчеркнутой укоризной — воинов, выстроившихся за платформой Мары. — Соблюдение этикета — последняя из наших забот. Если пожелают боги, многие из нас достаточно скоро смогут посмотреть в лицо своей судьбе. Я исполняю данный мне приказ. — Явно чувствуя себя неуютно от того, что за его спиной лишь два десятка солдат, а на клич Мары готовы отозваться тысячи и тысячи, он резко закончил:— Военачальник Имперских сил настаивает, чтобы мне сообщили, по какой причине ты привела в Священный Город воинские силы клана Хадама.Мара понимала, что превратить это требование в предмет спора означало бы попросту спровоцировать бессмысленную стычку, и предпочла сделать вид, что не заметила оскорбления.— Мы явились в интересах благополучия Империи — держать совет с равными нам по рангу и положению.— Тогда следуй в свои апартаменты, властительница Акомы, и помни: на тебя распространяется закон Имперского мира. Тебя может сопровождать только один почетный страж из воинов Акомы, и по одному — на каждого властителя из клана Хадама, который присоединяется к тебе. Но имей в виду, что по повелению Света Небес Палата Совета закрыта, пока этот указ не будет отменен. Любого, кто попытается проникнуть во дворец без разрешения императора, сочтут предателем Империи. Итак, входи, если тебе угодно.Молодой офицер отступил в сторону, освобождая проход для носилок госпожи в ранге предводителя клана и для ее почетного эскорта. Однако Мара не сразу двинулась в дальнейший путь. Наклонившись к Люджану, она отдала краткие распоряжения:— Передай властителю Чековары и другим: на закате встречаемся в моем городском доме.Военачальник коротко кивнул.— Как насчет воинов, госпожа?Мара в последний раз окинула взором склоны окрестных холмов, где пестрели шатры, знамена и стойки с оружием — и где теснились тысячи солдат.— Отыщи штандарт Минванаби и разбей лагерь как можно ближе к его порядкам. Пусть Тасайо знает:Что бы он ни делал, кинжал Акомы приставлен к его горлу.— Будет исполнено, госпожа.Люджан поспешил передать приказание властительницы младшим офицерам и назначить воинов в почетный эскорт.По сигналу Мары ее свита вошла в город; следом потянулись властитель Чековары и остальные правители из клана Хадама. И пока вся эта чинная процессия продвигалась к месту своего назначения, Мара мечтала только об одном: избавиться от гнетущего чувства страха, из-за которого у нее мучительно сосало под ложечкой. Все должно решиться здесь в течение нескольких ближайших дней, а она до сих пор и понятия не имеет, как отвести роковую участь, уготованную ей обетом Минванаби — ведь согласно этому обету и властительница Акомы, и ее девятилетний наследник должны быть принесены в жертву Красному богу. Доспехи так и тянули ее к земле; приветственные крики толпы вдруг показались неприятно громкими. Остался ли в мире такой уголок, гадала Мара, где она могла бы спокойно обо всем поразмыслить?Путь через город до дома измотал Мару. Приписав усталость душевному надлому, она отложила ранее намеченные встречи и посвятила послеполуденное время отдыху. Потом оказалось, что благодаря этому изменению в плане Аракаси успел отыскать в городе своих агентов и собрать по крупицам самые разнообразные сведения. Она обедала с мастером тайного знания и Люджаном, обсуждая в этом узком кругу самые разнообразные способы, с помощью которых было бы можно обуздать ненасытную жажду власти семьи Минванаби.Никакими блестящими озарениями этот обед не был отмечен. *** Клан Хадама собрался на следующее утро в тенистом внутреннем саду. Рядом с центральным фонтаном, образовав большой круг, уселись наиболее выдающиеся правители клана, а также с полдюжины их союзников.Первым решился высказать свое мнение властитель Онтары.— Госпожа Мара, — начал он, — немало правителей, не питающих добрых чувств к Тасайо, встанут на его сторону против Света Небес по той простой причине, что Ичиндар бросает вызов традициям. И в нашем собственном клане многие опасаются того, что вся власть в Империи окажется в руках одного человека, даже если этим человеком будет Свет Небес. Как бы высоко порой ни возносился Имперский Стратег, но все же он лишь первый среди равных.Негромким бормотанием присутствующие выразили согласие.Все еще ощущая странное недомогание, Мара сделала над собой усилие, пытаясь сосредоточиться. Приходилось признать справедливость скупых замечаний Кевина насчет политических маневров цуранских вождей. У этих людей любовь к своим привилегиям была гораздо сильней, чем ненависть к жестокости, убийству и насилию. Мара вглядывалась в лица родичей и союзников, с новой силой осознавая, как преобразился ее собственный образ мыслей. Он изменился настолько, что почти никто из вельмож ее ранга не способен это постичь. Чтобы достучаться до их сердец, приходилось очень тщательно подбирать слова.— Те, кто цепляется за традиции, — либо по недомыслию, либо из страха перед переменами — глупцы. Избрать сейчас Тасайо — все равно что приютить у себя на груди ядовитую релли. Он отогреется, подкормится, но в конце концов— убьет. Если вы позволите ему ограничить власть императора, то очень скоро обнаружите, что обрекли себя на беды куда более страшные, чем абсолютное самодержавие. Властитель Минванаби молод. Он может на десятилетия облачиться в белое с золотом. Он умен, безжалостен и — позвольте мне назвать вещи своими именами — испытывает наслаждение при виде чужой боли. Он достаточно искушен в Игре, и ему вполне по силам затеять пересмотр правил преемственности. Альмеко и Аксантукар почти добились того, чтобы должность Имперского Стратега стала наследственной. Разве Тасайо из Минванаби менее честолюбив?Некоторые властители — из числа тех, кто намеревался поддержать ожидаемые притязания Тасайо на белое с золотом, — переглянулись. После того как клан Омекан был раздавлен позором Аксантукара, у Минванаби не осталось реальных соперников в борьбе за вожделенный пост. Властитель Ксакатекаса слишком юн, а властитель Кеды чересчур тесно связан с Партией Синего Колеса, чтобы противоречить императору. Единственным конкурентом мог бы стать властитель Тонмаргу, если бы семья Анасати поддержала его всей своей мощью; однако никто не знал наверняка, можно ли рассчитывать на Джиро и достаточно ли он надежен: его собственные позиции были не до конца ясны, зато он успел уже недвусмысленно показать, что не пойдет по стопам отца. В том, что именно Тасайо станет следующим Имперским Стратегом, были убеждены не только уличные кумушки и городские сплетники. Вопрос, пожалуй, сводился лишь к тому, достигнет ли он своей цели мирным путем или прольет реки крови.Среди всех присутствующих лишь властитель Чековары чувствовал себя достаточно непринужденно, чтобы воздать должное сладостям на подносах с десертом.— Мара, во всем, что ты совершила с тех пор, как стала правящей госпожой, неизменно проявлялась блистательная способность к импровизации, — сказал он, стряхивая крошки с подбородка. — Уместно ли допустить, что и для Тасайо у тебя припасен какой-то неожиданный ход?Не зная, чем в большей мере продиктован его вопрос: обидой за то, что Мара заняла его место, или искренним желанием обрести уверенность, — Мара тщетно пыталась уловить в выражении лица господина Беншаи какой-нибудь намек на разгадку. Ответ следовало хорошо обдумать. Требуя от клана беспрекословного повиновения ее воле, она брала на себя и ответственность за выживание своих соратников. И хотя до сих пор Мара понятия не имела, как поступать дальше, она предпочла дать уклончивый ответ, не позволив своим сомнениям потрясти основания только что достигнутого единения.— Весьма скоро, господин мой, у Тасайо останется не больше возможностей повелевать, чем у земляных червей.Властители обменялись взглядами. Подвергнуть сомнению столь откровенное заявление означало бы затронуть честь Мары, так что возражать никто не решился. После минутного замешательства столпы клана Хадама начали подниматься с наилучшими пожеланиями своему предводителю. Все знали, что не пройдет и недели, как Тасайо вступит в город с сильным войском и потребует у императора восстановления власти Высшего Совета. Никто и понятия не имел, каким образом Мара собирается воспрепятствовать ему: чтобы бросить вызов властителю Минванаби на поле брани, ей безусловно недоставало военной мощи. Однако у нее была голова на плечах и огромная выдержка, так что даже Беншаи из Чековары не посмел поднять против нее голос, находясь в стенах ее собственного дома.Учтиво проводив до дверей последнего властителя, Сарик вошел в сад и был немало удивлен, обнаружив, что госпожа все еще тихо сидит у фонтана. По негласному уговору подменяя Накойю в роли первой советницы, он мягко осведомился, не нуждается ли в чем-нибудь госпожа.Мара ответила не сразу.— Пожалуйста, пришли сюда служанку. Мне нужна ее помощь, — едва шевеля губами, попросила она наконец, повернув к нему мертвенно-бледное лицо.Все это было так непохоже на нее!— Не больна ли ты, госпожа?.. — заметался Сарик, чутьем угадывая, что не во всем и не всегда он способен заменить старую няню.— Просто меня мутит. Пройдет. — Слова, казалось, давались Маре с трудом.Однако Сарика охватил панический страх: Мара вдруг показалась до боли хрупкой. Перепугавшись, не подхватила ли она летнюю лихорадку, или, того хуже, вдруг врагу удалось подложить отраву в еду, советник Акомы еще раз поспешно шагнул к ней поближе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики