науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Втянув голову в плечи, Инкомо попытался охладить пыл господина:— Публичная клятва могла бы стать значительным событием, только смею напомнить, мой повелитель: Чипино Ксакатекас не из тех, кто легко связывает себя обязательствами. Мара привела в пустыню подкрепление, но тем самым она всего лишь выполнила свой долг перед Империей. Возможно, поначалу властитель Чипино высоко оценил ее способности, но по зрелом размышлении…— Надо быть последним идиотом, чтобы не оценить ее способности! — рявкнул Десио. — Откуда у женщины такой ум? Видно, удача ходит за ней по пятам и днем и ночью.Инкомо шагнул к столу и сложил разрозненные листы в аккуратную стопку.— Мы, конечно, узнаем, каким образом ей удалось… — первый советник чуть не сказал «нас победить», но вовремя одумался и закончил:— избежать поражения.После недолгого раздумья Десио вскричал:— Мара вскоре будет здесь!— Да, несомненно. — Инкомо сцепил на животе сухие пальцы. — Она соскучилась по ребенку и поспешит к себе в имение…— Ты ничего не понял, — перебил его Десио. — Она вскоре будет здесь, у меня!Инкомо удивленно поднял брови:— Почему ты так думаешь, господин?— Да потому, что я сам поступил бы именно так! — Десио не без усилия поднялся с подушек, и оруженосцу пришлось отскочить в сторону. — Знаешь, как говорится: «Нанеси удар, пока есть жар». Заручившись поддержкой Ксакатекса, не опасаясь более Анасати, Акома еще пышет жаром битвы. Даже если Чипино станет медлить с официальным заключением союза, на стороне этой гадины будет ее военная слава! Ей ничего не стоит протрубить Сбор Клана!Властитель заглянул в глаза первому советнику, ища подтверждения своим словам, но тот жестом успокоил хозяина.— Нет худа без добра, мой повелитель. — С мимолетной усмешкой он протянул ему извлеченный из стопки лист пергамента.Лицо властителя исказила гримаса отвращения, когда он увидел вверху листа герб Барули Кеотары. Десио отмахнулся:— Барули уже не первый год пресмыкается перед нами, прося о покровительстве. Но он вышел из доверия у моего отца, а значит, и у меня, когда после смерти своего отца отказался принести клятву вассальной верности нашему дому. Думает заручиться поддержкой Минванаби, не соглашаясь нам подчиниться! Отказать ему. — Десио хлопнулся обратно на подушки и вздохнул.— Впрочем, сейчас не время разбрасываться доброжелателями. Чего хочет от нас этот слизняк?— Не будет ли тебе угодно прочесть его послание? — предложил Инкомо.Пергамент перешел к Десио. Тишину лишь однажды нарушил скрип доспехов, когда оруженосец переложил рукавицы и шлем хозяина из одной руки в другую. Тем временем властитель дочитал послание до конца и самодовольно ухмыльнулся.— Можно ли доверять наблюдениям Барули?Инкомо в задумчивости почесал щеку.— Кто знает? Мне видится здесь то же, что и тебе, мой повелитель. Отдельные семейства клана Мары боятся ее стремительного возвышения. Будь она побогаче и постарше, она бы прибрала к рукам весь клан Хадама. Ведь никто сейчас не пользуется таким влиянием, как она. Только наличие группировок внутри клана мешает ей диктовать свои условия. Но в одночасье все может измениться. Те достойные властители, которые решили обратиться к Барули, недвусмысленно дают понять, что не считают себя пожизненно связанными с родом Акома.Подавшись вперед, Десио уперся локтями в колени. Он углубился в размышления, но почувствовал, что у него пересохло в горле. Тут он дал знак оруженосцу положить доспехи на пол и подать освежающий напиток.— Возблагодарим небо за наши маленькие удачи. Пусть уж лучше семьи клана Хадама сохраняют нейтралитет, чем образуют альянс против нас.Инкомо заметил:— Кажется, мой повелитель упускает из виду одно важное обстоятельство.Набравшись опыта за время своего правления, Десио стал более терпимо относиться к советам и замечаниям.— Какое еще обстоятельство?— Наши люди внедрились в шпионскую сеть Мары. Почти все контакты выявлены, связные нам известны. Время от времени мы подбрасывали им безобидные сведения, чтобы они не сидели без дела. В случае необходимости мы сумеем использовать акомских псов к собственной выгоде.Когда перед Десио был поставлен поднос с яствами и напитками, у него начисто пропал аппетит. Жестом остановив первого советника, правитель произнес:— Я должен кое-что обдумать. Прикажи наполнить ванну — от меня разит, как от быка.Инкомо поклонился:— Кого из наложниц прислать к моему повелителю?Десио поднял руку:— Никого. Мне нужно сосредоточиться. Пришли только банщика. Никаких наложниц, никаких музыкантов. Пусть слуги приготовят большой кувшин сока с пряностями — вот и все.Заинтригованный таким неожиданным аскетизмом, Инкомо сошел с возвышения, чтобы передать приказы слугам. Уже в дверях он остановился и, словно что-то вспомнив, обернулся к властителю:— Не будет ли каких-нибудь распоряжений насчет Тасайо, мой господин?Полуприкрытые глаза Десио полыхнули злобой.— Ах да, совсем забыл про нашего великого стратега! Четыре года транжирил мои деньги в Дустари — видно, утомился. Надо подобрать ему местечко поспокойнее. У нас, помнится, есть крепость на Сторожевых островах — туда его и отправим. Пусть защищает наши западные владения от птиц и рыб.Удалившись на безопасное расстояние от зала, Инкомо расправил плечи и зашагал быстрее. Ему оставалось только сожалеть, что Десио, набравшись решительности, не набрался ума. Тасайо действительно потерпел сокрушительное поражение, но ведь в Игре Совета возможно всякое. Если в плане Тасайо и был какой-то изъян, так только тот, что в нем не предусматривалась возможность поражения.Отдав необходимые приказы слугам, Инкомо отправился по лабиринту коридоров в свои личные покои. Только здесь он мог дать волю чувствам. Да и как было не сокрушаться: достойнейшего члена семьи ссылали на забытый богами остров, а судьба дома Минванаби оставалась в руках этого… Инкомо замолотил кулаками по сундуку — подобные манеры были более свойственны его хозяину, нежели ему самому. В голову лезли крамольные мысли, недопустимые для верного советника.Инкомо опустился на подушки и вызвал слугу.— Принеси-ка письменный стол и поставь его рядом с ковриком для медитации, — сказал он, потирая виски. — А потом раздвинь перегородки, чтобы впустить сюда свежий воздух, и ступай прочь.Оставшись наконец в одиночестве, первый советник повертел в руках лист пергамента, на котором предстояло начертать послание к Тасайо. Новое назначение нельзя было считать ничем иным, кроме как изгнанием. Крепость на Сторожевых островах в свое время построили для защиты от морских разбойников; но с пиратством в западных водах было покончено полтора века назад. Гарнизон стоял там скорее как дань цуранской традиции — чтобы не подвергать сомнению право Минванаби на владение этими замшелыми камнями.Притом что Инкомо досадовал на своего господина, который ничтоже сумняшеся разделался с талантливым полководцем, он справедливости ради напомнил себе, что ссылка на далекий остров — это еще относительно мягкое наказание для того, кто не сумел выиграть военную кампанию. Случись такое при жизни властителя Джингу, Тасайо наверняка поплатился бы головой. Обмакнув кисточку в чернила, первый советник еще раз пожалел, что такое известие придется отправлять через третьи руки. Тасайо заслуживал большего уважения. При личной беседе можно было бы поддержать его добрым словом. Впрочем, Инкомо был слишком искушен в политике, чтобы сжигать за собой мосты. В Игре Совета удача могла перемениться в любой миг; разве ведомо человеку, что ожидает его в будущем? *** Когда последний поворот дороги остался позади, Мара с ребяческим нетерпением высунулась из-за занавесок. Неожиданное нарушение равновесия при этом резком движении не застало врасплох вымуштрованных цуранских носильщиков, и они в стоическом безмолвии продолжали путь, не позволив носилкам накрениться. Они чувствовали, как возбуждена их госпожа.— Ничего не изменилось… — задыхаясь от волнения, проговорила она. — Деревья, трава… все такое зеленое!Стоял сезон дождей, и буйство зелени служило бальзамом для глаз после пейзажей бесплодной пустыни. С вершины холма глазу открывались ограды дальних пастбищ, а за ними — широкие просторы хорошо ухоженного поместья. С кустов, образующих живую изгородь, были срезаны сухие побеги и ветки, а трава вдоль этих зеленых рядов аккуратно скошена. Мара увидела на следующем холме высланного вперед дозорного, который энергично размахивал руками, и на мгновение поддалась беспокойству: не мог ли какой-нибудь хитроумный врат устроить тут засаду, чтобы ее возвращение домой обернулось катастрофой? Впрочем, доводы рассудка отогнали внезапный страх: она продвигалась в авангарде победоносной армии, и понадобились бы соединенные силы нескольких врагов, чтобы угрожать ей у границ родового гнезда Акомы.Дозорный обратился с докладом к главе колонны. Мара нетерпеливо отбросила в сторону полы занавесок:— Какие новости, Люджан?Сверкнув белозубой улыбкой на загорелом лице, военачальник ответил:— Госпожа, тебя встречают!Мара улыбнулась. Только теперь могла она признаться — даже самой себе, — как отчаянно тосковала по дому. По пути ее встречали ревом фанфар, и властитель Ксакатекас не жалел льстивых восхвалений, но даже торжества в ее честь оказались изматывающими. С того дня, когда поступил приказ послать ее гарнизон на защиту границ, прошло три года… слишком долгий срок в жизни маленького мальчика, если все эти годы мать находилась вдали от него. Только объятия Кевина по ночам и тяготы сражений в дневные часы могли на время заглушить боль от разлуки с сыном.Возвращающаяся армия перевалила через холм. В утренней тишине глухим громом звучал топот трех тысяч ног, ударяющихся о влажную землю. Мара вдохнула аромат свежей листвы и неизменных цветов акаси… и вдруг ее глаза расширились от изумления.На соединении Имперского тракта и дороги, ведущей к усадьбе Акомы, высилась богато украшенная арка великолепных молитвенных ворот. Новая краска и глянцевая черепица крыши блестели в лучах солнца, а в глубокой тени, отбрасываемой воротами, выстроилась сотня воинов Акомы в парадных доспехах. Перед рядами сверкающих щитов виднелись другие фигуры, дорогие сердцу Мары:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики