науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нам попадались и другие вооруженные банды, но, благодарение богам, они не обратили внимания ни на последнего оставшегося при мне воина, ни на меня.Без шума и суеты Люджан удвоил стражу у дверей. Затем он прислонился к дверной раме между комнатами и по привычке покосился на лезвие своего клинка, прежде чем спросить:— Они все одеты в такие же черные доспехи, как и те, кто напал на вас?— Я не заметил, — признался старик.Раненый воин оказался более наблюдательным. Немного приободрившись от выпитого вина, он прохрипел:— Нет. Некоторые действительно были похожи на тех. Другие — в форме Минванаби — черной с оранжевым… Властитель Тасайо, должно быть, прибыл в Кентосани. А еще нам попадались… ну, эти… из Братства Камои.Мара чуть не сплюнула от омерзения:— Убийцы! Здесь, в Имперском дворце?Над сверкающим безупречным клинком Люджана встретились взгляды военачальника и его госпожи. Она помнила, а он знал, что некогда Мара едва не погибла от рук фанатика из ордена наемных убийц, засланного в ее дом властителем Джингу из Минванаби.Воин бесстрастно продолжал:— Да, госпожа, это были убийцы из братства. Черные рубахи и головные повязки, руки выкрашены в красный цвет, мечи привязаны за спиной. Они приблизились неслышно, посмотрели на наши цвета, чтобы определить, из какого мы дома, и так же неслышно скрылись за углом. Сегодня не мы были их намеченной жертвой.Кевин поднялся с места и, присоединившись к Люджану у дверного проема, тихо спросил:— Что такое «братство»?Люджан провел большим пальцем по своему клинку, и хотя никаких новых зазубрин он не обнаружил, лицо у него оставалось крайне хмурым.— Братства, — сухим бесцветным голосом сообщил он, — это общины, что-то вроде семей, только они не входят ни в один клан и честь их нимало не заботит. Каждая такая община не обязана преданностью никому и ничему; они подчиняются только обехану, великому магистру, и своему разбойничьему кодексу крови. Выражаясь вежливо, это преступники, не уважающие традиций. — Меч блеснул в свете лампы, когда военачальник повернул его другой стороной.— Некоторые из общин, например Братство Камои, сделали из своего грязного ремесла некое подобие извращенной религии. Они верят, что души их жертв — это и есть настоящие молитвы во славу Туракаму. По их понятиям, убийство — это святое деяние. — Люджан вложил меч в ножны, и в его тоне послышалась нотка невольного восхищения:— Они чрезвычайно опасные враги. Многие из них тренируются с детства и убивают весьма умело. Их называют «Жало Камои».— Я знаю, кто желает моей смерти, — сказала Мара, забыв, что сжимает в руке поднятый кубок. — У Тасайо достаточно силы, чтобы угрожать мне напрямую. Но кто же смеет нанимать убийц из братства для нападений во дворце?Властитель Дзанваи устало пожал плечами:— Времена наступили тревожные. Страсти накалились настолько, что многим может показаться соблазнительной возможность раз и навсегда покончить с соперником, а покушения братства всегда организуются так, что выявить нанимателя никому не удается.— Брат может убить брата, не опасаясь обвинения в нарушении семейной преданности. — Мара поставила кубок и сцепила руки, желая унять дрожь в пальцах. — Мне уже почти хочется открытой войны.Ее слова были встречены горьким смехом.— Мертвый — он и есть мертвый, — сказал властитель Дзанваи. — А любая схватка на поле боя закончится победой Минванаби. — Он тоже поставил свой кубок. — По моему суждению, вероятнее всего, что убийц из братства нанял Тасайо просто потому, что вид его войск, откровенно выставленных напоказ, может напугать возможных союзников. И напутать так сильно, что они переметнутся на сторону какого-нибудь его конкурента. Кроме того, ходят слухи, что Минванаби и раньше не гнушались услугами братств. — Мара знала наверняка, что это не просто слухи, а чистая правда; однако она предпочла об этом умолчать. — Интересно другое: кто посылает солдат, не носящих цвета какого-либо дома, разгуливать по дворцу?С великой печалью и не сразу Мара признала истину. В ее распоряжении были только догадки и никаких определенных сведений. Она позвала слуг и велела освободить одну из гостевых комнат, занятых воинами, для властителя Дзанваи.— Отдыхай получше, — сказал он Маре, когда солдат Акомы помог ему подняться на затекшие ноги. — Будем надеяться, что все мы доживем до утра. *** В течение всей ночи дворец то и дело оглашался выкриками, топотом бегущих ног и изредка — стуком мечей где-то вдали. Никто не спал, разве что урывками. Мара лежала долгие часы в объятиях Кевина, время от времени впадая в тягостное забытье, перемежающееся кровавыми кошмарами. Солдаты сменяли друг друга на постах, готовые к отражению любой атаки на покои их госпожи.За час до рассвета послышался стук в Дверь. Воины выхватили мечи.— Кто идет? — прозвучал окрик Люджана.Отозвался тихий голос. Голос Аракаси. Мара вмиг отказалась от безуспешных попыток заснуть. Мановением руки она отослала горничную, которая подбежала, чтобы помочь госпоже одеться. Дверь снова отворили и впустили мастера тайного знания. Его волосы слиплись от запекшейся крови, и одну руку он бережно поддерживал другой; бросалась в глаза огромная багровая опухоль над запястьем.Люджану хватило одного взгляда на эти зловещие признаки.— Понадобятся услуги костоправа, — коротко бросил он и помог мастеру добраться до спальной циновки, где до того коротал ночь властитель Дзанваи.— Никаких костоправов, — буркнул Аракаси, откинувшись на подушки. — Вокруг лютует хаос. Чтобы послать гонца за костоправом, придется дать ему для охраны половину роты, иначе он напорется на нож, прежде чем добежит до ближайшей развилки. — Мастер тайного знания многозначительно взглянул на Люджана. — Так что для нас вполне сойдут твои навыки походного врачевания.Мара хлопнула в ладоши, подзывая горничную:— Найди Джайкена. Скажи, чтобы принес чего-нибудь горячительного, да покрепче.Аракаси протестующим жестом поднял здоровую руку:— Никакого горячительного. Я должен многое рассказать, а меня так двинули по темечку, что голова и без того кружится. Если еще и выпить чего-то крепкого, то совсем одурею.— Так что же случилось? — спросила Мара.— Случилось сражение между неизвестными воинами в черных доспехах и десятком убийц из Братства Камои.Аракаси замолчал, когда Люджан приступил к осмотру раны у него на голове. Отстегнув свои налокотники, военачальник начал удалять засохшие струпья на голове мастера с помощью лоскутков ткани и воды, которую принесла в тазике горничная.Когда рана стала доступна для обозрения, Люджан тихо приказал девушке:— Принеси лампу.Она повиновалась, и Мара выжидала, пока Люджан водил лампу перед лицом Аракаси туда-сюда, наблюдая, как тот провожает взглядом блуждающий огонек.— Как-нибудь выживешь, — обнадежил Люджан мастера. — Но шрам может зарасти седыми волосами.У Аракаси вырвалось проклятие. Человеку его профессии меньше всего хотелось бы обзавестись запоминающейся «особой приметой».Затем Люджан занялся пострадавшей рукой.— Госпожа, — сказал он мягко, — тебе, может быть, лучше перейти в соседнюю комнату, но оставь мне Кевина и одного из воинов… такого, который побеждает в состязаниях по борьбе.Аракаси невнятно запротестовал, а потом настоятельно потребовал:— Только Кевина. *** Когда Маре разрешили вернуться, мастер тайного знания выглядел намного бледнее, чем раньше. По его лицу ручьями стекал пот, но он даже ни разу не охнул, пока Люджан вправлял ему вывихнутую руку. Вернувшись в свой излюбленный угол, Кевин отозвался обо всем этом так:— Твой мастер тайного знания несгибаем, как старая кожаная сандалия.Мара терпеливо ждала, пока ее военачальник закреплял в лубке руку Аракаси и накладывал все необходимые повязки. Когда мастера снова уложили на подушки, Мара послала слугу за вином и обратилась к Аракаси:— Не разговаривай, пока не будешь готов.Аракаси фыркнул:— Я достаточно готов, чтобы вокруг меня не устраивали суматоху. — Он благодарно кивнул Люджану, когда тот собрался его оставить, и перевел на госпожу взгляд темных глаз. Теперь он снова был собран и деловит. — По меньшей мере еще три властителя убиты или ранены. Несколько других выбрались из дворца и сбежали в свои городские дома или вернулись в поместья. Список у меня составлен. — Он неловко шевельнулся и достал из складок рубахи листок бумаги.Вернулся слуга с вином. Несколько раз сославшись на необходимость сохранять трезвую голову, Аракаси все-таки принял стакан. Он понемногу глотал напиток, а властительница тем временем просматривала его торопливые заметки, и краска — хотя бы отчасти — возвращалась на ее лицо.— Все, кто погиб, были сторонниками Тасайо и властителя Кеды, — отметила Мара. — Ты считаешь, что убийц нанимали ставленники кланов Ионани или Омекана?Аракаси глубоко вздохнул и отставил стакан.— Может быть и нет. Аксантукар из Оаксатукана тоже подвергся нападению.Мара выслушала это без удивления: у Аксантукара были сильные соперники внутри его собственного клана.— Как он себя чувствует?— Вполне прилично. — Мастер тайного знания закрыл глаза и попытался расслабиться. Откинув голову и прислонившись затылком к стене, он добавил:— Все нападавшие погибли, вот что странно. Они были из братства.Но Аксантукар всегда был сильным бойцом; не зря же он некогда предводительствовал в варварском мире армиями Келевана. Мара присмотрелась к мастеру:— Ты сказал не все, что знаешь.— К сожалению, ты опять угадала, госпожа. — Аракаси открыл глаза; их мрачное выражение поразило Мару. — Делегация властителей явилась в дворцовые казармы с требованиями к коменданту императорского гарнизона. Они настаивали на том, чтобы три роты Имперских Белых охраняли Палату Совета. Комендант отказал: поскольку Свет Небес официально не созывал собрания Совета, гарнизон не несет никакой ответственности за охрану помещений Палаты. Обязанности, возложенные на коменданта, состоят в защите императорской семьи, и он не снимет с постов ни одного солдата, если император не даст других распоряжений.Усилием воли подавив вспышку раздражения, Мара спросила:— Когда вернется Свет Небес?— Судя по донесениям, завтра около полудня.Мара вздохнула:— Тогда у нас не остается выбора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики