науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Джил узнала это за четыре часа дежурства.— Никто не знает, что сейчас делается в долине, — прошептала она. — Им придется очень трудно с разбойниками и Дарками. — Она поправила пояс, на котором висел меч. — Ты не знаешь, куда они поедут?Сейя покачала головой.— Куда-нибудь в заброшенные города или фермы, где можно добыть еду, — вдруг она рассмеялась, и морщины испещрили ее лицо, как складки на мокром шелке. — Кроме того, есть еще одно обстоятельство, о котором их предупредили утром: Томек Тиркенсон со своими людьми наконец-то собрался в путь в Геттлсанд.— А я думала, они дождутся, когда сойдет снег. — Джил закуталась в свой тяжелый, пропахший дымом плащ. — Но в любом случае Алвиру это на руку: теперь будет меньше ртов.— И меньше защитников, — добавила Сейя, натягивая одеяло на ноги. — Джованнин добило то, что Тиркенсон забрал весь свой скот. Жители Убежища так нуждаются в нем. Она пригрозила предать его анафеме, если он это сделает. Но он ответил, что она уже отлучила его лет десять назад и в любом случае на нем уже лежит проклятие, а скот принадлежит ему, и он сломает шею любому, кто встанет на его пути. Со своими ковбоями он выглядел весьма внушительно, и ее светлость не смогла ничего возразить. И Алвир не собирался воевать с единственным землевладельцем, верным Королевству. Когда я уходила, Джованнин зажигала свечи в благочестивой надежде, что Тиркенсон сгорит в преисподней.Джил рассмеялась. Конечно, она любила наместника Геттлсанда. Но, может, им самим скоро придется голодать, как нищим. А его лошадей они могли бы просто съесть.Ветер свирепствовал. В тот день облака стояли высоко над вершинами, окутанными белой пеленой. И Джил показалось, что она видит блеск ледников.«Да, — подумала она, — если все зимы были такими лютыми, как эта, то они достигли небывалого размаха. Только этого нам и не хватало ко всем бедам. Проклятая Богом ледяная эра!»Она взглянула на грязную обледеневшую дорогу и различила лагерный дым, как белый мазок на темном небе.— Не знаешь, откуда они? — спросила она у Сейи.— Скорее всего из Пенамбры. Во всяком случае, у монаха, который разговаривал с Алвиром, был южный акцент.Джил, ковыляя по грязной дороге через лес, пошла обратно к Убежищу.Может, Алвир и прав. Эти огромные запасы кукурузы, пшеницы и соленого мяса, занимавшие два верхних этажа Убежища и подвалы церкви, были рассчитаны на то, чтобы в течение долгой суровой зимы кормить восемь тысяч душ. Сейчас на дворе стоял ранний октябрь. А найдет ли что-нибудь Янус в нижних долинах, неизвестно. Может, и правильно, что они отказали в приюте и еде истощенным детям и обрекли их тем самым на съедение Даркам.— Жребий полицейского не назовешь счастливым, — запела она глухим голосом.И мелодия Джилберта из Циливана, подхваченная ветром, полетела в темное пространство. Вскоре она почувствовала знакомые запахи дыма от костров, на которых женщины плавили сало для мыла, и теплых испарений скота. Смех детей смешивался с испуганным блеянием овец и козлов, со звоном колокольчика буйвола и мелодией песни, которую исполнял сочный бас. Полузамерзшая грязь хлюпала у нее под ногами, когда она подходила к последнему повороту тропы. Гладкие стены Убежища блестели на фоне мрачного неба. Оно, может, и не было столь высоким, как чудовищные небоскребы, с которыми Джил, как дитя двадцатого века, была знакома. Но зато оно было около полумили в длину, несколько сотен футов в ширину и почти сто футов в высоту. Огромные двери монолитно сливались со стенами. Убежище Дейра хранило свои секреты.«Какие секреты, — подумала Джил, — кто построил его и как?» С помощью магии или благодаря достижениям техники? Кто знал? Может, Элдор, хранитель преданий Дома Дейра, но он погиб в разрушенном Гее. Его сын Алтир был еще совсем кроха. Лохиро? Возможно. Но Архимаг прятался в Кво, и пройдут недели, прежде чем он прибудет в Убежище, если вообще когда-нибудь прибудет...Ингольд говорил, что летописи умалчивают о возникновении Убежища. Хаос после первого вторжения Дарков в королевство людей сменился веками невежества, неурядиц, голода и насилия. Но когда велись эти летописи? И что содержали в себе эти тома церковных летописей, если аббатиса Джованнин отважилась на борьбу с Алвиром по дороге, ведущей вниз от Гея?Какое-то движение привлекло ее внимание и вырвало из власти раздумий. Кто-то скользил между деревьями и делал это не особенно удачно. Джил заметила разноцветные крестьянские юбки, выбившиеся из-под темного плаща. Она задумалась, стоило ли ей что-либо предпринять.Она идет в лагерь нищих, догадалась Джил. Ну что ж, по крайней мере кто-то проявляет хоть капельку сочувствия. В таком случае, стоит поспешить. Едва ли хватит времени вернуться до наступления темноты.Джил помедлила, потом, щелкнув пальцами, выругалась, будто она что-то забыла. Она поспешила назад. Пробравшись по своим же следам между скалами и выбравшись на дорогу, она проскользнула между соснами и затаилась. Ее темный плащ слился с мрачным фоном дня. Вскоре она увидела, что фигура осторожно показалась из-за деревьев, тревожно оглядываясь и зябко кутаясь в черный меховой плащ. Капюшон был откинут назад, и большая драгоценная пряжка блестела в узле темных волос. Джил узнала этот плащ. Его носила лишь одна женщина в Королевстве.— Ваше величество, — окликнула она.Минальда остановилась с расширенными от испуга глазами. Джил выступила из-за деревьев.— Не стоит беспокоиться, возвращайтесь назад, — поспешно проговорила Альда, откидывая волосы с лица, — я недалеко и...— Вы не успеете вернуться до темноты, — заявила Джил без тени робости.— Мне нужно попасть в лагерь беженцев, — девушка с достоинством выпрямилась. Выражение ее лица напомнило Джил младшую сестру, когда та лукавила.— Это безумство, — продолжала Джил, будто и не слышала ее слов. Альда не умела врать.— Никто не заставит меня повернуть назад, — запротестовала она. — Да и времени вполне достаточно.— Лагерь разбит за дорогой, — недвусмысленно начала Джил. — Через два часа стемнеет, а кроме того... — она шагнула к Альде, но та отступила, готовая к бегству. Джил остановилась и заговорила мягче. — А кроме того, если вас узнают, вы можете вообще никогда не вернуться!— Никто меня не узнает, — упрямилась Альда, соблюдая дистанцию, — все будет в порядке.Джил вздохнула:— Никто не знает, что будет.Она хотела приблизиться, но Альда попятилась назад. Руди как-то сказал, что сумасшедшая смелость Минальды может сравниться лишь с ее упрямством. Джил поняла теперь, что он имел в виду.— Я вас не отпущу одну, хотите вы того или нет, — отрезала Джил.Альда слегка покраснела и начала, сокрушаясь:— Но вы не должны...— Только Богу известно, кто и что должен.Джил решительно двинулась к долине, продираясь сквозь заснеженные деревья.— Здесь ближе. Постарайтесь, чтобы вас не заметили с наблюдательного поста на дороге.Альда молча последовала за ней. Через час с небольшим они были в лагере. Как Джил и предполагала, пришельцы расположились около Высоких ворот. В прошлом эти смотровые башни стояли на границе Королевства, охраняя его от нападений разрозненных мелких княжеств. Но когда границы расширились, башни превратились в руины, оставаясь крепостью для птиц и животных. По дороге девушки встретили худого серого человека, который раньше, судя по обвислым щекам, был очень толстым. Поверх лохмотьев был накинут грязный плащ, отделанный золоченым бархатом. Альда объяснила, что хочет поговорить с их предводителем. Лагерь пропах запахом нечистот и дыма. Скудный скарб, посуда и кучки хвороста валялись на грязном снегу. Мужчины и женщины сидели вокруг костров или обреченно сновали между ними. Здесь было совсем тихо, если не считать жалобного плача детей. И Джил устыдилась своего плаща, силы и сытного обеда, который она с аппетитом съела днем. Они остановились перед шалашом. Около входа, на ложе из сосновых веток, сидел мужчина и ласково поглаживал хрупкие щуплые руки двух спящих малышей с заплаканными лицами. Дети спали, прижавшись друг к другу. Он поднял голову, когда тени Джил и Минальды заслонили свет.— Милорд?Мужчина медленно и осторожно поднялся, чтобы не разбудить детей, и вышел из шалаша. Джил сразу же узнала монаха, который просил Алвира о помощи.— Это ты? Траго? — взгляд темных запавших глаз скользнул по тощему человеку, сопровождавшему Джил и Альду, и задержался на их лицах. — Ты можешь идти, Траго. Скажи, чтобы кто-нибудь побыл с мальчиками.Траго пошел в лагерь. Мужчина повернулся к ним. Кожа его лица казалась восковой на фоне неухоженной бороды.— Я — Майо Трана, аббат из Пенамбры, — тихо представился он.Альда пустилась в путаные объяснения, но он вдруг улыбнулся, и белоснежные зубы сверкнули в бороде.— Мой предшественник наверняка присутствовал на вашей свадьбе, Ваше величество.Щеки Альды покрылись густым румянцем. Мужчина продолжал:— Я был капитаном его стражи.И он почтительно склонил голову, отдавая дань ее высокому положению. В его голосе не было иронии, когда он произнес:— Добро пожаловать в то, что осталось от Пенамбры.— Мне очень жаль, — прошептала Альда. — Не думайте, что я пришла из праздного любопытства.— Ну что вы, — успокоил он девушку. — Но раз вы без охраны и инкогнито, то, стало быть, визит ваш носит тайный характер.Он понял, что Альда пришла без ведома и одобрения брата. Она подняла глаза, стараясь поймать его взгляд.— Очень жаль, — повторила она. — Я не могла не придти.— Я понимаю, — сказал Майо, — спасибо за сочувствие.Он взглянул поверх голов на лагерь. В воздухе стоял нестерпимый смрад падали, из которой варили ужин. Надрывный плач детей не прекращался ни на минуту.— Не советую вам приходить в лагерь. Пока я в силах удержать моих людей от превращения в бандитов. Но в следующий раз вы можете пожалеть о своем визите. Если я не умру от голода, люди могут переступить через запретную черту, отказавшись повиноваться мне. И тогда вам придется иметь дело с кем-то другим. Нам не оправиться от удара Дарков.Голос Альды был робок:— Пенамбра действительно уничтожена?— Да, — подтвердил аббат. — Из города бежало девять тысяч человек с фургонами, нагруженными вещами, провизией и всем, что мы могли увезти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики