науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она не слышала, что сказал Тед, но увидела взгляд, промелькнувший у аббатисы и у канцлера Убежища. Затем Тед и его маленькая отряд побежали к поляне, Тед выкрикивал:— Моя госпожа! Моя госпожа!Альда быстро поднялась на ноги.— Что такое, Тед?Дети остановились с красными лицами, все в снегу, облако поднималось от их дыхания.— Сообщение из Алкетча, моя госпожа, — задыхался мальчик. — Лидди видел, как он выехал на дорогу из долины.Казалось, все жители Убежища собрались на ступенях посмотреть на прибытие посланника из Алкетча. Но несмотря на то, что некоторые пришли из Гея или Пенамбры, все молчали. Со своего места в шеренге стражников Джил могла видеть, что посланник прибыл один. Ледяной Сокол не возвратился с ним.На время горе затемнило ее зрение, и она ничего не видела. Ледяной Сокол был ее другом, первым из всей стражи. Холодный, равнодушный и сдержанный, он только однажды сделал ей двусмысленный комплимент — хотела бы она, чтобы ей сказали, что она прирожденная убийца; во время тренировок он достаточно наставил ей синяков и шрамов, чтобы подготовить ее к смертельным поединкам. Но оба они были чужаками среди людей Веса. И они оба стояли за Ингольда.Алвир послал его на юг. И он не вернулся.Посланник спешился. Приглушенный шум голосов среди громадной темной толпы вокруг дверей Убежища был похож на плеск волн далекого моря. Он был довольно молодым, темнокожим, с надменными орлиными чертами и огромной массой завивающихся, черных, как смоль, волос. Под заплатанным алым походным плащом был мундир, расшитый золотом. Маленький рог, изогнутый дугой, висел у него на спине, на седельной луке покоился остроконечный шлем из позолоченной стали, а тонкий, с двумя рукоятками меч был вложен в ножны внизу. На его темном лице светились яркие серые глаза.Он сделал глубокий почтительный поклон.— Мой господин Алвир.Стоя над ним на нижней ступеньке, Алвир сделал ему знак подняться.— Меня зовут Стюарт, племянник и посыльный его Императорского Высочества Лирквиса Фарда Эзринос, Лорда Алкетча и Принца Семи Островов, — он выпрямился, бриллианты сверкнули в его ушах.— От имени Королевства Дарвет я приветствую тебя, — сказал Алвир глубоким мелодичным голосом. — А через тебя — твоего господина, Императора Юга. Добро пожаловать в Убежище Дейра.Джил услышала шум позади себя, и рассерженный мужской голос проворчал:— Да? А все его кровавые чертовы войска...— Нашим хлебом кормить чертовых южан, — прорычал кто-то еще, но его голос почти затерялся в общем шепоте, третий голос добавил: — Убийства утомляют.Слушая все это, Джил увидела, как Минальда сходила вниз по ступенькам, чтобы приветствовать Стюарта, с высоко поднятой головой и очень бледная. Грациозный молодой человек склонился над ее рукой и пробормотал формальные любезности. Она спросила его что-то. Джил расслышала только ответ.— Ваш посыльный? — изящные брови выразили сожаление. — Увы! Наша дорога сюда была полна опасностей. Он был сражен бандитами в дельте страны ниже Пенамбры. Страна кишит ими, прячущимися ночью и выходящими днем на дороги воровать и убивать. Я едва спас свою жизнь. Ваш посыльный был храбрым человеком, моя госпожа. Достойный представитель Королевства.Он снова отвесил поклон, более почтительный, чем прежде.Джил мельком взглянула на амулет, который висел на позолоченном поясе, маленький, сделанный из дуба. Горячая ярость закипела в ней, ослепляя больше, чем ранее печаль. Она стояла неподвижно, когда Алвир предложил Минальде руку, повел ее наверх к черным воротам. Стюарт Алкетчский элегантно шел позади них.То, что посыльный носил на своем поясе, было символом Поэмы Вуали, который Ингольд дал Ледяному Соколу для защиты.— Он убил его. — Стук каблуков Джил громко зазвучал в сводчатой крыше огромной западной лестницы. — Ледяной Сокол никогда не отдал бы амулет.— Нужны ли мы были даже для того, кто был уполномочен вести переговоры в войсках? — спокойно спросила Минальда. Она и Джил дошли до того места, где, кажется, поселился старик из Гея с двумя неофициальными женами и множеством цыплят в клетках. — Даже в случае крайней необходимости? А если это был выбор между одним и другим из них? Он выполнил свою миссию — вызвал посыльного.— Ледяной Сокол? — Джил обошла две клетки с цыплятами и кота и продолжала спускаться по ступенькам. Из коридора внизу светил неяркий желтый свет, освещая заднюю дверь казармы стражи, вместе со светом появился и запах варева, и пар. — Поверь мне, нет человека, которого бы он ценил больше, чем себя. Менее всего какого-то надушенного императорского племянника, которого он мог разрубить пополам, — спустившись, они повернули направо, прошли вниз по короткому коридору, стены которого выглядели как подлинное произведение искусства, а затем прошли через самодельную боковую дверь, через путаницу грубо разделенных камер снова направо. — Он никогда не был альтруистом, Альда. Единственный способ, которым Стюарт мог получить амулет Ингольда, — это силой. Он должен был убить его. Украсть его у Ледяного Сокола означало бы самоубийство, это был его амулет, защищающий против Тьмы.Джил говорила спокойно, но ярость все еще кипела в ее груди. Может быть, это было просто воспоминание запаха посыльного. Может, это было просто воспоминание о прогулке в дождливой тусклости возвращения в Карст, когда Ледяной Сокол приехал узнать в его прохладной, впечатляющей манере, как она поживает. Но что-то в голосе выдало ее мысли, так как Альда взяла ее за рукав, попросив остановиться.— Джил, — сказала она, — отдал ли Ледяной Сокол его по своей воле или нет, пусть будет так.— Что? — голос Джил резко прозвучал в полутемноте этих пустынных коридоров.— Я имею в виду, Джил, что ты — единственная здесь, кто знает об амулете. Но ты не одна, кто считает, что Стюарт мог сделать что-нибудь, чтобы Ледяной Сокол не вернулся. И, Джил, пожалуйста... — ее низкий голос стал вдруг испуганным. — Мы не можем допустить провала переговоров. Не сейчас.Джил сдержала жестокий ответ. Она стояла минуту, сражаясь с мрачной яростью, осознавая, что Альда была права. Что сделано, то сделано. Вероломное убийство одного из немногих друзей совершилось. Прошло.— Может быть, — медленно сказала она. — Но если такое вероломство — распространенная монета, действительно ли мы хотим продолжать переговоры?Альда отвернулась.— Мы этого не знаем.— Какого черта, мы не знаем! Альда, ты читала эти старые истории и записи столько же, сколько и я. Убийство Ледяного Сокола было бы Честью Разведчика.Альда посмотрела на Джил, ее лицо молило.— Мы не знаем, что он убил Ледяного Сокола.— Разве? — спросила Джил. — Он уверенный, как черт. Если бы бандиты убили его, они бы ограбили тело, и Стюарт никогда бы не получил амулет.Минальда молчала.— Хорошо, — тихо сказала Джил. — Я не буду болтать об этом с другими стражниками, хотя Мелантрис так же уверена в этом, как и я. Я не буду мстить, чтобы не помешать переговорам. Но я не могу отвечать за других.На минуту воцарилась тишина. Она была нарушена отдаленными разговорами в коридорах. Огромные ворота скоро закроют на ночь. Церковь звонила в колокола на все Убежище, и немногие, участвующие в церемонии продвигались к ночным службам в огромном отсеке под Королевскими покоями — владении аббатисы Джованнин. Среди них, Джил знала, будет Стюарт Алкетчский, как и все черные южане, фанатичный сын Церкви.Кто-то рассказал Джил, что Императорский племянник ужинал с аббатисой и заперся с ней на несколько часов до Совета с Алвиром, Минальдой и другими выдающимися людьми Убежища. Теперь Альда выглядела напряженной и усталой в тусклом свете глиняной лампы, ее связанные ремнем волосы закрутились и выбились из-под короны. Она была королевской принцессой и источником власти ее брата, подумала Джил, глядя на белое лицо. Она была такой же пешкой, как и другие стражники.— Спасибо, — сказала Альда.Джил пожала плечами.— Я надеюсь, это того стоит.— Установить плацдарм для человечества в Гее? — Альда посмотрела на нее испуганно. — Когда-нибудь Гнездо будет сожжено...— Но будет ли это? С Джованнин и войсками из Алкетча, которые стараются избавиться от колдунов, и с Лохиро, и Ингольдом, и со всеми другими вождями, сражающимися с Алвиром за власть? Со всем народом, обвиняющим купцов в краже зерна? Альда, у тебя грубый мешок, полный котов, а не команда мулов, которая собирается вынести все испытания вместе.— Я знаю, — тихо сказала королева. — И поэтому я благодарю тебя за то... за то, что ты не усложняешь ситуацию.Джил остановилась, с любопытством вглядываясь в милое чувствительное лицо, и увидела девушку, которая в мире Джил с трудом бы прошла высшую школу, со всем опытом разрушений, ужаса и смерти, видевшую грязные сети политической беспринципности. Недовольство Джил против Императорского племянника показалось вдруг очень личным и довольно мелким.— Ты лучше, чем я, дорогая, — вздохнула она. — Но ты знаешь, я буду тебя всегда поддерживать.— Спасибо, — снова сказала Альда. Их шаги зазвучали вместе, когда они повернули вниз в черные коридоры к казармам. В темные недели зимы дружба между ними выросла, дружба, рожденная от одиночества и взаимного уважения. Альда испытывала благоговейный страх от знаний Джил и от ее холодного быстрого ума. Джил завидовала терпению и состраданию Альды, она считала, что у нее нет этих качеств. Две женщины увидели друг в друге мужество, и Джил из-за своей роковой семейной жизни поняла страдания Альды и путаницу от все возрастающего ее разобщения с братом из-за политики Убежища.В эти темные снежные дни в сердце Альды так же было неспокойно. Однако она ничего об этом пока не говорила.Наконец Альда спросила:— Ты не собираешься возобновить свои исследования? Давай пойдем сегодня ночью в Святилище!Джил пожала плечами:— Пока не знаю. Большая часть последней хроники расшифрована, и опять ничего... Слишком давно все это было. Наверное, Драго Третий был последним королем династии Ренвет. С момента наступления Времен Тьмы пролетели столетия. А когда Драго не стало, столицу опять перенесли в Гей — ведь именно там находилась главная резиденция чародеев.— А что случилось с Драго? Куда он подевался?— Ну, как мне кажется, он смылся в Мэйджн Джайен Ко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики