науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ледяной бриз запорошил ему глаза. И ему вдруг привиделась другая фигура, стоящая в тумане ворот, — маленькая и закутанная в темный плащ. Но когда он взглянул еще раз, она исчезла. 3 Спустя вечность после путешествия в Кво, Руди всегда вспоминал пронизывающий ветер, который был неотъемлемой частью этого плоского, бесформенного коричневого мира, смыкавшегося за горизонтом с хмурым небом. Холодный северный ветер с морозным дыханием космоса дул с великих ледяных полей, куда, если верить Ингольду, целые тысячелетия не проникали солнечные лучи, и даже мамонты с их теплой шерстью были обречены на вымирание. Ингольд не мог припомнить зимы более суровой и ледяной, с таким лютым и свирепым ветром. Снег выпал даже далеко на юге, чего никогда не бывало прежде.— Теперь понятно, почему мы не встретили никого, — сказал Руди, придвигаясь к их жалкому костру так близко, что рисковал поджечь на себе одежду.Они разбили лагерь в ложбинке, которая своими очертаниями напоминала Ингольду бизона или гельбу.— Даже и без Дарков это место непригодно для жилья.— Тем не менее здесь находятся люди... — ответил волшебник. Ветер разорвал пламя на желтые лепестки. В свете огня на лице Ингольда выделялись лишь широкие скулы, кончик носа и плотно сжатые губы. — Эти земли неподвластны плугу, они слишком засушливы. Но на юге и в пустыне добывают серебро, а здесь, у подножия гор, пасутся лошади и скот королевства. Жители равнин — выносливая порода, — добавил Ингольд, перебирая стебли мальвы, — вернее, им приходится быть такими.Руди наблюдал за тем, как он раскладывает растения по форме листьев, лепестков, тычинок или семян, старался запомнить их целебные свойства, о которых рассказывал Ингольд.— Мы все еще в Королевстве Дарвет? — спросил Руди.— Увы, — подтвердил Ингольд. — Королевство простирается до Западного океана. Великие помещики равнин — вассалы короля в Гее, а кардинал Дели получал и получает указания из Гея. Но Геттлсанд и земли вдоль границы с Алкетчем были завоеваны в битвах с Южной Империей, и я сомневаюсь, что отношения могут наладиться, разве что благодаря тактике Алвира, — он поднял глаза: два голубых огня сверкнули в тени капюшона. Свет от костра позолотил его длинные прямые ресницы. — Тебе придется убедиться, что равнины не так уж пустынны, — продолжал он.Руди выбрал длинную палку и поворошил угли угасающего костра.— Да, я видел стада бизонов и антилоп и стаи птиц, вы вполне могли бы обжиться здесь.— Возможно, — мягко согласился Ингольд, — но ведь на равнинах легко погибнуть. Видел ли ты когда-нибудь ледяную бурю? Ту, что бывает на севере. Однажды на побережье Белых озер я наткнулся на замерзшие глыбы мяса, разбросанные в снегах, — это все, что осталось от стада мамонтов. Я слышал, в центре этих бурь стоит такой холод, что пасущиеся животные замерзают, даже не успевая упасть, и превращаются в ледяные фигуры с цветами во рту, теми, что они поедали за миг до смерти... А буря ведь налетает внезапно, средь бела дня.— Это ужасно, — содрогнулся Руди. Что-то неясное шевельнулось в его памяти, ему вспомнилась лавка Дикого Дэвида и он сам, утонувший в замызганной бесцветной обивке старого кресла; вот он просматривает потрепанные подшивки читательского сборника, а вокруг толпа местных мотоциклистов судачит о том, что ему лучше намалевать на баке какого-то «харлея».— Даже если бы не было этих страшных бурь, неужели ты не помнишь о проделках Рейдеров, — добавил Ингольд.И мгновенно перед глазами Руди встала опаловая дымка над рекой в долине Карст. Он снова почувствовал тошнотворный привкус во рту. Дым, расстилающийся в туманном воздухе, кровавые останки людей, хриплое карканье воронья. И Ингольд, как серое привидение в утреннем тумане, с обрывком окровавленной кожи в руках... Руди содрогнулся...— Кто они такие, эти Белые Рейдеры? — спросил он.Старик пожал плечами.— Что я могу сказать? Они люди равнин, они властвуют над ветрами. Говорят, их родина — высокогорные луга на границе с ледниками. Но сейчас они обитают на всех северных равнинах и даже в центре Королевства.В отблесках костра было видно, как ослик Руди, которого он назвал Че Гевара, отзываясь на какой-то звук в ночи, бил копытами и фыркал. Вдали послышалось завывание степных волков.— Знаешь, — с наигранной небрежностью заметил Руди, — я не видел Белых Рейдеров, пока мы мытарствовали. Я слышал, что они преследуют караваны, но ни разу ни одного не видел.Ингольд усмехнулся:— Больше всего они опасны, когда их не видишь. Хотя с одним из них ты знаком! Ледяной Сокол — белый дьявол!Руди был потрясен. И даже не столько тем, что Ледяной Сокол оказался чужаком среди темноволосых голубоглазых людей Воса, а тем, что Рейдеры не походили ни на гуннов, ни на сиуксов. Ледяному Соколу не доверяла Джованнин. Руди снова вспомнил ферму в тумане и содрогнулся.— Алвир потому и послал его с миссией в Алкетч, — продолжал Ингольд, отодвигая травы и поднимаясь. — Только дьявол может выжить в этом путешествии. — Он взял посох, собираясь совершить обычный обход лагеря перед ночным дежурством.— Да, но если он враг, как ему удалось стать стражником? — запротестовал Руди.Ингольд помедлил перед тем, как исчезнуть в темноте.— Что значит враг? — услышал Руди его скрипучий голос. — Много необычных людей были стражниками... Я думаю, что если бы Ледяной Сокол счел нужным, он бы рассказал тебе...Волшебник растворился во мраке. Руди в изумлении покачал головой. Ингольд становился невидимым, если хотел. Колдун наблюдал за окружающим миром, как охотник из засады, маскировка, казалось, стала его второй натурой.«Интересно, — подумал Руди, — все ли волшебники такие?»Он продрог и придвинулся поближе к маленькому костру. Холод ночи подступал со всех сторон, а костер почти не грел.На ледяной равнине не было деревьев, и они поддерживали огонь воловьими «лепешками» и ветками кустарника. В призрачном свете этого костра Руди вспомнил столь дорогой ему полумрак комнаты Альды в Убежище, трепетное пламя единственной свечи и лицо Минальды, склонившееся над книгой. На щеке ее блестела слеза. И хотя он знал, что она плакала не о нем, а о судьбе героини книги, ему хотелось оказаться рядом и успокоить ее. Сначала он испугался, что воскрешает ее образ в пламени, — ведь он не хотел шпионить за ней. Но желание увидеть ее, узнать, что с ней все в порядке, было слишком сильным. А знакомо ли Ингольду такое чувство? Пытался ли он когда-нибудь найти в пламени образ женщины, которую любил? Внезапный ветер налетел на огонь; пламя, как разорванный шелк, метнулось сначала в одну сторону, затем в другую, и Руди вдруг понял, что это был не северный ветер. Он дул из небытия — резкий, сильный, холодный... Он взглянул на небо, но, ослепленный костром, не увидел ничего. Он хотел подняться, но голос сзади него тихо сказал:— Не двигайся.В темноте он различил трепещущие концы шарфа и блеск глаз Ингольда. После нового порыва ветра пламя вспыхнуло с новой силой, и отблеск плаща Ингольда отразился в осоловелых глазах ослика. Вновь обратив свой взор к небу, Руди увидел их — черных на черном фоне неба. Извилистые движения, блеск когтей и мокрых спин. Дарки! Они летели на север против ветра, как черное облако. Рука Руди невольно потянулась за мечом. Его сердце бешено колотилось, по спине струился холодный пот. Дарки пролетели...— Нам повезло, — прошептал Руди.— Право же, Руди, — Ингольд выступил из темноты и подошел к нему, — везение здесь ни при чем.— Ты хочешь сказать, что мы были невидимы?— Нет, просто незаметны, — колдун пристроился у костра, положив рядом посох.— Но как нас можно было не заметить?Ингольд пожал плечами:— Ведь ты можешь иногда не заметить кого-то. Может, ты повернул голову в другую сторону, уронил ключи, чихнул... Вот и с ними, быть может, произошло что-то подобное.— Со всеми сразу? — поразился Руди. — Массовая потеря бдительности?— Да, — улыбнулся Ингольд.— Боже, а ведь это были первые Дарки, которых мы встретили на равнине, — запоздало ужаснулся Руди.— Очевидно, — волшебник порылся в карманах и вынул желтый кристалл. В нем он обычно видел далекие образы. — У меня есть основание думать, что эти Дарки преследуют нас с тех пор, как мы покинули город.— Ты имеешь в виду, что они шпионят за нами?— Не знаю. — Волшебник взглянул на него сквозь туманное пламя костра. — Если это так, значит, им известно, что мы потеряли связь с волшебниками Кво.— Но как им это удалось?— А как они узнали все? — возразил Ингольд. — Они мыслят иначе, чем люди...Руди откликнулся не сразу.— Скорее всего они узнали, что в Кво произошло что-то неладное, понимаешь?— Понимаю, — согласился старик. — Я бы сказал, что это так, если бы не одно «но». Не знаю, что там стряслось в Кво и что придумали Дарки, чтобы осадить там волшебников, но я бы почувствовал, если бы Лохиро умер.— Что же тогда случилось? — настаивал Руди.Ингольд промолчал, как молчали и те беженцы, которые встречались на их пути.Много дней путешественники двигались совершенно одни в колышущемся океане коричневых трав. Изредка попадались обмелевшие озерца. Но дважды за несколько первых недель Ингольд и Руди наталкивались на останки деревень и жилищ, от которых веяло холодом, страхом и смертью. Рассказы всех женщин и мужчин были одинаковы: о маленьких существах, которые ползали по холодным дымоходам или проскальзывали между рамами, и об огромных, срывавших двери с петель и сокрушавших каменные стены с дикой яростью. И о лютом ветре, не меняющем направления.— А как же волшебники? — спросил Ингольд у подошедших к костру.— Волшебники?.. — толстая женщина с грубым некрасивым лицом презрительно плюнула в огонь. — Их волшебство не принесло ничего хорошего ни нам, ни им самим. Я разговаривала с одним ученым из Кво. Они все попрятались в своих магических кругах, предоставив нам защищаться самим. Не хотим видеть их, пока Дарки не исчезнут.— В самом деле? — произнес Ингольд, укладывая свои пакетики с лекарствами. Он готовился отправиться с беженцами в походную лечебницу, чтобы облегчить страдания раненых в битвах с Дарками и Белыми Рейдерами и помочь обессилевшим от истощения.— Когда это произошло?Она пожала плечами.— Давно, несколько месяцев назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики