науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

скрип кожаного ремня, вдох и выдох.Во всем этом пустынном безбрежии паломники не встретили никого, и уединение, вместо того чтобы принести опустошение одиночества, создало какой-то безмерный покой в душе Руди. Они редко говорили в эти дни, но никто, казалось, не страдал от этого. Разрозненные предложения, произнесенные за два или три дня, принимались за поток речи. Ингольд иногда показывал норку тарантула-ястреба, или следы маленького желтого кота-оленя; Руди временами спрашивал о кактусах или породе камня. Дважды они заметили Дарков, рыскавших по ночам. Но больше никто и ничто не нарушало этой идиллии.— Сколько дней ты провел в пустыне? — спросил Руди после долгого молчания.— Все время, — ответил Ингольд и улыбнулся в ответ на удивленный взгляд Руди.Бледное покрывало облаков не разрывалось с самого начала их путешествия. При свете морщины на обветренном лице Ингольда были очень темными.— Видишь ли, пустыня — мой дом. Кво — это дом моей души. Я родился в Кво, но вырос в пустыне. Я прошел ее из конца в конец, от границ джунглей Алкетча до холмов из лавы, ограждающих северный лед, но осталось еще много неведомого мне.— Ты был в то время деревенским колдуном?— О нет. Это случилось после того, как король Умар, отец Элдора, прогнал меня из Гея. Пятнадцать лет я отшельничал в стране раскалывающихся камней. Моими единственными спутниками были звезды и ветер. Почти четыре года я не встречал людей.Руди пристально посмотрел на старика, и ужас охватил его. Это было непостижимо. Как и многие его ровесники, он редко предавался одиночеству. Руди не мог себе представить.— Что же ты делал?Голос выдал его чувства, и Ингольд мягко улыбнулся:— Добывал еду. Наблюдал за животными и небом. И думал. Много думал.— О чем?Ингольд пожал плечами.— О жизни. О себе. О человеческой глупости. О смерти. Страхе. Власти. Это было очень давно. Там был другой отшельник, человек большой силы и доброты. Он помог мне в тяжкую годину.Старик нахмурил брови, вспоминая о чем-то. Руди представил его молодым, бредущим в одиночестве по пустынным землям. Ингольд покачал головой, будто прогоняя невероятную мысль.— Скорее всего его уже нет в живых, ведь в то время он был совсем глубоким старцем, а мне было немногим больше твоего.— Ты можешь найти его? — спросил Руди с любопытством. — Если он колдун, он может знать что-нибудь о колдунах в Кво?— О, Кта не был колдуном. Я и в самом деле не знаю, кем он был. Просто маленький пожилой человек. Ни я, ни кто-либо другой не мог общаться с ним. Он бы нашелся, если бы захотел того сам. А если нет...Ингольд развел руками.— Я не видел его добрых пятнадцать лет.Они еще немного прошли в тишине. Мысли Руди были в полном беспорядке. Глаза его различали крошечные следы на песке, рисунки ветра, очертания и виды растений, трепещущих на фоне пустого неба. Он пытался представить Ингольда молодым, старался нарисовать какую-нибудь ситуацию, в которой колдун отчаянно нуждался бы в помощи, стремился вообразить кого-нибудь способного дать старику то, что он не мог найти.Они стали подниматься на вершину каменистого хребта. Ветер, переменивший направление, спутал длинные волосы Руди. Вдруг ему почудился отдаленный блеск в равнинах. Он остановился, чтобы заслонить от света глаза, но все равно не был уверен в том, что это было. Только грифы кружились там высоко в бледном воздухе.— Что это? — тихо спросил он Ингольда.Старик какое-то время не отвечал. Его сузившиеся глаза, обращенные вдаль, не выдавали никакой видимой тревоги. Но Руди чувствовал напряжение, возраставшее в нем с каждой секундой в ожидании нападения.— Белые Рейдеры, — наконец сказал Ингольд.Руди отвел глаза от жутких останков жертв Рейдеров. Трагедия произошла около недели назад. Все, что не успели разграбить грифы и шакалы, досталось муравьям. Полуистерзанный, полуразложившийся труп вызывал омерзение. Руди рассматривал семифутовый крест, установленный рядом с головой распростертой жертвы. Крест был украшен запутанными длинными узкими ленточками, пером, отполированной костью и стеклом. Сам крест был деревянный, редкий в этой безлесной местности, с черепом, прибитым в пересечении тонких перекладин. Пучки перьев и связанная в узлы трава игриво кружились на ветру, напоминая о леденцовых черепах с розами в глазницах на празднике Смерти.— Это магический крест.Ингольд обошел его, как кошка, оставляя лишь очертание следов на сухой кромке вскопанной земли. Его пальцы нежно потрогали гладкое дерево, как будто пытаясь прочесть что-то, потом задели качающееся стекло.— Странно! — сказал он, как человек, нашедший в своем саду цветы, посаженные не им. Руди вздрогнул и пристально посмотрел на горизонт, как бы ожидая увидеть Рейдеров, материализующихся, подобно апачам, из песка и колючек.— Это их рук дело?— Да.Ингольд подошел к останкам и нагнулся, рассматривая вызывающие отвращение кости. Руди отвернулся.— Рейдеры приносят жертву для умиротворения того, кого они боятся, — ты видел это в долинах ниже Ренвета — и обычно, но не всегда, ставят магические кресты, чтобы владеть душой замученной жертвы.Он выпрямился, нахмурив брови.— Обычно умиротворяли ледяные бури, считая их злыми духами, позднее стали делать это для успокоения Дарков.— Но это... — он вернулся. В бледном свете лишенного тени дня Ингольд сам напоминал дух. — Такого я еще не видел.Он немного отодвинулся, исследуя посохом потрескавшуюся землю. Принесенная ветром пыль заметала его следы.— Они боятся чего-то настолько сильно, Руди, что принесли в жертву своего же товарища. Однако это не ледяная буря и не Дарки.— Почему ты так решил? — заинтересовался Руди.— Я сужу по образцу лент и меток, выцарапанных на дереве. Это необычное место для охоты любого известного мне племени Рейдеров. Они не рыщут в пустыне, а держатся равнин, преследуя бизонов или мамонтов. Только суровая зима или, возможно, нашествие Дарков могли привести их сюда.Он был похож на старателя, ищущего залежи среди кактусов и окотиллов.— Мы должны соблюдать осторожность и путать свои следы, — продолжал он, собирая привязь Че и поворачивая обратно к дороге.— Рейдеры ценят стальное оружие и скорее всего перережут нам горло, чтобы получить наши мечи.— Прекрасно, — обреченно сказал Руди. — Вот о чем нам надо позаботиться.— Не только об этом, — поправил его Ингольд. — Надо опасаться не только Рейдеров, но и того, чего они боятся сами.Два следующих дня никак не изменили их жизни. Они не заметили никаких признаков Белых Рейдеров. Ближе к полудню третьего дня Руди увидел облако пыли и какое-то движение на дороге впереди и предложил укрыться.— Ерунда, — сказал Ингольд. — Любой Рейдер, поднявший пыль выше своих колен, будет изгнан из банды и оставлен шакалам на растерзание.Руди прикрыл глаза от света и пристально вгляделся в сероватую даль.— Вряд ли одна семья сможет поднять такое адское облако пыли.Когда они подошли поближе, Руди увидел, что не одна или несколько семей, а целый город был в движении. Шли беженцы из Карста и Гея и оборванные, уцелевшие жители Пенамбры. Длинная вереница качающихся повозок была окружена кольцом всадников и разведчиков. Скрип кожи и лай собак казались таинственно завораживающими для ушей Руди. Он никогда не задумывался над тем, насколько сильно он привык к тишине пустыни.Во главе обоза шла одетая в плащ женщина. Она ускорила шаги. Всадники подтягивались с обеих сторон обоза. Руди улыбнулся, заметив, что расположение отряда сильно напоминает дуиков во время их путешествия.Женщина откинула капюшон, открывая длинное бледное лицо, когда-то прекрасное, но сейчас обезображенное шрамами от ударов хвостов Дарков и кислотой. Ее воины встали в строй. В руках мрачных, покрытых пылью мужчин и женщин, одетых в овчинные тулупы, были луки длиной в семь футов. Женщина во главе обоза несла алебарду, используя ее как посох. Огромное лезвие алебарды сияло в бледном дневном свете.— Здравствуйте, — крикнула она, подходя ближе.— Осторожней на дороге, странники.Руди заметил, что она лет на пять старше его. У нее были длинные, прямые черные волосы, собранные в хвост, и карие, так часто встречающиеся в Геттлсанде глаза.— Откуда вы держите путь, если следуете на запад? Вы не из Реальма? — надежда, порыв и тревога отразились на ее лице и на лицах ее спутников.Ингольд склонил голову в приветствии.— Мы вышли из Реальма, — ответил он. — Боюсь, мы с плохими вестями, миледи. Гей пал. Король Элдор мертв.Женщина молчала. Лицо ее стало безжизненным. Воины, мужчины и женщины лишь печально переглянулись. В обозе заплакал ребенок, и женщина успокоила его.— Пал? — спросила она через минуту. — Как пал?— Город в руинах, — тихо сказал Ингольд. — Ночью его часто посещают Дарки, а днем вурдалаки, звери и одичавшие дуики. Дворец сожжен. Король Элдор погиб под его обломками. Мне жаль, — мягко сказал он, — что я приношу такие новости.Она опустила глаза. Руди обратил внимание на ее жилистые, исхудалые руки, сжимающие древко алебарды как будто для того, чтобы устоять на ногах. Она подняла воспаленные глаза.— Значит, вы оставили Гей? — спросила она. — Если вы направляетесь в Дели и надеетесь найти там убежище... — она показала рукой на обоз, медленно собирающийся вокруг незнакомцев на дороге. — Большинство беженцев из Дели, остальные из Иппита или из деревни вокруг Реки Долины. Я — Кара из Иппита, местная колдунья.Ингольд бросил быстрый взгляд на нее.— Ты колдунья?Она кивнула.— Я могу помогать силами, которые у меня есть...— У тебя есть какая-нибудь степень?— Нет. Я покинула Кво, где училась больше года, потому что моя мама заболела.Она неожиданно резко посмотрела на него, осознавая, что значил его вопрос.— Ты колдун?— Да. А твоя мать?Она кивнула. Руди увидел зарождение новой жизни на ее совершенно истощенном лице.— Есть какие-нибудь вести из Кво? — спросила она. — Я старалась, но не могла даже увидеть город. Ты — первый колдун, встреченный мною с тех пор, как это началось.Она протянула ему руку.— Ты не представляешь, как это здорово.— Прекрасно представляю, — возразил он с улыбкой. — У меня нет никаких вестей из Кво. С тех пор как пал Гей, я ни разу не встретил ни одного колдуна, кроме тебя. Сейчас мы идем в Кво.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики