науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее бил легкий озноб. А вдруг Дарки проникли в Убежище и взяли стражников в плен. «Среди них должен быть Калдерн», — думала она, устремляясь по лабиринтам проходов, выложенных каменными плитами. Дым факела тянулся за ней, как хвост кометы. А вдруг Дарки расправились с Калдерном... Но как они вошли? Она считала повороты налево и направо, быстро пробегая по запутанным коридорам, потом вниз по разбитой лестнице. Меч уже наготове. Пламя факела безумно прыгало вокруг ее быстро движущейся тени. Она подбежала к дверям.Внутренние ворота были приоткрыты где-то на фут. Щель темноты между ними напоминала длинный разрез для глаз в забралах. Джил робко подошла, чувствуя бешеный бег собственной крови. Ступени, на которых она стояла с Ингольдом, когда он попросил ее подержать факел, были пусты. Джил нахмурилась. Итак, если Дарки напали на Калдерна, должны остаться следы борьбы — кости, кровь, его меч. Если они схватили только его... Она резко повернулась. За ее спиной на десятки футов простиралась пустота.«Не берись за это, — мрачно сказала она себе. — Дело прежде всего».Она открыла внутренние ворота немного шире.В слабом свете звезд, появившихся в узком прямоугольнике открытых наружных ворот, она увидела десятифутовый проход. Чернильные тени, теснящиеся по углам и в своде крыши, были неподвижны. Здесь не было Дарков. Джил почувствовала бы их. Она подняла факел, и хотя пламя его трепетало в потоке воздуха, оно не обнаружило ничего, что вызывало бы беспокойство. Девушка напряглась, как кошка, бесшумно скользнув вниз по тоннелю, и встала в открытых дверях.Впервые с тех пор, как Джил пришла в Ренвет, покрывало облаков разорвалось. Холодный лунный свет изменил мир за стенами Убежища, превращая снега в алмазы, а тени — в бархат. Иней лежал, как кружево, на черном камне ступеней. Три вереницы следов тяжелых ботинок вели вниз по ступеням через замерзшую грязь дорожки к хранилищам, построенным на этой неделе и заполненным в последние два дня.Джил устало вздохнула. Все ясно.Майо и жители Пенамбры появятся в Убежище в ближайшие дни, и провизию перенесли в хранилища, чтобы освободить место для новеньких. Стража, люди Алвира и отряды Церкви должны были защищать хранилища.Следы еще не замерзли. Калдерн мог легко соблазниться. После неудачной ночной атаки Убежища Дарки больше не пытались сломать ворота, и пост у ворот обычно передавался капитану караула. Другие караульные знали, где найти своего командира. «Кто бы мог предположить, — подумала Джил, — что кто-то на самом деле оставит ворота открытыми и отважится похитить провизию?»Их было трое, подумала она, считая следы, а четвертый отвлекал командира. Значит, это шайка. Не мужчина или женщина, опасающиеся голода, а организованная банда, которая украла бы столько, сколько смогла, и спрятала под замок, придерживая до весеннего голода.Это было ясно, как лунный свет.Джил стояла в алмазной ночи.Давно, вспоминала Джил, когда она была школьницей, у нее никогда не было желания причинить кому-либо вред. Она страстно хотела только знаний, спокойствия ума и сердца. Она хотела думать, разгадывать загадки, воссоздавать прошлые времена и искать правду за полемикой тех, кто лгал о мертвых. Она предпочла знания мужьям, которых могла бы иметь, если бы когда-нибудь попыталась найти их. Джил предпочла их покою семьи, когда ее родителей охватил ужас избранного ею пути. Но с того времени утекло много воды.Джил бесшумно шагнула во мрак ворот. Прислонившись к массивным железным переплетам двери, она закрыла ее.Гаснущее пламя ее факела бросило тусклую позолоту на кольца и рычаги, управляющие замками. Она слышала приглушенное щелканье механизма глубоко внутри тонн подвешенного в воздухе железа. Взяв факел из стенного держателя, Джил поспешила обратно в проход, будто торопясь убежать от того, что она сделала. Она двигалась бесшумно. Дарки могли проскользнуть через открытые ворота и затеряться во мраке Убежища. Ярость, вызванная безответственностью людей, рисковавших не столько своими собственными жизнями, сколько жизнью каждого обитателя Убежища и неприкосновенностью последнего Убежища на земле ради денег, была сильнее страха перед Дарками.За недели, прошедшие с тех пор, как стражники попросили ее стать в их ряды, Джил истребила дюжины Дарков. Ледяной Сокол сказал, что убийство — ее призвание. Она не была уверена в том, что хотела принять этот бросающий в дрожь комплимент. Ведь он говорил о ее черствости и бессердечии, о предпочтении убивать, нежели быть убитой. Но у нее было сейчас такое чувство, будто она разрезала линию жизни и оставила троих людей тонуть. Она была рада, что не видела их лиц и не знала, кто они.Выходя из внутренних ворот, она услышала странный звук. Что-то похожее на шуршание ткани или жалобный стон со свистом пронеслось над ее головой. Недели, проведенные со стражниками, сослужили ей хорошую службу, и Джил чудом сумела отклонить голову от свинцовой трости. Удар, мощный и беспощадный, обрушился на плечо. Острая боль пронзила девушку, и она упала на землю. Факел выпал из ее руки, и Джил оказалась в кромешной тьме.Она услышала звук шагов и, собравшись с силами, взмахнула мечом. Раздался крик, и чье-то окровавленное тело рухнуло на Джил, корчась в агонии. Джил пришла в неистовство от подобной бесцеремонности, нестерпимая боль жгла плечо.Понемногу глаза привыкли к темноте. Бородатый, которого она смутно припоминала, пританцовывал невдалеке. В руке у него был короткий меч. Ближе к ней стоял еще один преступник с гримасой на одутловатом лице. Его мучил приступ рвоты. Не вдаваясь в раздумья, Джил попыталась подняться на ноги, но бородатый, не упуская своего шанса, кинулся к ней, нанося клинком сверху вниз зверский удар. Сквозь завесу темноты и боли Джил узнала удар «гробовая наживка», дурацкий прием, и ее реакция была мгновенной. Она собралась с силами и достала его в выпаде. Кровь хлынула одновременно из груди и изо рта. В его остекленевших глазах застыло выражение боли и дилетантского, почти комического удивления.Коротконогой толстяк бросил свой меч и пустился бежать. Она не ощущала ничего, кроме холодного странного отчуждения, смешанного со слабым презрением к его трусости. Первый из нападавших все еще барахтался на полу, дико вскрикивая на той же высокой ноте и судорожно хватаясь за ногу. Джил медленно повернулась и увидела, что отрубила ему левую ногу, которая лежала где-то в четырех футах от жертвы все еще в зеленой кожаной сандалии с золотой перевязью. Это было последнее, что она запомнила перед тем, как потеряла сознание.— Что с ней? Она выживет? — голоса вокруг нее были смутны и невнятны.— Ингольд? — прошептала Джил ватными губами.— Все в порядке, голубка, — успокоил ее Гнифт, ласково поглаживая по голове. — Просто прекрасно.Джил вздохнула и закрыла глаза из-за дымной боли тусклого света. И все-таки Ледяной Сокол оказался прав: она слишком дорого заплатила за то постыдное решение захлопнуть ворота перед носом трех жалких жуликов. Все эти рассуждения о ценности человеческой жизни — пустая болтовня. Если задуматься, она убила человека, даже не спросив себя, что я делаю? Хотя в момент борьбы она понимала, что спасает собственную жизнь.Рассеянно она подумала: «Наверное, четыре и, может быть, еще один», — если эта сволочь истечет кровью.Джил зарыдала так же, как тогда, когда лишилась девственности. Она пересекла черту, которую не пересечешь дважды, и больше не могла оставаться той, что была прежде.— Не плачь, малышка, — увещевал Гнифт, вытирая слезы на ее щеках своей загрубелой ладонью. — Все позади. Незначительное повреждение ключицы. Сущий пустяк.Но она, казалось, не могла заставить себя остановиться, сотрясаясь в рыданиях не от боли, но от чувства потери и ощущения безысходности.Мир медленно возвращался. Она лежала на своей собственной койке в казарме. Узкая комната, освещенная расплывчатым желтым сиянием жировых светильников, была набита ее друзьями-стражниками; туго забинтовав плечо и стянув его ремнем, Гнифт собирал грубые хирургические инструменты. Его яркие, как у эльфа, глаза излучали нежность и сострадание. Рядом стояла Мелантрис с окровавленным полотенцем в руках, а над ними обоими возвышался Калдерн, заменивший Ледяного Сокола на посту капитана ночной стражи.— Ты здорово все сделал, — сказала Мелантрис. — Чисто. Я же говорила, она сильно ударила, Гнифт. Отхватила ногу и сильно задела другую лодыжку. — Ее холодные бездушные глаза вернулись к Джил. — Ты била одной рукой?Джил кивнула, судорожно вздохнув. Ей вдруг стало интересно, плакал ли ее отец, когда убил своего первого японца? Джил удивилась спокойствию своего ответа.— Да, одной. Так что же все-таки произошло, Калдерн?Рослый капитан почесал затылок.— Какая-то нелепица, — он произносил слова врастяжку, — прибежал парень и стал просить о помощи, мол, убийство на дороге, позвать больше некого. Я, дурак, поверил и пошел за ним, а потом потерял его из виду. Прости, Джил!— Ты не виноват, — кивнула Джил, закрывая глаза.— Никто не мог предположить, что так произойдет, — сказал Янус, неожиданно появившись из темноты. — Как ты себя чувствуешь, Джил? — командир встал у ее койки, огромный и надежный.— Хорошо, — ответила она тихо. Единственный человек, который мог бы разделить боль ее души, был сейчас далеко, где-то в сердце равнины; она желала только одного — спать.Она услышала, как Янус сказал остальным:— Вы свободны, дети мои. Бедняжка устала. Проводите коллег-хирургов и выставьте караул.Послышался шум, пререкания, стоны, невнятные и громкие проклятия на резком языке Вос. Джил не открывала глаз. Она слышала их удаляющиеся шаги.Гнифт откровенно флиртовал с Мелантрис. Янус и Калдерн переговаривались на непонятном северном диалекте. Затихли бряцанье мечей и звон кольчуг. Вернулось мрачное одиночество.— Могу я хоть чем-нибудь помочь тебе?Джил с удивлением открыла глаза. Минальда в своей тонкой крестьянской юбке и темном плаще сидела на соседней койке.— Я хочу пить. — Девушка повернулась и зачерпнула воды. — Что ты здесь делаешь?— Мне сказали, что ты ранена, — сказала Альда просто, — меня разбудили и потребовали подписать бумагу на арест Парсцина Прала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики