науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Меня зовут Эхо Ветра, а вы попали к Народу Извилистых Холмов из страны Белых Озер.— Вы далеко от ваших домов, — серьезно сказал Ингольд. — Это мамонты, которые покидают северные равнины, отодвигают вас так далеко на юг?Рейдер прогромыхал:— Мы делаем то, что хотим. Это наши равнины и наши пустыни, и мы не собираемся спрашивать совета у безумных землекопов реки. Но ты, — продолжал он, жестикулируя рукой в шрамах, — десять дней назад сумел разгадать надпись на нашем магическом столбе и сумел понять ее, в отличие от людей Прямых Дорог. Наверное, ты тот самый колдун, чье имя было известно на юге много лет назад, Пустынный Странник, друг Белой Птицы и его племени?Мгновение Ингольд молчал, как будто это имя, как камни пустыни или ссадины от кандалов на его запястьях, напомнило ему о другой жизни.— Да, я — Пустынный Странник, — сказал он наконец. — Но я должен сказать тебе, Эхо Ветра, что Белая Птица умер, узнав меня.— Я был другом Белой Птицы, — тихо сказал вождь. — И люди умирают не только из-за тебя, Пустынный Странник, — выцветшие ресницы скрыли сверкание его глаз. — И если ты тот самый Пустынный Странник и Белая Птица говорил мне правду, для всех нас хорошо, что мои люди не убили тебя до моего прихода.— Твоим людям крупно повезло, что они не пытались это сделать, — мягко ответил Ингольд.Золотые глаза встретились с голубыми, но мгновение спустя безмолвный поединок закончился.— Да, — сказал вождь тихо. — Ты действительно тот самый Пустынный Странник, который похитил у Белой Птицы лошадей...— Неправда! — возмутился Ингольд.— ...и заключил пари об ужасных птицах...— Это был не я.— ...и проиграл?— Я выиграл. И кроме того, — спокойно ответил Ингольд, — это было так давно, когда я был молод и глуп.— Тогда зачем теперь, когда ты немолод и неглуп, когда повсюду витают злые духи, вы явились в наше пристанище?Как будто вызванные упоминанием о духах, ветры задребезжали стеклом и перьями волшебного столба, белый солнечный свет замерцал на вращающемся металле, а лепестки диких роз вырвались на свободу и упали в траву, как жертвенная кровь. Рейдеры засуетились, повернув головы в сторону безмолвной пустыни. Там ничего не было, ничего, кроме арктического холода.Ингольд облокотился на копье.— Расскажи мне об этих злых духах, — сказал он.Эхо Ветра молча разглядывал двух оборванных пилигримов из стана врагов, как бы определяя, что стоит каждый из них. Руди захотелось раствориться. Но вождь сказал только:— Заходите. Ешьте со мной, ты и твое Маленькое Насекомое, которое знает заклинания, и мы поговорим обо всем.Убежище Эха Ветра было больше других в лагере, но, как большинство из них, его было трудно обнаружить в зарослях мескитовых деревьев, которые раскинулись на нескольких футах. Слабый дымок с запахом приготавливаемого мяса струился над огнем. Ингольд безошибочно определил вход и зашел в землянку.— Это безопасно? — тихо спросил Руди, беспокойно оглядываясь на воинов.— Как все, что ты делал за последние четыре дня, — резко ответил Ингольд. — Садись, дай взглянуть на твою ногу.Мрачная землянка была узкой, с низкой крышей, с запахом толченого шалфея. Шкуры бизонов и мамонтов валялись на полу, и Руди устроился на одной из них, пока Ингольд разбирался среди разных пакетов и мешочков, он привык заботиться о своей персоне.Ужасное подозрение овладело Руди.— Эй!Ингольд посмотрел на него.— Это была проверка? Ты все подстроил, чтобы посмотреть, смогу ли я выжить без тебя?— Нет, — ответил колдун и стал развязывать покрытую коркой повязку на лодыжке и икре Руди. — Во-первых, ты еще не способен выдержать какое-либо испытание, а то, что тебе пришлось пережить, было равносильно убийству. Когда я хочу убить своих помощников, я делаю это осторожно и после честного предупреждения. Во-вторых, мне следовало бы остановить тебя, когда ты убегал из лагеря в бурю, даже не убедившись, действительно ли я исчез или нет.— Да, но я... — смысл того, что сказал старик, дошел до него. — Хунх?Ингольд вздохнул и присел на корточки.— Это самый старый трюк в книге, Руди, — терпеливо объяснил он. — Если ты хочешь разделить двух партнеров, самый быстрый способ — бросить на одного из них тайное заклинание, пока другой отвлекся. Ты спал, не так ли? Для этого потребовалось бы лишь несколько минут. Буря только ухудшила ситуацию.— Они кто? — поморщился Руди, когда Ингольд наложил тонкую массу из молотых трав и воды на полузажившую, покрытую коркой рану.Старик посмотрел на него и вытер руки концом своей заплатанной и протертой мантии.— Дарки, — сказал он мрачно. — Те же самые, я думаю, что преследовали нас из Ренвета. Их не много, но достаточно, чтобы продержать меня в пещере до утра. Мне нужен еще кусок одежды. Нам больше нечем перевязать рану.Руди, философски размышляя, подумал, что в данном случае больше или меньше лохмотьев — нет никакой разницы. Он знал, что выглядит, как нищий из кинокартины Ингмара Бергмана — в отвратительных лохмотьях, с длинными волосами, помятым лицом и четырехдневной щетиной на подбородке. Ингольд выглядел немногим лучше, усталый, грязный, оборванный, как святой Фрэнсис после битвы. Последние дни сказались и на нем.— Мне мешали найти тебя. Я преодолел многое, чтобы вновь встретиться с тобой, — продолжал Ингольд, наклоняясь вниз, чтобы перевязать рану. — Дарки преследовали меня две ночи, и я не мог уходить далеко от убежища. Закончилось все тем, что я убил большинство из них, я думаю, что по этой причине они пришли из Ренвета и все время преследовали нас.Руди спросил:— Хунх? — и вскрикнул от боли, как только пальцы Ингольда нежно прикоснулись к поврежденным ребрам.— Сиди спокойно, больно не будет.— Черта с два не будет. Каким ты представляешь себе Ренвет?— Всегда трудно сосчитать Дарков, Руди, — колдун замолчал, оказывая помощь, стоя перед ним на коленях в густом мраке убежища, в темноте лицо его было серьезным. — Уверен, что во вторую ночь их было меньше, чем в первую, и еще меньше в третью. Если Дарки могут поддерживать связь между собой и другие были поблизости, их должно было бы быть больше, а не меньше. Отсюда их стремление разбить нас, уничтожить поодиночке, — он повернулся к своей медицинской сумке. — Кстати, ребра только сломаны. Я приготовлю клейкий пластырь, чтобы держал их, пока они заживают, они срастутся через несколько недель при условии, что ты не будешь больше совершать подобных подвигов, как сегодня днем. Кстати, я должен был следить за Че, а это тоже мешало моим поискам.— Че с тобой?— Да, — мягко ответил Ингольд. — Сейчас он прячется в моем рукаве. — Увидев реакцию Руди, он вдруг впервые за все время их знакомства ухмыльнулся. — Он спрятался в пустыне недалеко отсюда, — объяснил он. — Я не мог потерять его, конечно, я не планировал путешествие к Сивардским горам. Мы слишком торопились, чтобы хорошо питаться. Но, — добавил он, — Джованнин отлучила бы меня дважды, если бы я потерял ее осла.Руди натянул на себя потертые остатки своей одежды и запутался в шнуровке, проклиная того человека, который не смог в этом мире изобрести застежку-молнию.— Послушай, Ингольд, — сказал он спустя минуту. — Ты говоришь, что Дарков было немного. За четыре дня, что я провел в пустыне, мне не встретился ни один из них.Ингольд кивнул, и у Руди появилось подозрение, что старик все знает о его скитаниях в одиночестве.— Знаешь что? Я не встретил и этого духа.— Я тоже не видел его, — спокойно сказал Ингольд. Проворными руками он собрал травы и лекарства. Его лицо было печальным, когда он заговорил. — Странно, что я никогда даже не чувствовал его присутствия. Прошлую ночь я провел сидя, не смыкая глаз, в темноте, без огня, наблюдая, слушая и чувствуя, как это может колдун, нити и волокна воздуха над этой пустыней, пытаясь найти хоть малейший знак, что Дарки уже узнали, где я. Но следов Дарков не было, не было никаких следов вообще. Ни звука, ни знака, ни дыхания, движущегося над песками, кроме тех ночных тварей, которые существуют на земле.Руди понимающе кивнул, догадываясь, что делал Ингольд. Ингольд отыскивал и понимал изменение каждого острого листика сорной травы, понимал и шорох песка под тяжестью ступни, каждый запах, который приносил воздух ночи. Он получал эти сведения через свои чувства, заброшенные, как сеть, на сотни миль. Он искал опасность в ночи и не находил.— Но в таком случае, — спросил Руди, — где и что такое дух?— Именно этот вопрос задают мои люди, — прогрохотал бас. Посмотрев вверх, Руди увидел, что Эхо Ветра вошел в убежище, наклонив свою высокую голову под низкой крышей. Его окружала грязная аура запаха костра и тушеной дичи. Воины, которые вошли за ним, — младшие начальники военного отряда, предположил Руди — с трудом внесли прочно сплетенную корзину, измазанную снаружи и внутри затвердевшей глиной и полную больших кусков дымящегося мяса. Другие несли посудины, заполненные зеленоватой кашей с резким запахом. Руди посмотрел еще раз и увидел, что часть маленьких сосудов были черепами дуиков. Другие, судя по размерам черепов и отсутствию подглазных краев, были черепами животных.Младшие начальники устроились в стороне, усевшись на шкуры и тихо переговариваясь. Время от времени медленное течение разговора доходило и до Руди — умеренный приглушенный шум голосов, напоминающий вздох ветра, дополненный знаками, и с едва различимыми изменениями интонаций.Только Эхо Ветра подошел и сел с Руди и Ингольдом, он принес мясо, кашу и бутыль напитка, который имел тошнотворный сладковатый привкус и коварный алкоголь.— А теперь, — сказал вождь, когда они закончили трапезу и вечер все окутал темнотой, — вы, колдуны, которые прочли все бумаги безумных землекопов за горами, что это за дух, который страшнее Дарков, Пожирателей в Ночи?— Страшнее? — тихо спросил Ингольд. Руди послышалось в густом шероховатом голосе не только опасение, но и переполняющее любопытство. Руди подумал, что Ингольд или узнает все, или умрет.— Он должен быть таким.— Почему? Вы видели его?Отрицательное движение головой — и серебряная вспышка на толстом сверкающем шнуре.— Тогда откуда вы узнали, что он страшнее?Рейдер дернул плечами — легкое движение, напоминающее резкие движения Ледяного Сокола.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики