науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он был прав?
– Да, – признался Аласдер и сел в кресло напротив графини.
Огонь в камине делал комнату очень уютной. На полу лежал персидский ковер. На стенах, обитых бледно-желтым шелком, в бронзовых канделябрах горело множество восковых свечей. Лепнина в виде цветочного орнамента украшала потолок. Все здесь говорило об изысканном женском вкусе.
Все, за исключением большого кресла, в котором сидел Аласдер. Кожаные подлокотники кресла были потерты, и от них исходил едва заметный запах табака. Наверное, в этом кресле когда-то по вечерам сидел генерал Уэскотт, и они с графиней вели задушевные беседы.
– А портрет моего деда есть? – спросил Аласдер, принимая из рук слуги бокал с виски.
– Только небольшой, хотя ведь это был его долг – позировать для портрета. Но он не любил художников, а вот портрет твоей бабушки был написан.
– Я слышал, что она была красавицей.
Аласдер взглянул на Изабел. Она сидела тихо, но он знал, что ее спокойствие обманчиво. Однажды на острове в Южных морях он видел один вулкан. Казалось, он находился в полном покое, но на самом деле был способен залить раскаленной лавой землю на много миль вокруг себя.
Какой вулкан кроется за внешней бесстрастностью Изабел?
Патриция задумчиво изучала содержимое своей чашки, будто в ней был вовсе не шоколад. У Аласдера было ощущение, что она колеблется, надо ли говорить то, о чем она собирается сказать. Наконец она поставила чашку и спросила:
– Хочешь увидеть портрет Мойры? Его писали и переписывали несколько месяцев, пока Джералд наконец его не одобрил. – Она оперлась на трость и встала. – Портрет всегда висел в спальне. Почему бы не отвести тебя гуда, чтобы ты смог его увидеть?
* * *
Изабел хмурилась, но Аласдер этого не видел, потому что помогал Патриции подниматься по лестнице.
Изабел никогда и никому в жизни намеренно не причиняла боли, но сейчас она с удовольствием ударила бы Аласдера по голове своим деревянным молотком.
Он с таким пренебрежением представил ее графине, будто она была не более чем какой-нибудь предмет. «Вот коробка, сундук. Моя жена. Не обращайте на нее внимания, она скоро перестанет ею быть».
С мрачным видом она поднималась вслед за Патрицией и Аласдером.
На площадке третьего этажа графиня остановилась и приложила руку к груди.
– Я редко поднимаюсь на этот этаж, – призналась она, переводя дух. – Моя комната находится за кабинетом Найджела. Так велел мой доктор.
– В таком случае не надо было подниматься.
– Ноя хотела. Мое здоровье входит в противоречие с моими желаниями. Это досадно, но ничего более.
Изабел шла за ними по коридору, подняв голову и любуясь потолком. Он был разбит на квадраты, в центре каждого из которых была виньетка – крошечные полуголые фигурки, резвящиеся на полянках, или закутанные в тоги пары, сидящие на облаках. Даже двух одинаковых картинок среди них не было.
– Я не была здесь несколько лет, – сказала Патриция, открывая дверь. – Но комната осталась такой же, какой была во времена твоего деда, Аласдер.
Графиня отдернула зеленые с золотом шторы и, прежде чем открыть окно, с минуту стояла, глядя на блестевший от недавнего дождя газон и на деревья с густой листвой.
Солнце осветило девственную чистоту комнаты. Похоже на то, подумала Изабел, что к комнате Джералда относятся так, будто это храм. А стоявшая у окна неожиданно помолодевшая женщина казалась его хранительницей.
Что-то невыносимо печальное было в этот момент в облике графини Шербурн. Комната Джералда, наверное, пробудила в ней воспоминания о тех днях, которые она предпочла бы забыть.
В комнате взгляд сразу останавливался на кровати, застеленной блестящим зеленым покрывалом. Высокий полог поддерживали по углам резные столбики. На деревянном изголовье был изображен герб – ягненок и лев, каждый на щите, разделенном диагональю.
Другие предметы мебели были не такими величественными, но отличались изысканным стилем. Передняя стенка платяного шкафа была инкрустирована разными породами дерева и изображала пейзаж – плакучие ивы над рекой.
Изабел заинтересовал письменный стол, верх которого был инкрустирован кожей и золотом. Она погладила глубоко врезанные зеленые листья и золотые ягоды, располагавшиеся вдоль всех четырех сторон стола.
– Это была общая спальня Мойры и Джералда. Он спал здесь даже после того, как мы поженились. – Патриция бросила взгляд на висевший над белым мраморным камином портрет. – Думаю, ему нравилось вспоминать свои лучшие времена.
Портрет Мойры Макрей с ребенком на руках был обычным по композиции. Фоном служил Гилмур – такой, каким он когда-то был. Голубое платье Мойры подчеркивало цвет ее глаз, такой же, как у Аласдера. Но сходство было не только в этом. Глядя на улыбку его бабушки, на форму ее носа и подбородка, можно было с уверенностью сказать, что они с Аласдером родственники, притом близкие.
Мойра смотрела на ребенка с такой любовью и нежностью, что Изабел даже позавидовала давно умершей женщине. Испытает ли она когда-нибудь такое счастье?
– Это твой отец? – спросила она Аласдера. Тот кивнул.
– Я очень его люблю, хотя он мне и не родной, – улыбнулась Патриция. – Я была счастлива, когда получила от него письмо. Ты тогда только родился, Аласдер, и он писал о своих жене и сыне.
– Теперь нас пятеро. И все мы гордимся тем, что он наш отец.
– Джералд был бы рад, если бы узнал, что его внук вернулся, чтобы заявить свои права на наследство.
Изабел искоса посмотрела на Аласдера, удивляясь, почему он до сих пор не сказал графине, что приехал, чтобы отказаться от титула. Может быть, его остановили слезы, стоявшие в ее глазах?
Аласдер молча последовал за графиней, несомненно, для того, чтобы помочь ей сойти вниз. Изабел еще не встречала столь внимательного человека, который был бы озабочен тем, чтобы юнга не оступился на канатах и понимал, что пожилой женщине трудно одолеть лестницу. В конце концов, он не остался равнодушным и к ее ушибу. Он был настолько силен и уверен в себе, что не стеснялся показаться заботливым. Аласдер Макрей никогда бы не наказал женщину, если бы она его раздражала, и не стал бы терроризировать ребенка себе на потеху.
Изабел убеждала себя, что не стоит узнавать Аласдера лучше или вникать в суть его характера. Потому что, когда он ее оставит, чувство потери будет неизмеримо большим, чем сейчас.
Глядя на портрет и все еще заставляя себя улыбаться Изабел вдруг поняла, что этот человек – мужчина ее мечты.
Глава 14
Комната, которую отвели Изабел, была прелестной, хотя и не так пышно обставленной, как другие комнаты Брэндидж-Холла.
Напротив кровати, покрытой желтым шелком, было огромное, от пола до потолка, окно.
Из окна открывался вид на пологие холмы и сочную зелеую траву лугов. Не было ничего такого, что портило бы пейзаж. Никаких овец. Деревья были высокими и величественными. Вдали виднелось марево, будто сам Бог покрыл Англию легким одеялом, чтобы она могла спокойное отдыхать.
Для Изабел все здесь было чужим. Даже сумерки сгущались как-то иначе. В Шотландии день долго боролся с ночью: темнеющее небо сначала окрашивалось в красные и оранжевые тона, а солнце не торопилось уходить, будто опасаясь, что ему больше не удастся взойти.
В Шотландии если уж давали клятву, то навсегда.
Изабел отошла от окна к кровати. Впервые за эту неделю у нее есть комната, где она будет спать одна. Впервые за последнюю неделю Аласдеру не придется спать на полу.
Она потрогала шелковое покрывало. Владельцы Брэндидж-Холла не ограничивали себя в средствах, стремясь сделать свое жилище красивым и удобным. Не то что ее собственный дом, где ремонт делали редко и экономили на всем.
Служанка разложила ее вещи на кровати – будто ей было из чего выбирать. Изабел аккуратно сложила каждую вещь и уложила все снова в свою корзину.
Приведя себя в порядок, она надела бежевую юбку, отделанную по подолу голубой лентой, голубой жакет и бусы из драгоценных камней разного цвета и разных размеров, нанизанных на тонкую золотую проволочку. Изабел нашла эти бусы в развалинах Гилмура и считала их своим самым большим богатством.
Стоя перед зеркалом, она задумчиво перебирала камешек за камешком. Здесь были все оттенки голубого от цвета неба над Шотландией до цвета глаз Макрея.
Изабел оглядела себя и отметила, что она очень бледна, что губы ее почти бескровны, а глаза кажутся огромными на осунувшемся лице.
Стук в дверь был приглашением к обеду.
Однако, открыв дверь, Изабел не обнаружила ни лакея, которому следовало сопроводить ее вниз, ни Аласде-ра. Перед ней стояла графиня Шербурн, нетерпеливо постукивавшая тростью по двери.
Изабел отступила, чтобы впустить графиню, но вместе с ней в спальню вошли пять служанок. В руках у каждой были какие-то предметы одежды, а одна из служанок держала еще и небольшую шкатулку.
– Мы пришли, чтобы приготовить тебя к обеду, моя дорогая.
Патриция улыбнулась и оглядела Изабел. Она определенно не одобряла ее наряда.
Усевшись на стул у окна, графиня подала сигнал служанкам. Две из них подошли к Изабел с явным намерением ее раздеть.
Изабел отстранила служанок и, отойдя к стене, скрестила руки на груди. Твой наряд очень мил, но он не годится для жены грифа Шербурна, моя дорогая.
Изабел не знала, что на это ответить.
Между тем графиня подняла конец трости. Наверное, нервно подумала Изабел, каждый ее жест является знаком какого-то тайного кода.
Одна из служанок подошла к ней с ворохом одежды.
– Я думаю, зеленое подойдет, Дженни, – сказала Патриция.
Дженни положила платье на кровать, а к Изабел снова подошли те же две служанки. Когда одна из них попыталась снять с нее юбку, Изабел решительно отодвинула ее руку.
– Я ценю вашу доброту, графиня, и все же я хочу быть в своей одежде.
Снова кивок, и служанки выскользнули из комнаты, оставив Изабел и Патрицию одних.
– Наверное, я чего-то не поняла, Изабел? – сдержанно поинтересовалась графиня. – Ты тоже хочешь, чтобы ваш брак был аннулирован?
– Нет, – призналась Изабел.
– Тогда почему ты не сделала ничего, чтобы разубедить, Аласдера?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики