науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Неожиданно Изабел рассмеялась в ответ на какое-то замечание Эймса, и Аласдер обернулся и нахмурился. Патриция похлопала его по руке, успокаивая, но при этом не скрывая улыбки.
Обед прошел в достаточно приятной обстановке. Темами для разговоров служили здоровье Патриции, вкус подаваемых блюд и мятежные колонии.
Во время обеда Эймс все время делал Изабел комплименты, не спуская восхищенных глаз с ее несомненных достоинств. Аласдер решил, что поверенный определенно ему не нравится. Этот человек был из породы людей, зарабатывающих на жизнь тем, что они безотказно выполняют причуды богатых.
Откинувшись на спинку стула, Аласдер начал нетерпеливо барабанить пальцами по краю стола. Неужели этот обед никогда не закончится?
– Я нахожусь в присутствии знаменитого человека. – Эймс неожиданно обратил свое внимание на Аласдера. Он взял бокал и произнес с саркастической улыбкой: – Я забыл поздравить вас с вашими подвигами.
Аласдер молчал, ожидая, что же последует дальше.
– Ты и вправду так известен, Аласдер? – спросила Патриция.
– Разве вы не знаете, что ваш внук знаменит в кругах мореплавателей? Вы когда-нибудь слышали об Антарктике графиня?
Аласдер молчал, однако насторожился.
– Вы открыли новый континент, – заявил Эймс.
– Его открыли другие, а не я. – Аласдер сохранял спокойствие, хотя высказывания Эймса и его тон вызвали у него раздражение. Если бы он остался с поверенным наедине, то с удовольствием стер бы с его лица эту самодовольную ухмылку.
– Но им позволили это сделать записи в вашем судовом журнале. Вы же что-то видели, не так ли? По-моему, какой-то остров. Или то был полуостров?
Сообщество мореплавателей было небольшим, но оно было известно своей поразительной осведомленностью. В океане могли встретиться два корабля, и еще до того, как они разойдутся, команды уже знал и друг о друге больше, чем жители двух соседних городов.
Аласдер не мог не удивиться, откуда ушлому поверенному был известен его маленький трюк. Если только, со все увеличивающимся раздражением подумал Аласдер, Эймс не наводил о нем справки. А если так, то что ему еще известно? Неужели и то, что его отец жив?
Мысленно проклиная Эймса, Аласдер отпил глоток вина. Но его недовольство Эймсом было ничто в сравнении с тем, как действовала ему на нервы Изабел. Мало того, что у нее такое глубокое декольте, что приходится удивляться, как это ее груди не попадают в суп, так она еще смотрит на него так, будто они вообще незнакомы.
Аласдер посмотрел на нее, ожидая какой-то реакци, но она, по своему обыкновению, хранила молчание.
– Я обладаю способностью далеко видеть. Вот и все, – объяснил он скорее Изабел, чем Эймсу.
– Может, нам называть вас Аргусом? – усмехнулся Эймс. – Так звали стоглазое чудовище из греческой мифологии. Хотя я вижу у вас лишь два глаза.
– А меня очень удивляет, – с улыбкой вмешалась Патриция, – откуда у тебя такая тяга к морю. Насколько я помню, у твоего отца ее не было.
Аласдер улыбнулся ей, но ничего не ответил. Он не доверял Эймсу и предпочел не говорить о своем отце в его присутствии.
– «Стойкий» очень красивый корабль, – вдруг сказала Изабел, обращаясь к Патриции. – И когда он идем на всех парусах, такое ощущение, будто он просто летит над водой.
– Как поэтично, – тут же льстиво откликнулся Эймс. Аласдер откинулся на спинку стула, подавив в себе желание свернуть шею этому лизоблюду и прикрыть Изабел своим камзолом, избавив ее тем самым от очередного похотливого взгляда.
– Вы любите поэзию, Эймс? В таком случае я могу прочесть вам несколько стишков, сочиненных на тему мореплавания, но только когда мы уединимся с вами в библиотеке. А пока мы здесь, – сказал Аласдер, вставая, – Позвольте узнать, где вы добыли обо мне так много сведений? – «И что вы еще обо мне знаете?»
Патриция тоже встала, тяжело опираясь на свою трость.
– Вы поговорите об этом завтра, а пока мы перейдем в гостиную. Если только вы пообещаете, что будете вести себя дружелюбно.
Слуга отодвинул Изабел стул. Она встала и, обернувшись к Эймсу, вместе с Патрицией вышла из столовой.
Ему снова указали на его место, понял Аласдер.
Патриция привела ее в гостиную, убранство которой по роскоши превосходило все другие комнаты, виденные Изабел.
Стены были обиты ярко-красным шелком, высокие окна обрамляли такого же цвета шторы. Потолок, как и в коридоре третьего этажа, был разделен на квадраты, каждый из которых украшала лепнина. Пол красного дерева был устлан мягким ковром цвета слоновой кости. У противоположной от окон стены ярко горел камин.
Тяжело ступая, Патриция подошла к дивану, расположившемуся напротив камина. У нее был усталый вид. Неудивительно, подумала Изабел, ведь сегодняшний день для нее был полон волнующих событий.
Изабел села бы рядом с Патрицией, если бы ее внимание не привлек какой-то предмет в углу гостиной. И алькове, созданном, видимо, специально, стояло произведение искусства, подобного которому Изабел еще не приходилось видеть. Среди многочисленных предметов старины, портретов предков и прочих свидетельств богатства Шербурнов статуя молодого человека выделялась своим великолепием.
Изабел подошла ближе. Скульптура юноши была вы полнена из голубовато-белого мрамора. В поднятой правой руке он держал под подбородком шар. Левая рука была вытянута вперед, очевидно, для поддержания равновесия. Одна нога была приподнята, будто в момент движения Изабел потрогала колено, и ей показалось, что ее пальцы почувствовали движение сустава.
Лицо юноши обрамляли завитки волос, подчеркивая орлиный нос и упрямо сжатый рот. Глаза, которые в скульптуре только угадывались, смотрели вперед и казались молчаливыми свидетелями вечности.
Изабел провела пальцами по искусно выполненной тоге, под которой угадывались упругие мускулы.
Гладкость камня изумила Изабел. Полировка, требовавшая предельного внимания к деталям и невероятного терпения, у нее чаще отнимала больше времени, чем сама резьба. Но возможно, у скульптора, создавшего этот шедевр, были подмастерья, которым он поручал эту работу.
Изабел смотрела на скульптуру и понимала, что ей никогда не удастся создать что-либо столь совершенное. Но ведь она может учиться, оттачивая свое умение, чтобы достичь вершины своих возможностей.
Повернувшись, она столкнулась с Макреем, оказавшимся за ее спиной.
– Ты вот-вот выпадешь из этого платья, – заметил он, Изабел и вправду чувствовала себя в таком платье неловко. Но она была не в настроении соглашаться с Макреем.
– Это была идея вашей бабушки. Выскажите ей свое неудовольствие, – в том же тоне ответила она.
– Тебя слишком туго затянули. Это может тебе повредить.
– На мне нет корсета, – объяснила она и тут же смущенно вспыхнула.
Патриция в это время говорила что-то слуге, а Эймс рассматривал бронзовую статуэтку на каминной полке, так что они не слышали их пикировки.
Аласдер был снова гладко выбрит, лицо его было серьезным.
– Да и вообще, Макрей, какое вам до этого дело?
Изабел подняла голову и встретилась с ним взглядом.
Потом повернулась, чтобы уйти, но Аласдер удержал ее за плечо. Прикосновение его теплой руки к обнаженному плечу было похоже на ожог.
– Уберите руку, Макрей. – Изабел вдруг охватил гнев. – Вы не имеете права ко мне прикасаться.
Резко вырвавшись, она выбежала из комнаты, чувствуя на себе изумленные взгляды Патриции и Эймса.
Глава 16
Утро было ясное. Прошедший накануне дождь освежил воздух. Английский шторм был, по мнению Изабел, слишком тихим по сравнению со штормами Шотландии. С их грохочущим громом и вспышками молний, освещающими небо от края до края.
Cегодня сад Брэндидж-Холла показался Изабел еще более впечатляющим, чем накануне. Особенно поразило ее огромное количество цветов. Вдоль посыпанных гравием дорожек тянулись куртины роз всех цветов и оттенков. Сад напомнил Изабел вышивки ее матери – такой же совершенный и изысканный.
Изабел шла по дорожке вдоль левого крыла дома и вдруг остановилась, пораженная открывшейся ей картиной.
Это был участок дикой природы, где растения росли как попало. Когда-то это место было огорожено кустарником, но теперь сюда, по всей вероятности, не заглядывали садовники, и здесь распоряжалась сама природа.
В центре участка находился пьедестал с бронзовыми солнечными часами, выполненными в виде улыбающегося лица. Возле них на деревянной скамье Изабел ожидала графиня Шербурн.
От вчерашней оживленности графини не осталось и следа. Сейчас она выглядела хрупкой и словно придавленной бременем своего возраста и воспоминаний.
– Вы хотели меня видеть? – спросила Изабел, не понимая, что еще от нее может быть нужно графине. Во всяком случае, она больше не позволит превращать себя Бог знает в кого, как вчера вечером.
Патриция указала на место возле себя, и Изабел неохотно села, на ходу придумывая слова, которыми она откажется от возможных предложений графини. Но Патрицию, казалось, сегодня нисколько не интересовала ее одежда.
– Это место напоминает мне о моем детстве, и чем старше я становлюсь, тем больше мне хочется вспоминать о том, какой я была тогда. Возможно, – с печальным смешком сказала она, – мне хочется вспоминать свою молодость, чтобы примириться со своей старостью.
– А может быть, приятно видеть вокруг себя вещи, напоминающие о более легких временах? – предположила Изабел. – Кельтский крест в саду – тоже напоминание?
– Его придумала сделать Мойра, и с тех пор за цветами постоянно ухаживает садовник. – Она взглянула на солнечные часы, которые в тени, естественно, были бесполезны. – А часы нашел для нее Джералд. Шотландия занимает большое место в моей жизни. Но я была абсолютно уверена, что со смертью Найджела оборвалась последняя ниточка.
Она повернулась к Изабел и похлопала ее по руке.
– Пока не появилась ты, моя дорогая.
Пальцы Патриции были такими холодными, что Изабел накрыла их своей ладонью, чтобы согреть.
– Ты такая добрая, девочка. И от этого мне еще труднее сказать тебе то, что необходимо сказать.
Патриция вздохнула.
– Мне следовало сказать тебе об этом еще вчера, моя дорогая.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики