науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она сделала глубокий вдох и, собрав все свое мужество, стала осторожно спускаться вниз, держась одной рукой за стену.
Главный зал выглядел довольно уродливо, однако он не всегда был таким. Каменные блоки стен когда-то были выкрашены в голубой цвет, но с годами краска поблекла и сквозь нее проступили большие серые пятна. Каменный пол, выложенный из квадратных плит, был выщерблен и местами стал опасно неровным.
Над камином висела единственная красивая вещь – картина, на которой был изображен предок клана Драммондов. По легенде, шепотом передававшейся из поколения в поколение, он был рыцарем, своего рода паломником, пришедшим в Шотландию из Англии. В детстве Изабел часто приходила сюда и рассматривала картину.
Рыцарь был изображен стоящим на коленях. Солнечный свет освещал его, словно благословляя. Рядом с ним на земле виднелась плетеная корзина. Это означало, что он пришел в свой новый дом почти без всякого имущества. Рыцарь стоял, упершись лбом в рукоятку меча, воткнутого в землю. На рукоятке было выгравировано одно-единственное слово на латыни. Когда-то один из немногочисленных поклонников Изабел перевел ей это слово. Верность.
Прежде краски на картине, наверное, были яркими и сочными. Но от времени они потускнели, а железная рама, обрамлявшая картину, проржавела в нескольких местах, и недостающие части были заменены металлическими пластинками, отчего получилось топорное, хотя и впечатляющее произведение искусства.
С тех пор мужчины клана Драммондов приняли девиз первого рыцаря в качестве своего и поклялись в верности Шотландии и своему клану. Впрочем, ее отец нарушил традицию и теперь клялся в верности лишь себе самому и своим деньгам.
Изабел посмотрела в угол зала, Матери не было в ее обычном кресле. Она решила не присутствовать? Или отец запретил ей приходить, пока не будет наказана Изабел?
Это был еще один знак, заставивший сердце девушки похолодеть еще больше.
Она подошла к столу, за которым сидел отец с каким-то молодым человеком. Изабел узнала пастуха. Тот посмотрел на нее лишь мельком и отвернулся.
Оцй решила, что пастух все же ее видел и донес на нее отцу. Но почему он не пришел ей на помощь, когда она провалилась в яму?
– Где ты была, Изабел?
– В Гилмуре, – прошептала она, опустив голову. Руки сами по себе сжались на животе – это была привычная поза повиновения.
Отец встал, с грохотом отодвинув резной стул.
– Разве я не запретил тебе туда ходить?
– Да, – опять прошептала она и услышала, как ее голос дрожит от страха.
– Протяни руку, – приказал он.
Она повиновалась, вытянув руку ладонью вверх. Пока ее отец доставал из сапога кинжал, она закрыла глаза, как всегда делала в таких случаях.
Почувствовав прикосновение острия к основанию пальца, Изабел призвала на помощь всю свою волю, чтобы не вздрогнуть и не отдернуть руку. Иначе наказание будет еще страшнее.
– Расскажи мне о человеке, которого ты там встретила, – потребовал отец и слегка провел лезвием до кончика пальца и обратно – до запястья. Следа не осталось, но угроза тем не менее была реальной.
Она открыла глаза.
– Человека по имени Макрей?
– Его самого. – Нож снова оказался у основания большого пальца, словно отец собрался его отрезать. Паника охватила Изабел.
– Обычный человек, как любой другой.
– Как он выглядел?
– Высокого роста, с бородой. Глаза голубые, – добавила она. – Очень светлые, почти прозрачные.
– Такие глаза у всех Макреев, – произнес отец, глядя куда-то вдаль, словно видел перед собой этого человека. – И какое же ты заслужила наказание, Изабел? Отрезать тебе палец? Скажи, как научить тебя повиноваться мне?
Ее рука дрожала, но она молчала, хотя от знакомого чувства страха у нее внутри все похолодело.
– Может, вырезать какую-нибудь букву? – Он провел кончиком кинжала по основанию большого пальца, и на этот раз на порезе выступила кровь. – Букву «Д», обозначающую, что ты Драммонд, или слово «дерзкая»?
Лучше букву «О» – «отчаяние», подумала Изабел, но, конечно, промолчала.
– Горничная обыщет твою комнату и принесет мне все, что найдет там ценного. Может быть, запрет покидать комнату до дня твоей свадьбы научит тебя повиноваться мне. Конечно, ты заслуживаешь более сурового наказания, но пусть оно будет напоминать тебе, кто я.
Отец не может ее побить или порезать, неожиданно поняла Изабел. Ведь тогда она будет обесценена в глазах будущего мужа. Ей следовало бы знать, что алчность ее отца во сто крат сильнее, чем его гнев.
Изабел молчала. Этот урок она выучила уже в детстве. Но даже если теперь ее редкие вылазки оказывались не возможными, ее тайные мысли все равно принадлежали только ей.
Отец сунул кинжал за голенище сапога и махнул рукой, отпуская дочь. Изабел крепко сжааа кулак, чтобы остановить кровь, и выбежала из зала, пока отец не передумал и не наказал ее еще страшнее.
Глава 3
– Теперь мы по крайней мере знаем, что случилось с фортом Уильям, – сказал Аласдер, глядя на южный фасад крепости Драммонд.
– Никогда бы не подумал, что шотландец мог использовать кирпич английского форта для строительства своего дома, с отвращением заявил Дэниел.
Они приближались к Фернли медленным шагом, чтобы слуги Драммондов могли заранее уведомить своих хозяев об их приближении.
– Ты уверен, что хочешь это сделать, Аласдер? Надо было прихватить с собой всю команду.
– Надеюсь, что Драммонд не так уж свиреп, Дэниел, – улыбнулся Аласдер.
– А почему ты думаешь, что он тебя выслушает?
– А ты считаешь, что не выслушает? Почему?
– Он – Драммонд. Вот именно поэтому.
Они остановились у входной дубовой двери, окованной железом.
Странно, но казалось, что она не была предназначена именно для этого дома. Это навело Аласдера на мысль, что жадность заставила Драммонда присвоить не только английские кирпичи, но и часть Гилмура.
Очень может быть, что в окончательном разрушении старого замка были виноваты вовсе не англичане, а сосед-шотландец.
– Полагаю, ты не настолько глуп, чтобы войти в этот дом одному? – сердито промолвил Дэниел, когда Аласдер сделал знак рукой, предлагая помощнику оставаться на месте.
Аласдер кивнул и взялся за молоток. Дверь начала медленно открываться, будто Фернли встречал визитеров с большой неохотой. Из-за двери появился молодой человек с непроницаемым лицом.
– Я пришел, чтобы увидеть Драммонда.
– А кто вы такой?
– Аласдер Макрей.
В ту же секунду охранника оттолкнули, и на пороге появился пожилой мужчина.
Судя по морщинам, этот человек был примерно в возрасте отца Аласдера, Но если Йен Макрей все еще привлекал взоры дам, то на этого мужчину, по мнению Аласдера, ни одна женщина не захочет взглянуть во второй раз. Большой нос в оспинах торчал в середине обветренного загорелого лица. Темные волосы свисали на плечи неопрятными прядями. Глубоко сидящие глаза смотрели на Аласдера враждебно.
Магнус Драммонд.
– Это вы прогнали моих овец с их пастбища. – Фраза прозвучала угрожающе.
Значит, не будет никакого обмена любезностями, положенного при первой встрече, понял Аласдер. Что ж, так тому и быть. У Аласдера не было времени на фальшивый этикет.
– Они паслись на моей земле, – ответил Аласдер, скрестив руки на груди.
– А по какой причине вы считаете эту землю своей? – Драммонд нахмурился.
– Причина в том, что я – Макрей, – твердо сказал Аласдер, выступив вперед. – Потомок старого помещика.
– Если вы действительно тот, за кого себя выдаете, где вы были все эти годы?
– За морем. – Хватит с этого негодяя и такой информации, решил Аласдер.
– Так и отправляйтесь туда снова, – безапелляционно заявил Драммонд. – По закону я владелец земли. Много лет тому назад мне ее уступили англичане.
– Значит, они отдали вам то, что им никогда не принадлежало. – Аласдер с трудом подавил раздражение. – Если вор крадет корову у одного человека и продает ее другому, это означает только то, что оба они мошенники.
– Мне все равно, кто вы – Маклауд, Макрей или кто-то еще. Земля принадлежит мне.
Люди, стоявшие позади Драммонда, шагнули ближе к двери.
– Моя семья жила здесь шестьсот лет, Драммонд. Думаю, что это имеет больший вес, чем подарок от англичан.
– Может, передадим дело в суд, самозванец? – Вид у Драммонда вдруг стал довольным. Он, видимо, уловил что-то в выражении лица Аласдера, потому что заулыбался. – Ты думал, что все будет просто? Заявил, что ты Макрей, и ждал, что я испугаюсь и упаду тебе в ноги?
– У меня нет времени на суды.
– Тогда начинай считать убытки уже сейчас, пока он и не выросли еще больше. И вообще для тебя это будет пустая трата времени, потому что я еще не проиграл ни одного суда.
Драммонд явно наслаждался тем, что Аласдер все больше возмущался.
– Такты занимаешься тем, что крадешь землю у своих соотечественников, Драммонд? – Аласдер заложил руки за спину и немного расставил ноги. Эта поза выдавала в нем моряка, стоящего на палубе корабля в открытом море.
– Ты скоро поймешь, что Шотландия лучше приспособлена для овец, чем для людей, Макрей, – сказал Драммонд и сделал попытку закрыть дверь.
Аласдер помешал ему.
– Тогда продай ее мне.
Драммонд усмехнулся и, прищурившись, взглянул на Аласдера.
– Макрей собирается купить землю, которую он считает своей? Почему?
– Да потому, что у меня нет времени на суды и судей.
– И к тому же ты не уверен, что выиграешь? Драммонд отступил и жестом пригласил Аласдера войти в дом.
Аласдер оглянулся на своего помощника. Тот стоял со скрещенными на груди руками, хмурился и нетерпеливо постукивал по земле ногой.
– Если ты не выйдешь через час, – пригрозил он, – я приведу всю команду.
Аласдер кивнул, хотя и сомневался, что Драммонд собирается его убить, тем более что ему удалось пробудить в нем алчность. И все же следовало быть осторожным.
Аласдер вошел в дом вслед за Драммондом. Двое охранников сопровождали их.
Витые лестницы Фернли шли вдоль стен. Стены, полы, лестницы и крыша – все было из серого камня и освещалось сейчас косыми лучами солнца, пробивавшимися через высокие окна.
Драммонд провел его в комнату, носившую явный отпечаток запущенности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики