науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По такому торжественному случаю должны были бы греметь фанфары, но все было тихо, никаких восторженных приветствий. Вместо этого продвижение «Стойкого» по озеру Лох-Улисс сопровождалось командами Дэниела и выкриками матросов, выполнявших эти команды, хлопаньем на ветру парусов и плеском пенистых волн перед кораблем, рассекающим сильное подводное течение впадавшей в озеро реки Кониг-Финт.
Пунктом назначения корабля вообще-то был Лондон, но Аласдер, повинуясь неожиданному импульсу, похожему на вызов, принял решение идти в Гилмур. Пока они двигались вдоль берегов Шотландии, у него было странное чувство, будто он возвращается домой. А когда они вошли в устье реки Кониг-Финт, Аласдеру показалось, будто ему знаком здесь каждый поворот, каждый изгиб течения соленой воды океана, встречающейся с пресной водой озера. А уж путь по озеру Лох-Улисс был настолько ему знаком, словно его отпечатали в голове и сердце.
Аласдер решил пришвартовать свой корабль в тихой бухте, защищенной со всех сторон скалами. Об этой бухте он тоже слышал еще в детстве.
Аласдер дал сигнал спустить одиннадцатидюймовый якорь, но только до поверхности воды. Дальше течение само прибьет корабль к берегу.
Перед ним была цепь скалистых гор. В отличие от Гилмура, возведенного и разрушенного человеком, это чудо природы осталось нетронутым. Скалы вырастали из вод озера, словно гигантские челюсти какого-то мифического существа.
Корабль тихо проскользнул в бухту, словно не был уверен, что будет принят. Место было глухое. Ни одна птица не вылетела из своего гнезда в скалах. Даже плеск воды был каким-то приглушенным, а порывы ветра стихли до легкого бриза.
Этот визит будет коротким. Аласдер должен быть в Лондоне по приглашению графини Шербурн.
Он приказал спустить шлюпку и подошел к веревочному трапу.
– Мне пойти с тобой? – спросил Дэниел.
– Нет.
Впервые помощник не поинтересовался почему и не высказал никаких предостережений; видимо, он почувствовал, что Аласдеру необходимо побыть одному.
Дэниел кивнул и отошел от перил.
Аласдер причалил шлюпку к берегу и закрепил веревку у большого валуна. Слупив на землю, он невольно улыбнулся. Под ним наконец-то была твердая земля, а не шаткая палуба корабля, качающаяся на волнах.
Захватив с собой фонарь, он двинулся вдоль берега, пока не увидел вход в пещеру. Он вошел в нее и огляделся. Как ему и рассказывали, везде были портреты женщины, которую много веков назад любил святой по имени Ионис.
– Она была красавица, – когда-то сказала его мать, рассказывая о портретах.
– Не такая красавица, как ты, любовь моя, – улыбаясь, заметил отец. – Но возможно, это даже хорошо, что ты не понимаешь, как ты прелестна.
Аласдер помнил, что он и его братья обычно при этом отворачивались. Они презирали родителей за то, что те всегда обменивались взглядами и многозначительными улыбками, будто были одни в целом мире. Только когда Аласдер подрос, он понял, как велика была любовь родителей.
Но мать была права. Женщина на портретах действительно была прекрасна. Ее длинные черные волосы украшал венок из маргариток, ее зеленые глаза и улыбка, казалось, приветствовали его. Возлюбленная Иониса.
В дальнем конце пещеры он увидел проход, который искал: вверх вела лестница. Оставив фонарь на нижней ступеньке, Аласдер начал подниматься.
Наверху он обнаружил разломанные плиты, в одну из которых было вделано железное кольцо. Вот и ответ на загадку. Свет проникал на лестницу, потому что вход был разрушен. Аласдер подтянулся обеими руками, чтобы получше разглядеть разрушения. Неужели англичане, разъяренные неожиданным исчезновением своего полковника, прокладывали себе дорогу, круша все на своем пути?
Но то, что оба секрета были раскрыты, уже не имело значения. Каждый Макрей знал о существовании и пещеры, и лестницы. Именно через них был совершен исход шотландцев, покинувших Шотландию тридцать лет тому назад.
От домовой церкви почти ничего не осталось, кроме каменного пола: не было ни крыши, ни стен – одни руины.
За церковью когда-то был ряд арок с видом на озеро Лох-Улисс. Сейчас осталась всего лишь часть одной из них. Перед Аласдером расстилалось озеро, которое, постепенно сужаясь, перетекало в устье реки Кониг-Финт, а оттуда – в море. Со всех сторон озеро окаймляли поросшие густым лесом долины, и деревья здесь почему-то казались скорее черными, чем зелеными.
Пройдя несколько шашв, Аласдср попал в коридор, который ему много раз описывали. Крепость была изначально построена в форме буквы «Н» и соединена крытыми галереями с домовой церковью и замком. Но сейчас почти ничего не осталось от того, что некогда было Гилмуром. Ни высоких труб, ни остроконечных крыш, ни величественных стен, возведенных много веков назад. Все лежало в руинах.
Отец Аласдера провел молодость в Гилмуре, а мать оказалась в этих стенах заложницей, прежде чем стать бунтаркой, а потом женой английского полковника-предателя. Когда-то всем здесь распоряжался прадед Аласдера, но потом в клане Макреев произошли трагические события.
У Аласдера было достаточно причин, чтобы чувствовать свою связь со старым замком. А может, ответ заключался в словах его дяди, которые он услышал, когда был еще мальчишкой. «Не важно, где ты родился, парень. Если в тебе есть хоть капля крови рода Макреев, считай, что ты родом из Гилмура».
Вдруг Аласдеру показалось, что он слышит слабый крик, словно призраки Гилмура решили его приветствовать. Он тряхнул головой и усмехнулся. Неужели он верит в сказки, услышанные в детстве?
Он прошел через пролом в коридоре и оказался около груды камней у опасно накренившейся над ямой стены. Крик повторился, но вместо того, чтобы вызвать у него любопытство, явился причиной раздражения.
– Я не верю в привидения. – громко произнес Аласдер, заглядывая в яму. Но тут он заметил внизу какое-то движение.
– Рада это слышать, – отозвался снизу слабый женский голос.
Он нахмурился, глядя в темноту.
– Покажитесь.
Изабел вышла на свет и посмотрела вверх.
У Аласдера мелькнула мысль – возможно, в Гилмуре и вправду есть привидения. Женщина внизу была как две капли воды похожа на портрет возлюбленной Иониса.
Но она явно была не призраком, а молодой девушкой из плоти и крови.
Ее темные волосы казались частью окружавшей ее темноты. Глаза были цвета стеблей растений. Выражение лица было серьезным, но с намеком на улыбку.
На щеках, как и на голубой в полоску юбке, были пятна грязи. Испачканная белая косынка была приколота брошкой к желтому жакету. Волосы были схвачены на затылке синей лентой, такой же, как отделка по подолу юбки.
– Если вы не призрак Гилмура, то кто вы и как попали в эту яму?
Ее взгляд медленно скользнул по черным сапогам, голенища которых были отвернуты на коленях, по бриджам из буйволиной кожи. Поверх клетчатого шерстяного жилета на незнакомце была куртка из такой же кожи с ярко-красными обшлагами и лацканами. Каштановые волосы были завязаны на затылке в хвост. Высокий ворот обрамлял бородатое лицо с густыми бровями и голубыми, как предрассветное небо, глазами.
Весьма привлекательный спаситель.
Изабел отступила на шаг.
– Вы солдат? – Ей никогда не доводилось видеть шотландской одежды, кроме как на военных. Однажды в Инвернессе она видела маршировавший полк солдат, и их форма была не менее впечатляющей, чем одежда незнакомца. То был полк солдат-шотландцев, состоящих на службе у английского короля.
– Нет. А кто вы?
– Я не привидение. Но если останусь здесь, могу легко в него превратиться. – Изабел повесила на плечо свою сумку. – Вы мне поможете?
Аласдер опустился на одно колено и внимательно изучил глубину ямы, прежде чем лечь на землю. Потом протянул обе руки и, дождавшись, когда девушка протянет свои, взял ее за запястья и начал медленно поднимать вверх, постепенно вставая сначала на колени, а потом в полный рост.
Пока он ее тянул, Изабел старалась не стонать от боли. Она стиснула зубы и молилась. Оказавшись наверху, сделала осторожный шаг от края ямы и взглянула на своего спасителя. Рядом с ним она казалась маленькой, хотя была довольно высокого роста. Вся фигура незнакомца с широко расставленными ногами и крепко сжатыми кулаками говорила о властном характере.
Лишь один человек в ее жизни обладал столь же ярко выраженной властностью – ее отец. Магнус Драммонд, коренастый, кривоногий человек, всегда держался так, будто был королем.
– Кто вы? – прошептала Изабел.
– Я – Макрей, – все еще хмурясь, ответил незнакомец.
– Этого клана больше нет.
– Вы видите одного из представителей этого клана. – Он говорил как шотландец, но с каким-то неуловимым акцентом. – А вы? – снова спросил он, сделав шаг ей навстречу. – Кто вы? – Он протянул руку, словно намереваясь дотронуться до нее. Изабел непроизвольно отпрянула и почувствовала, как ее пронзила боль в боку.
– Вы ушиблись. – Незнакомец провел пальцами по руке.
– Нет-нет, все в порядке, – ответила она, отступив еще на шаг. Он последовал за ней.
– Как вы оказались в яме? И почему вы вторглись в чужие владения? – Он снова сократил расстояние между ними.
Она опять отступила, и на этот раз он остался стоять на месте.
Изабел подошла к своей лошади и отвязала поводья. Однако боль в боку не позволила ей сесть верхом, и она пошла пешком в сторону перешейка.
– Почему вы оказались на нашей земле?
Она посмотрела ему прямо в глаза.
– Это больше не ваша земля, – ответила она, искренне желая, чтобы это было неправдой. – Здесь уже много лет не было ни одного Макрея. Земля принадлежит Магнусу Драммонду.
Глава 2
Изабел дважды оборачивалась и оба раза видела, что он смотрит ей вслед. Она быстро отводила взгляд, и Аласдеру показалось, будто она не верит, что он на самом деле существует.
Они не обменялись именами, но в ту секунду, когда ее ноги коснулись твердой земли, ее тело оказалось прижатым к нему. Это было интимным прикосновением мужа и жены, и он до сих пор его ощущал.
Аласдер провожал взглядом стройную фигуру, вырисовывавшуюся на фоне голубого летнего неба. Девушка медленно шла по перешейку и вела за собой лошадь, и он подумал о том, что она, видимо, сильно ушиблась, падая в яму.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики