науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его пальцы все еще ощущали восхитительную тяжесть ее грудей и твердость сосков.
– Мне нечего надеть, – сказала она, покраснев. Сирена, Цирцея, самая что ни на есть первобытная искусительница.
Аласдера это вполне устраивало – он был более чем готов.
Поставив поднос на стол, Аласдер подошел к шкафу. Вещи Изабел лежали рядом с его вещами. Он достал свою красную шерстяную ночную рубашку и положил ее на кровать.
– Рубашка по крайней мере не будет отвлекать меня от завтрака, – усмехнулся он, довольный своим выбором.
У Изабел вид был не менее довольный.
Она стала быстро натягивать рубашку, но один розовый сосок зацепился, и прежде чем Изабел успела его прикрыть, Аласдер наклонился и, приподняв грудь, поцеловал его.
– Пусть это будет моим утренним приветствием, – заявил он.
Протянув Изабел руку, он проводил ее в туалетную комнату.
Когда Изабел вернулась, ее лицо было умыто, волосы расчесаны, тесемки у ворота рубашки завязаны бантиком. Рубашка была слишком длинной, так что ей приходилось приподнимать ее обеими руками.
Надо будет в ближайшее время пополнить гардероб жены, подумал Аласдер.
В ее отсутствие он передвинул стол на балкон, поменяв вчерашнюю обеденную посуду на поднос с завтраком. Кроме того, он все же надел бриджи и рубашку. Не потому, что был так уж скромен, но надо было как-то скрыть спою реакцию на Изабел. Впрочем, она так улыбалась ему, что, вполне возможно, эти предосторожности были напрасны и одеваться ему не стоило.
Они сели за стол, и, оглядев открывавшийся с балкона вид, Изабел спросила:
– Неужели ты и правда хочешь от всего этого уехать?
– Это не мое. – Аласдер понял это, когда, стоя на балконе, обозревал окрестности. – Я лишь один из графов Шербурн. Моя главная обязанность – оставить поместье и хорошем состоянии, чтобы оно было не хуже, чем до моего появления. Для нашего сына, и для сына нашего сына, и так далее.
Изабел так на него посмотрела, что ему тут же захотелось ее поцеловать.
– А ты об этом не думала? – спросил Аласдер, намазывай маслом хлеб.
Она покачала головой, бросила взгляд на стену с портретами и уверенно заявила:
– Твой портрет тоже будет там. И портрет нашего сына.
Из ее уст эти слова слышать было приятно, тем более что Аласдер был не против тут же приступить к осуществлению мероприятий, необходимых для появления на свет этого сына. Тем более что ему стоило попрактиковаться, чтобы почувствовать себя более искушенным и уметь лучше себя контролировать, Аласдер поклялся, что непременно доставит Изабел удовольствие.
Интересно, как она будет выглядеть, когда ею овладеет страсть? Начнет кричать? Или будет держать себя в узде и переживать все эти неземные ощущения молча?
Черт возьми, почему ему так трудно проглотить кусок хлеба?
– Возможно, существует и галерея портретов графинь Шербурн. – предположил он. Надо было срочно подумать о чем-либо не относящемся к анатомии. – Мы закажем и твой портрет.
– Искренне надеюсь, что этого не будет, – заявила Изабел, наливая себе чай. При этом она состроила забавную гримасу, а он отплатил ей тем, что положил слишком много сахару в черный горький чай. – Не уверена, что мне понравится, если люди будут судачить о моей жизни через сотню лет.
– Но возможно, они лучше поймут тебя, если посмотрят в твои глаза. Когда ты сердишься, в них сверкают молнии, а вот сейчас они огромные и глубокие, как океан. Ты можешь сказать, что ты сейчас чувствуешь? Счастье? Умиротворенность? Или ты просто хорошо выспалась? – Во всяком случае, не хотелось бы, чтобы это было воспоминание о неудовлетворенности. Алас-кр мысленно отругал себя за то, что вчера слишком поторопился.
Изабел вспыхнула, но не отвела глаз. Он улыбнулся:
– Возможно, мой брат Брендан должен нарисовать тебя такой, как сейчас. Твое лицо освещено солнцем, губы чуть тронула улыбка, словно ты не знаешь, улыбаться тебе или хмуриться. – Неожиданно он наклонился и, поддавшись импульсу, поцеловал ее.
Когда вдруг эти поцелуи стали так ему необходимы? Как воздух и вода. С того момента, как он ее увидел? Или когда она в первый раз на него рассердилась? Или когда стояла перед ним вчера вечером, поощряя его своей невинной улыбкой?
– Твой брат художник?
– Да. – Он был благодарен Изабел за то, что она сменила тему. – Он и рисует, и пишет маслом. Хэмиш играет на волынке, а Дуглас – нарушитель спокойствия. Честно говоря, Дуглас еще слишком молод, чтобы на чем-либо остановиться.
– Поэт, художник, музыкант. И при этом вы все моряки.
– Мужчина не может содержать семью и обеспечить ей будущее, не имея профессии.
– А ты решил отказаться от своей только для того, чтобы восстановить замок?
– Не только восстановить замок, но и построить, верфь.
– Верфь?
– Место для самых лучших кораблей в мире. Корабли Макреев будут самыми быстроходными.
– А это правда, что ты путешествовал по неисследованным местам? И что ты открыл новый континент?
– Болтовня. Эймс что-то услышал, но не разобрался, однако решил подколоть меня. – Подняв крышку одною из блюд и увидев там овсянку, Аласдер поморщился и вернул крышку на место. – Я имею к открытию лишь косвенное отношение.
– Ты, наверное, скромничаешь.
– Нет, просто не хочу врать. Я увидел эту землю случайно. Опаздывая на встречу со своими братьями, я не стал разбираться, что к чему, так как хотел попасть в порт раньше, чем они.
– А ты не будешь по ним скучать в Шотландии?
– Буду, – честно признался он, отпив глоток чая. Но до Шотландии добраться гораздо легче, чем до Китая, поэтому я надеюсь, что они будут достаточно часто навещать нас в Гилмуре.
– А твои родители? Они вернутся?
– Ворон возвращается? – Аласдер улыбнулся. – Со мневаюсь. Моему отцу все еще грозит опасность.
– Значит, есть еще два человека, по которым ты будешь скучать, – произнесла она, уставившись взглядом в серебряное блюдо с крышкой. «Интересно, будет ли она когда-нибудь так неотрывно смотреть на меня?» – задался вопросом Аласдер. – И все же ты считаешь своей родиной Гилмур, а не это место.
Он кивнул.
– Ты любишь свой корабль, – добавила она. – И океан.
– А тебе нравятся скалы и камни Гилмура. Так что мы не такие уж и разные.
«А этой ночью мы хорошо друг друга узнали». Эта мысль заставила Изабел покраснеть.
– Какое твое любимое время года? – спросил Аласдер, понимая, что следует разрядить обстановку.
– Мне нравятся все. Весна – это новая жизнь, когда рождаются ягнята. Лето приходит с теплыми ветрами и цветением трав. Осень – это долгое прощание, а зимой ты чувствуешь благодарность за то, что все это было.
– А я люблю осень. Это самое опасное время года. Весенние ветры порывисты, но быстро стихают, а осенью случаются шторма и ураганы.
Изабел посмотрела на него с удивлением.
– Тебе нравятся опасности, Аласдер?
– Как бы тебе это объяснить? Не по глупости, а потому что это вызов. Мне интересно, сумею ли я победить такого грозного врага?
– А я предпочла бы переждать опасность, отсидевшись в какой-нибудь бухточке.
– Женщин надо защищать, Изабел. От них не ждут, что они будут бороться.
– Но и для женщин вызовы неизбежны, Аласдер. Или ты думаешь, что родить ребенка легко?
Аласдер покачал головой. Он был доволен – его желание исполнилось: раскрасневшаяся Изабел смотрела прямо в глаза.
– Я единственный раз видел своего отца растерянным, – признался он. – Это было, когда моя мать рожала Дугласа.
Мысль о том, что в чреве Изабел будет расти его ребенок, должна была бы настроить его на серьезный лад. Рождение наследника – это святое. Но в голове Аласдера возник совершенно другой образ.
Он расставил ноги, потому что бриджи явно стали ему тесны.
Несколько минут они молча пили чай. А затем Аласдер обнаружил, что Изабел сидит, подперев подбородок рукой, и внимательно на него смотрит.
– А ты не растеряешься, Аласдер, когда я буду рожать нашего ребенка?
– Не рано ли об этом говорить? – спокойно произнес он, при этом лихорадочно думая о том, как бы сменить тему. Но в голову ничего не приходило.
Аласдер был буквально парализован взглядом Изабел. В ней явно просыпалась соблазнительница.
– Прошлой ночью ты призналась, что всегда готова принять меня, – неожиданно осмелел он.
Изабел кивнула и опустила глаза.
– А сейчас ты тоже так чувствуешь?
Она лишь улыбнулась.
Аласдер поднялся из-за стола.
– Слишком мало прошло времени, – сказал он, надеясь, что она с ним не согласится.
Но Изабел тоже встала.
– Ну и что же? – Она подошла к кровати.
– У тебя, наверное, все болит.
Интересно, как быстро он сумеет раздеться?
– А должно?
– Полагаю, что да. Хотя у меня мало опыта общения с девственницами.
– Я не чувствую никакой боли, – тихо сказала она.
– Слава Богу.
Аласдер облегченно вдохнул и начал расстегивать рубашку.
– Ты понимаешь, что это означает? – спросил он, целуя ее.
– Нет. – Она обняла его за шею.
– Это означает, что сейчас начнется удовольствие.
Глава 21
Перегнувшись через перила корабля, Изабел с интересом наблюдала за бурной, нескончаемой деятельностью лондонской верфи. «Стойкий» занял свое место в доке, и теперь по трапу в трюм загружалось все необходимое для того, чтобы они ни в чем не нуждались во время долгой зимы в Гилмуре. Вопрос о том, чтобы обращаться за помощью к ее родителям, даже не обсуждался. Причиной тому была, во-первых, независимость Аласдера, а во-вторых, его нелюбовь к ее отцу.
Прошло две недели с тех пор, как их поженили во второй раз. Почти все это время ушло на подготовку к предстоящему плаванию, а также на то, чтобы уладить дела, связанные с титулом Аласдера.
Немало часов было посвящено и планам восстановления Гилмура.
Аласдер то и дело доставал миниатюрную модель замка и детально ее изучал. Им обоим было интересно, как выглядел замок до того, как его разрушили англичане.
Однако ночи принадлежали только им двоим. Изабел поняла, что страсть – это как сахар, вкус которого чувствуешь на языке. Тебе он очень нравится и хочется еще и еще.
Единственным грустным моментом было то, что им придется покинуть Патрицию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики