ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Когда машина остановилась, я вылез из нее и направился к Лаурел, Хансен последовал за мной. Она дотронулась до моей руки, глядя на Хансена.
- Шел, что случилось? Твой голос по телефону звучал так зловеще.
Хотя с момента нашего разговора прошло достаточно времени и Лаурел была готова воспринять любое известие, я все же не решился сообщить ей ужасную новость. Вместо этого я сказал:
- Лаурел, познакомься. Этот джентльмен - лейтенант Хансен из отдела расследования убийств.
- Убийств? С какой стати он...
С трудом я выдавил:
- Лаурел, твоя мама умерла.
Она взглянула на меня без всякого выражения и медленно улыбнулась.
- Кончай, Шел. Это довольно скверная шутка.
- Это совсем не шутка. Все выглядит как самоубийство, но... в любом случае она скончалась от выстрела. Она мертва, Лаурел. Я обнаружил ее тело.
Ее лицо по-прежнему оставалось спокойным.
- Не верю. И не поверю... пока не увижу ее собственными глазами.
Хансен шагнул вперед и заговорил с Лаурел. Предупредив ее, что это стандартная процедура, он поинтересовался, провела ли она в лагере ночь целиком. Она ответила утвердительно и добавила, что сможет это доказать. По крайней мере, большую часть ночи. При этом она взглянула на меня. Лаурел подтвердила тот факт, что она сама и ее сестра Вера унаследуют все состояние матери. Но она все еще не верила нам, когда садилась в полицейскую машину, чтобы ехать в город.
В пути я показал Лаурел экземпляр "Кларион", который прихватил Хансен. Но до нее ничего не доходило. После того как я кончил читать статью, в машине воцарилось молчание.
Окружной морг Лос-Анджелеса расположен в центре города во Дворце правосудия. Мы запарковались на Спринг-стрит и втроем, оставив сержанта за рулем автомобиля, вошли в здание. Там мы свернули направо, миновали дверь, на которой значилось "Коронер", и прошли в конец коридора.
Слева была комната 106 - наша первая остановка, и, прежде чем мы вошли в нее, я успел посмотреть направо, на дверь с надписью "Зал идентификации". Тело миссис Редстоун должно было находиться там, за этой дверью.
Потребовалась минута или две на выполнение формальностей, и мы направились к залу идентификации, к нам присоединился один из сотрудников коронера. Я молчал и поддерживал Лаурел под руку. Ее мышцы под моими пальцами напряглись, лицо превратилось в неподвижную, почти мертвенную маску.
На процедуру опознания ушло всего несколько секунд, которые показались годом мне и вечностью Лаурел. Мы ступили в небольшую комнату, и я направил Лаурел влево. За толстым стеклом на высокой каталке покоилось, покрытое простыней, тело миссис Редстоун. Простыня оставляла открытой лишь мертвое лицо. Хансен тихо спросил: - Это ваша матушка, мисс Редстоун?
Хотя его голос звучал мягко и тихо, здесь, в маленькой комнате, с безжизненным телом в ярде от нас, слова эти казались жестокими и беспощадными, словно удары молотка, вгоняющего гвозди в крышку гроба.
- Да, конечно, - ответила Лаурел. - Да!
Она посмотрела на меня пустыми глазами.
- Это мама, Шел.
Ни слез, ни истерики. Лаурел повернулась и направилась к выходу. Она шагала медленно на негнущихся ногах, переставляя их с преувеличенной осторожностью, словно больная, проведшая недели в постели. Я был рядом, поддерживая ее за руку.
Когда мы подошли к машине, Хансен взглянул на часы.
- Мы вам больше не нужны? - спросил я.
- Сейчас нет. Позже мне будет необходимо встретиться с вами.
- Конечно. Я позвоню, а сейчас мы возьмем такси, если не возражаете.
Лейтенант посмотрел на Лаурел, пожевал губами и кивнул.
- Девушка? .С ней ведь ничего не случится?
- Я побуду с ней, пока она того хочет.
Он кивнул опять, и полицейская машина отъехала.
На углу мы поймали такси. Усевшись в него, я спросил:
- Куда ты хочешь направиться?
- Домой, конечно.
Я попытался было отговорить ее, но она настаивала. Наклонившись вперед, я сообщил водителю адрес Редстоунов и откинулся на спинку заднего сиденья. Лаурел не сводила с меня глаз.
- Я хочу домой. Там ведь, наверное, сейчас никого нет? Совсем никого?
Лед в ее глазах начал медленно таять. Едва слышно она прошептала:
- О... о... Боже мой, - наконец к ней пришли слезы.
Она упала лицом мне на грудь, маленькие кулачки прижались к щекам, и громкие судорожные рыдания сотрясли все тело. Я обнял ее, но у меня не было слов, которые могли бы ее успокоить. И что можно было сказать?
Она не меняла позы всю дорогу, но рыдания постепенно стихли. Когда такси остановилось на покрытом гравием въезде, она оттолкнула меня, порылась в сумочке, вытерла с лица носовым платком следы слез и туши для ресниц. Я расплатился с таксистом, и мы вошли в дом.
Думаю, я провел с Лаурел полчаса. Она попросила, чтобы я повторил свой рассказ с самого начала. Оказывается, "смит-и-вессон" тридцать второго калибра принадлежал миссис Редстоун. Когда я спросил:
- Родная, не думаешь ли ты, что она могла...
Лаурел уже полностью овладела собой, ее глаза были сухи, она могла рассуждать вполне трезво.
- Убить себя? Идиотское предположение. Ее убили. Никогда, ни за что она не могла покончить с собой. Господи, Шел, кто мог пойти на это? И почему? Почему?
Она не ждала ответа, да я и не собирался отвечать, а лишь попытался убедить ее перебраться в другое место, упомянул даже, что в моей квартире ей будет безопаснее. Но она отвечала, что хочет побыть некоторое время дома. Через несколько минут Лаурел попросила оставить ее одну.
Я не решался ее покинуть, однако она сказала:
- Поезжай, Шел. Спасибо за заботу, но со мной ничего не случится: Просто мне не хочется никого видеть сейчас и говорить!
Я поднялся на ноги, и Лаурел приблизилась ко мне.
- Обними меня, Шел. Не целуй, только подержи немного, просто подержи.
Она прижалась ко мне, потом повернулась и пошла прочь. Я вышел из дома. Мой "кадиллак" был все еще на месте, там, где я оставил его, когда вместе с Хансеном направился в Фэйрвью. Я завел мотор и двинулся в центр города. Мне надо было найти там одного человека. Убийцу. Парня, который надеялся огрести кучу денег. А может быть, и женщину.
Предстояло многое выяснить, чтобы быть уверенным, что имеешь дело с кем надо. Ошибиться нельзя, потому что, когда мы повстречаемся, я уничтожу убийцу.
Глава тринадцатая
Когда я вошел в отдел расследования убийств, сигара Сэмсона чадила полным ходом, однако сегодня мне было не до шуток о различных сортах табака.
Он поднял глаза и, узнав меня, проворчал, не выпуская изо рта дымящейся сигары: - Хорошо, что ты зашел, Шел, у нас есть кое-что интересное для тебя. Только-только из Вашингтона прибыли некоторые данные на Пупелла. - Он потянулся к каким-то лежащим на столе документам. - Что новенького по делу миссис Редстоун? Ты уже видел Хансена?
- Да. Лишь недавно расстались.
Я просветил его по наиболее важным вопросам своей деятельности и начал изучать бумаги, которые он мне передал. Пока я читал, Сэм суммировал наиболее важные моменты, сопровождая свои рассуждения клубами вонючего сигарного дыма.
- Этот Пупелл - первоклассная гнида. Замешан в сексуальных аферах в Цинциннати, а также в Филадельфии. Устраивал дело так, что гостиничный детектив заставал его в постели с крошками. Женщины откупались, платили детективу, который делился прибылью с Пупеллом.
- Он сидел?
- Ни разу. В этом и заключалась прелесть его рэкета. Он подбирал себе подружек из сливок общества, из местной аристократии. Леди опасались, что положение, в котором их застали, повредит их положению в обществе, и не доносили на подонка. Однажды ему, правда, было предъявлено обвинение в Цинти и однажды в Фили, но в обоих случаях свидетели отказались давать показания и жалобы были отозваны. Так что, по нашим сведениям, он никогда формально не обвинялся в преступлении.
- Может быть, мне удастся обвинить его, - ухмыльнулся я, - как только он попадет в мои лапы. Вы уже его допросили?
Сэм кивнул.
- Да, мы привезли его сюда вместе с женой Верой. Если тебя интересует, у них железное алиби. Они были в замке с тем самым Эдом Норманом, о котором ты упоминал вчера, и еще с дюжиной свидетелей. Оставались там пару часов после закрытия заведения, между прочим.
- Значит, у троицы и еще у дюжины имеется алиби. Но, Сэм, убийца мог уехать из замка, прихлопнуть кого надо и вернуться. Никто не заметит временного исчезновения. Все дело займет час, а возможно, и того меньше.
- К сожалению, их версия неколебима. Кроме того, мы имеем право задать им лишь вежливые вопросы. Против них нет улик, на них не поступали жалобы.
- Как известие подействовало на Веру?
- Разнесло вдребезги. Нам пришлось уложить ее здесь на некоторое время.
Я пробежал глазами оставшуюся часть рапорта. Сэмсон практически мне его уже пересказал.
- Похоже, наш клиент проходит по ведомству полиции нравов. Там, где замешаны большие деньги и не очень устойчивая дамочка, всегда появляются проходимцы, подобные Пупеллу, чтобы подтолкнуть колеблющуюся красотку. Всегда знакомый знакомого, парень со способностями в некоторой области, но не к игре в поло, конечно, обеспечивает себе безбедное существование. У меня с самого начала были серьезные подозрения насчет Эндона. Они остаются и сейчас. Кстати, алиби тоже пахнет весьма подозрительно.
- Не спорю. Скорее всего они врут, сговорившись. Но у нас нет возможности давить на них, а без этого результата не будет.
Я полез в карман. По дороге сюда у меня было время, чтобы заскочить домой, переодеться и взять доклад, который Йетс передал миссис Редстоун. Пришло также несколько телеграмм в ответ на мой запрос. Их я тоже прихватил с собой.
- Ладно, Сэм, ты просветил меня по некоторым пунктам. Теперь моя очередь.. Как ты это проглотишь?
Я протянул ему напечатанный на машинке доклад и две телеграммы.
- Вера говорила, что Пупелл был чем-то вроде брокера в Нью-Йорке, однако, как свидетельствует первая телеграмма, Там никто не слышал его имени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики