ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Интересно, подумал я, Трехглазый специально не сказал мне о займе, который сделал Пупелл, или забыл об этом факте? Может быть, Трехглазый узнал об этом уже после того, как я дал ему сотенную, которую он немедленно начал тратить в "Коко"? Тратить на выпивку, развязывающую язык. Я надеялся, что он сейчас дома и трезв.
Трехглазый ютился в двадцать седьмом номере, этажом выше. Номер размещался где-то в середине унылого темного коридора, где воняло гнилью и чем-то похуже. Я постучал, но не получил ответа. После звука ударов костяшек пальцев о деревянную дверь тишина в здании казалась еще более глухой. Весь отель, чудилось, вымер, лишь отдельные звуки с улицы достигали моего слуха.
Я направился было назад к дежурному, но передумал и решил вернуться к двери. Ручка повернулась, и дверь открылась. Очевидно, Трехглазый не затруднял себя возней с запорами. Видимо, он не столь нервничал и опасался за себя, как хотел показать. Я начал открывать дверь шире, она что-то толкнула с легким стуком. После стука послышался другой странный звук, происхождение которого я затруднялся вначале определить.
Мне показалось, что за дверью что-то покатилось. Это был звук шарика, катящегося по не покрытому ковром полу. Волосы зашевелились у меня на затылке. Холодная волна разлилась по спине. Вот катящийся предмет наткнулся на препятствие - стол, ножку стула, стену, отскочил и затих.
Еще до того, как я переступил через порог комнаты, я знал, что это было.
Это был глаз.
Глава пятнадцатая
Я вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Глаз я увидел тут же - у противоположной стены. Белок сверкал в полумраке, искусственная радужка была почти полностью обращена к полу. Трехглазый привалился к стене в углу. Он валялся на спине, скорчившись, с разбитым лицом. Пустая глазница была похожа на дыру в черепе. Лицо его окровавлено и уже похолодело. С момента смерти прошло немало времени.
В комнате царил разгром. Трехглазый отчаянно сражался за жизнь, хоть и был хил и хрупок. Его одежда была изодрана в клочья, а кончики пальцев левой руки обагрены чьей-то кровью. Я отвернулся. Вряд ли существует более отвратительное зрелище, чем лицо задушенного человека.
Постель находилась в полном беспорядке. Все указывало на то, что Трехглазый был в постели, когда все произошло или, вернее, начало происходить. Я -представил, как он лежит в темноте, дверь открывается, кто-то входит и направляется к спящему. Оглядев еще раз комнату, я спустился вниз к портье.
Старикан посмотрел на меня пустым взглядом.
- Трехглазый дома? - спросил я.
Он поскреб поросль серой щетины на щеке и пожал плечами.
- Вы знаете, о ком я говорю? Комната двадцать семь.
- Знаю кто, но не ведаю, дома он или нет.
Портье неспешно повернул голову и посмотрел на ячейки, где хранили ключи. Его взгляд упал на номер 27, после чего старик так же медленно повернулся ко мне. Казалось, прошла вечность.
- Ага. Он дома.
- У него были посетители вчера вечером или сегодня утром?
- Не знаю.
- Кто-нибудь сидит за конторкой, кроме вас?
- Нет. Только я. Иногда я отправляюсь спать, и тогда следует позвонить.
Он начал показывать на звонок, но еше задолго до того, как его дрожащий палец завершил свой путь, я сдался.
- Можно воспользоваться телефоном?
- Валяйте.
Палец поплыл в направлении аппарата, но я опять опередил его и набрал номер Сэмсона. Коротко я обрисовал картину.
- Это все. Как только твои парни прибудут, я уеду, конечно, если не буду им нужен. Я лишь нашел покойника, а мне надо закончить еще кучу дел.
- Валяй, Шел. Полагаешь, есть связь с твоим расследованием?
- Да. Похоже, что кто-то начинает пугаться.
- Береги палец на ноге.
- Постараюсь. Пока.
Я повесил трубку и вышел на улицу в тот моменту, когда серый "форд" с помятым спереди крылом начал подруливать к тротуару; он отъехал в тот момент, когда подкатил полицейский фургон. За десять минут я удовлетворил любопытство полицейских и был свободен.
Однако, прежде чем окончательно покинуть отель, я попытался в телефонном справочнике отыскать "Дженерал Энтерпрайзис, Инкорпорейтед".
Компании в справочнике не оказалось, что меня весьма озадачило.
Не составляло труда выяснить, где Оффи ведет свои дела и где его можно застать. Его офис занимал несколько помещений в модерновом здании на Сансет-бульвар неподалеку от Ван-Несс. От улицы здание отделяла зеленая лужайка, рассеченная белоснежной пешеходной дорожкой. Я приблизился к дверям, открыл их и ступил в божественную, очищенную кондиционером, дорогую прохладу. У Оффи - все самое лучшее, включая секретаршу, восседавшую в приемной.
На красотке были темная юбка и розовый свитер, который она, видимо, вязала сама и, закончив вещь только наполовину, бросила это занятие.
Оффи был очень стар, и я рассудил, что девица устраивает демонстрацию своих достоинств только для посетителей. С каждой секундой я ощущал себя все более юным. Секретарша занимала стратегически очень выгодную позицию, бросаясь в глаза в тот момент, когда вы открывали дверь. Ее формы мгновенно полностью овладевали вашим вниманием, и мыслями тоже. Короче говоря, девица захватывала вас целиком.
Она улыбнулась мне, и я поспешил осмотреть приемную, поняв, что, если не сделаю этого сразу, не сумею сделать никогда. Закрытые двери с матовыми стеклами без орнамента, гладкие стены справа и слева. Больше ничего. Оставалось лишь повернуться и направиться к ее столу.
Это была отнюдь не миниатюрная особа. По совести говоря, у нее все было весьма больших размеров. Казалось, что она здорово переросла свое одеяние. Секретарша была копией рисунка Коула для журнала "Плейбой" чувственная блондинка с огромными карими глазами и другими огромными принадлежностями, о существовании которых вы знаете, но не очень часто видите. Или видите не так хорошо. Одним словом, видите гораздо реже, чем вам того хочется.
- До-о-брый день, - проникновенно пропела она. - Чем я мо-о-гу ваа-м помочь?
С огромным трудом я удержался от того, чтобы откровенно не выложить ей свои желания, но, преодолев себя, решительно произнес:
- Мне надо повидаться с Оффи.
Улыбка не сходила с ее лица.
- О, вы друг мистера Оффенбранда?
- Не совсем, однако я убежден...
- Как вас зовут?
- Шел Скотт.
Она заморгала от неожиданности.
- О, вы тот самый Шел Скотт? Я слышала о вас. Ну, конечно, вы не кто иной, как Шел Скотт.
- Вы правы, - сказал я галантно, - кто же иной, как не я.
Мы могли бы достигнуть вершин искусства беседы, но она спросила:
- Вы договаривались о встрече?
- Нет. Но это не важно. Я уверен, что он примет меня.
- А я уверена в обратном. Он никого не принимает без предварительной договоренности.
- Держу пари, что вас он принимает.
Ее глазки совершили обороты, словно "чертово колесо". Девица захихикала.
- Еще бы. Ему же восемьдесят шесть. - Она опять хихикнула, как бы подумав о том, что мне было неизвестно. Несомненно, она знала множество вещей, о которых я не имел ни малейшего представления.
- В таком случае, моя хорошая, загляните к нему в кабинет и объявите, что вы находитесь в приемной и хотите его повидать, - предложил я.
Ее лицо выражало полное недоумение.
- Что-то не пойму, куда вы клоните.
- Вы сделаете это для меня, детка, не правда ли? Скажите Оффи, что Шел Скотт хочет поговорить с ним. Сообщите также, что беседа будет идти о человеке по имени Эндон Пупелл. Это может подействовать.
Она пораскинула мозгами, поднялась, одернула свитер, сделав себя еще более неотразимой, выступила из-за стола, промолвив: "Чудненько", - и завихляла бедрами по направлению к закрытым дверям справа от меня.
Я успел выкурить половину сигареты к тому времени, когда она выплыла из кабинета Оффи. Она уселась на свое место за столом, спокойно взглянула на меня и сказала:
- Вы были не правы. Все-таки он не желает вас принимать.
- Попытаемся еще разок. Скажите ему, что на самом деле я хочу поговорить с ним о "Дженерал Энтерпрайзис, Инкорпорейтед". И о необеспеченном чеке. Не забудьте упомянуть, что чек был на сто тысяч долларов.
Она повторила свое действо, мягко покачивая бедрами из стороны в сторону под таинственную музыку, звуки которой не достигали моих ушей.
Скорее всего это была медленная румба в комбинации с быстрым вальсом.
На этот раз, выйдя из кабинета, она остановилась у открытых дверей и произнесла:
- Вы можете пройти, мистер Скотт.
Это приглашение, собственно, сообщило мне все, что я хотел узнать, но все-таки я вошел в кабинет. Оффенбранд восседал за угольного цвета столом шириной эдак футов в двенадцать. Хотя магнат был невысок, но каким-то чудесным образом огромный стол не превращал его в карлика, и если ему было восемьдесят шесть лет, то внешне он не тянул на свой возраст. Вполне возможно, что блондинка в приемной предназначалась вовсе не для посетителей.
Он поднялся во весь рост - пять футов пять дюймов, - смуглый, с копной курчавых седых волос на голове.
- Мистер Скотт, - сказал он твердым голосом, - прошу вас, объясните.
Его карие глаза уверенно смотрели на меня и, казалось, были холоднее, чем мороженая фрикаделька.
- Здравствуйте, мистер Оффенбранд, - начал я, - сейчас я все объясню. Этим, собственно, и вызван мой визит.
Осмотревшись вокруг, я нашел кожаное кресло и уселся в него.
Он занял свое место за столом, ожидая продолжения.
- В обмен на мои объяснения я хотел бы сам получить несколько ответов. В частности об Эндоне Пупелле.
- Посмотрим.
- Хорошо. Для начала скажите, кто руководит "Дженерал Энтерпрайзис"?
Ответа не последовало.
- Человек по имени Эд Норман, - продолжал я, - выплачивает "Дженерал Энтерпрайзис" по сто тысяч каждый месяц. Я не знаю почему, может быть, вы мне скажете, но предполагаю, что это погашение кредита не меньше, чем в миллион долларов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики