ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она захлопала в ладоши. Призом ей должна была служить пара серебряных крылышек, прикрепляемых к ногам. По-моему, она больше заслуживала платинового бюстгальтера. Кстати, у нее практически не было носа.
Они ушли. Побежденные грациозно восприняли весть о своем поражении. Около меня появилась Лаурел.
- Это было хорошее развлечение, - сказала она.
Я невесело рассмеялся. Всю жизнь я верил, что нечто похожее на этот забег будет пиком, вершиной абсолютного счастья. Но оказалось, в натуре все выглядит просто отвратительно.
- Я рада, что ты сумел определить победительницу. Ни я, ни мистер Блор не видели, что творится в середине.
- Детка, - начал я неожиданно писклявым голосом, - слушай ужасную правду. После первой волны атакующих, удара штурмового отряда, я не помню ничего. Я был сбит с ног и затоптан. Они бежали по мне бесконечно долго. Ты не представляешь, что... - Я замолчал и неожиданно принял решение. Лаурел, я собираюсь хлебнуть еще немножко овощных капель. И надеюсь, что они окажутся отравленными.
Лаурел отправилась вместе со мной к чаше для пунша. Я без успеха поскреб стаканом по ее дну.
- Ничего нет, - орал я. - Все вылакали!
Я чувствовал, что у меня произошло полное разжижение мозгов.
- Все, Лаурел, подаю в отставку. Я конченый человек. От меня остались лишь обломки. Это...
В очередной раз загремел оркестр.
- Нет, только не это! - завопил я.
- Шел, - сказала Лаурел жестко. - Ты не должен так говорить. Пойдем! Она схватила меня за руку. - Поторопись.
Лаурел тянула меня за собой. Она продолжала говорить, протискиваясь сквозь толпу.
- Сейчас состоится конкурс красоты - главный конкурс первого дня.
Ты не должен пропустить его.
- Конкурс красоты? Я ждал его с такой радостной надеждой... а теперь вся радость куда-то улетучилась.
- Поспешим, - сказала Лаурел. И через минуту мы оказались у цели.
Рядом с нами была небольшая платформа, на которую я обратил внимание еще утром. Сколоченная из сосновых досок, футов пятнадцати в длину и шести в ширину, она примерно на ярд возвышалась над землей.
На каждом конце она завершалась деревянными ступеньками. С боков платформа не была прикрыта, и под нее можно было легко заглянуть. Хотя вряд ли кто-то решил бы предаться бессмысленному занятию.
- У нас в запасе есть еще несколько минут, - сказала Лаурел. - Я успею объяснить тебе всю процедуру. Видишь ступени? Всего будет двадцать две девушки, каждая представляет один лагерь. Они по одной станут подниматься по ступеням и проходить вдоль платформы.
- Значит, они пойдут по платформе? Возможно, я все же соглашусь судить этот конкурс, - заметил я.
- Они не спеша пройдут сюда, - Лаурел показала на ступени, расположенные слева, - и спустятся вниз. Мы трое: ты, мистер Блор и я, как прошлогодняя королева, составляем жюри. Мы даем свои оценки, сравниваем их и объявляем победительницу. Если тебе потребуются разъяснения, я все время буду рядом. Правда, все очень просто. Ага, вот и они.
Участницы были на подходе. Действие развертывалось весьма чинно.
Мистер Блор, Лаурел и я уселись напротив платформы в деревянные кресла. Двадцать две девушки выстроились друг за другом у ступеней с правой стороны. Толпа болельщиков расположилась позади нас на траве. Оркестр уселся за платформой. На сей раз он не гремел, а играл по-настоящему.
Напрягшись, я уловил знакомую мелодию. Они играли "Звездную пыль".
Прекрасно. Высокий класс. Оркестр замолк, зазвенел горн, после чего вновь полилась мелодия "Звездной пыли".
К этому времени я почти совсем успокоился, хотя окружающий мир попрежнему оставался в легкой дымке. Несмотря на это, я не утратил остроты зрения. Фактически я уже определил победительницу конкурса. Миниатюрную, с хорошей фигуркой и копной рыжих волос девицу я был готов объявить королевой хоть сию секунду. Кроме того, меня начали интересовать события, происходящие во внешнем мире.
Один очень древний старикан был оставлен мною дежурить у телефона на тот случай, если последует звонок. Но телефон молчал. Вчера вечером и сегодня утром в немногие спокойные минуты я размышлял о том, что для убийцы миссис Редстоун, Йетса и потенциального убийцы Лаурел и меня я, пожалуй, остался единственным, кого следует ухлопать. В этих обстоятельствах лагерь Фэйрвью, видимо, является самым безопасным местом. Ни один бандит не доберется до меня здесь. Последующие события показали, что никогда не следует недооценивать усилий, которые может затратить человек, если ему крайне необходимо укокошить своего собрата.
Они появились ровно в десять утра. Первая девушка уже поднялась по ступенькам и начала неспешно двигаться вдоль платформы. Я поудобнее устроился в кресле, чтобы со всей серьезностью судить этот самый честный и справедливый в стране конкурс. Я не допущу никаких кривляний или, не дай Бог, чечетки. Первая участница была вполне на уровне, она немного задержалась в центре платформы, медленно повернулась на триста шестьдесят градусов и сошла по ступеням слева. Оркестр закончил играть "Звездную пыль". Но тут же без всякой паузы вновь раздались первые такты все той же "Звездной пыли". Кажется, эта пыльная буря начинала мне надоедать.
Я посмотрел на оркестр и обратил внимание на мужчину, стоящего рядом с музыкантами спиной ко мне. В нем было что-то неуловимо знакомое, но, поскольку голова моя была занята совсем другими вещами, я полностью переключил свое внимание на эти "другие вещи". Следующей была рыженькая, которая, по моему мнению, уже выиграла конкурс. Но меня опять отвлекли. Группа людей справа от меня случайно раздвинулась, и в образовавшемся свободном пространстве я увидел пару, которая чем-то отличалась от всех остальных. Мужчина и женщина находились на некотором отдалении от толпы, в их руках были одинаковые маленькие кожаные сумки, смахивающие на портфели. Пока я смотрел, они открыли свои сумки и вытянули оттуда по куску коричневой материи. "Что за чертовщина подумал я. Затем предо мной разыгралась ужасно смешная сцена.
Они натянули тряпки себе на головы, и вдруг на них оказались коричневые капюшоны с прорезями, сквозь которые они могли беспрепятственно осматривать округу. Мне это показалось страшно забавным. В голову пришла смешная мысль: ведь даже будь они моими друзьями, а девица самой близкой подругой, я не мог бы узнать их. Вообще толпа нудистов создает странную анонимность каждой отдельной личности. Ну, а уж если нудист натягивает на физиономию маску, анонимность становится абсолютной. Конечно, в этом виновато наше общество, которое выработало привычку одеваться, но факт есть факт. Как только я раньше не додумался до столь глубокой мысли. Мною овладело чертовски философское настроение. Видимо, потому что я перебрал фруктового сока. Из-за этого проклятого сока мне даже померещился револьвер. Мужчина уронил портфель, и из него что-то вывалилось, он быстро сцапал это что-то и сунул обратно. Это меня ужасно рассмешило. Я даже хрюкнул от удовольствия.
Представьте себе нудиста-уголовника среди трехсот - четырехсот честных нудистов. Натяните ему на морду капюшон, и пусть он кого-нибудь пришьет. Сняв капюшон, бандит оказывается в полной безопасности. Кто сможет опознать его? Кто из обитателей Фэйрвью посмеет сделать это, когда потребуется идентифицировать его в суде? Все эти мысли меня страшно развеселили.
Хихикая, я оглянулся на свою рыженькую и вдруг впервые уловил какую-то перемену обстановки. "Звездная пыль" кончилась. Для разнообразия оркестр сменил мелодию. Там, около выстроившихся в ряд девушек, я увидел женское лицо, которое неожиданно поразило меня, хотя я вначале не понял почему. В нем было что-то знакомое, так же как и в пьесе, которую начал играть оркестр. Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы уловить мелодию, но все равно не хватило времени, чтобы остановить ее. Уже ничего нельзя было остановить. Тягучее, медленное "та-та-та-тата" коснулось моего уха и заставило вскочить на ноги. Теперь я знал, кто стоял спиной ко мне рядом с оркестром. Солнце поблескивало на его абсолютно лысом черепе - лысом черепе Свежего Яйца Фу. А оркестр выводил не что иное, как "Сан-Луи-блюз".
- Остановитесь! Перестаньте играть! - заревел я. Но уже было поздно. Оркестр продолжал играть. На сцене вдруг неожиданно возникла Бэби-сиська.
Глава двадцать вторая
Я замер, словно в столбняке, уставясь на Бэби, которая объявилась на платформе вместо моей рыжульки. Бэби чувствовала себя на вершине славы и при этом была пьяна в стельку.
Я тотчас понял, почему Фу стоял рядом с оркестром, для какой цели понадобились коричневые капюшоны и что случилось с исчезнувшими пригласительными билетами. Кажется, я даже понял, что произошло с фруктовым пуншем. Бэби была настолько пьяна, что с трудом удерживалась на заплетающихся ногах и передвигалась зигзагами.
Она повернулась к публике лицом, ухмыляясь, гримасничая, подхрюкивая и хихикая. Через минуту должен начаться танец живота. Наконец-то она дождалась своего звездного часа. Легким вращением бедер Бэби поприветствовала публику, потом, повернувшись, выставила на обозрение задницу. Это был великий момент. Я не мог отвести от нее взгляда. Нам предстояло увидеть величайшее чудо искусства.
Я не просто знал, я был уверен, что мы явимся свидетелями эпического зрелища, которое будет навеки запечатлено в нашей памяти. Она покажет все, на что способна, под звуки "Сан-Луи".
Но Бэби давно не тренировалась. Изрядно разжиревший зад перетянул ее, и танцовщица опустилась на сцену. Там она и осталась лежать.
Я вышел из ступора, вспрыгнув на платформу, правда, тоже все еще слегка покачиваясь. Идиотский оркестр возобновил бесконечную "Звездную пыль".
Я повернулся лицом к толпе, требуя внимания. Оркестр неожиданно смолк, воцарилась тишина, и я получил свой шанс.
- Это Фу, - заорал я, - и Бэби-сиська.
Звук моего голоса вернулся ко мне в виде эха, отразившегося от холмов. Он почему-то был похож на свисток далекого паровоза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики