ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Странно было бы ожидать чего-то иного от Кары Небесной.
Мы побежали в конюшню. Седлать лошадей времени не было, как, впрочем, и времени на то, чтобы искать в темноте наших собственных лошадей. Мы взяли пару, которая стояла ближе других к выходу, и уже мгновением спустя мчались в ночи, прижимаясь к шеям наших скакунов.
Два арбалетных болта, пущенные людьми сэра Ралло наудачу, пролетели мимо с неприятным для моих ушей свистом.

Знаменитый разбойник Эдвард Рыжая Борода был приговорен к публичной казни на главной площади Бартадоса. Посмотреть на сие эпохальное событие собралось много народу – столько, сколько могла вместить сама площадь и прилегающие к ней улочки.
Когда открытая повозка с плененным разбойником въехала на площадь, Эдвард обратился к народу и пообещал тысячу золотых тому, кто избавит его от прогулки на эшафот.
Сразу же за этим заявлением последовали народные волнения, к которым стражники Бартадоса оказались решительно не готовы. Правда, Эдвард Рыжая Борода не смог пожать плоды своего обращения, ибо капитан стражи, отвечавший за его охрану, зарубил его своим мечом при первом же намеке на беспорядки. Но одного разбойник добился – до эшафота его все-таки не довезли.
Так что идея с золотом в качестве отвлекающего маневра принадлежала не мне. Каюсь, сначала я даже решил пойти по пути Эдварда и предложить денег тем, кто задержит отряд сэра Ралло на постоялом дворе, но потом счел этот план слишком вычурным.
Надо сказать, что в общем и целом получилось все-таки неплохо.
В отличие от Рыжей Бороды мы с Карин не были скованы цепями и не находились в окружении стражников.

Безумная скачка по горам на лошадях без седел и упряжи, да еще и в темноте, никак не могла закончиться ничем хорошим, и ничем хорошим она не закончилась. Скакун Карин угодил передней ногой в невидимую выбоину и полетел через голову. К счастью, Карин успела вовремя слететь со спины животного и не оказаться подмятой под свою лошадь.
Я остановился в нескольких метрах впереди. Чертыхаясь, Карин поднялась на ноги. Ее лошадь хрипела, но не предпринимала никаких попыток встать, из чего я сделал вывод, что лошадь у нас осталось только одна.
Я спешился. Боливару не вынести двоих.
Существует такая древняя легенда. Двое друзей уходили верхом от погони, и гнедая одного друга сломала ногу. Потерявший лошадь всадник хотел было поехать вдвоем с другом на скакуне по имени Боливар, но его друг заявил, что Боливар не вынесет двоих. После чего уступил Боливара безлошадному, а сам остался, чтобы задержать погоню и дать другу шанс спастись. В общем, это красивая легенда о дружбе и самопожертвовании.
– Ты – законченный идиот, красавчик, – заявила мне Карин. – Какого черта ты бросил в эту толпу половину наших денег?
Пораженный чудовищностью обвинения, я не нашел, что сказать. Достойного ответа у меня не было, и я не собирался сотрясать воздух глупыми оправданиями.
– Жаль коняшку, – заметила Карин. – По-хорошему, следовало бы перерезать ей глотку, но пусть этим займется тот, кто обнаружит ее здесь утром. Может быть, он проявит милосердие и отведет лошадь вниз.
– А может быть, он поведет ее наверх, – сказал я. – Не зря же этот перевал называют Перевалом Трехногой Лошади.
– Нам это никак не поможет, – сказала Карин.
– Да. Кстати, я что-то не слышу звуков приближающейся погони.
– Какой дурак полезет в эти горы ночью? – спросила Карин. – Ты только что видел, что случается с подобными дураками. Хорошо, что мы не успели захватить седла. Если бы моя нога застряла в стремени, этот перевал стоило бы переименовать в Перевал Одноногой Наемницы.
– Значит, до утра люди сэра Ралло за нами не полезут? – уточнил я.
– Может быть, и полезут, – сказала Карин. – Только медленно и аккуратно, освещая дорогу факелами или магическими шарами. Какой-то запас времени у нас все-таки есть. Только…
– Что «только»?
– Сэр Ралло не производит впечатление глупого человека, – сказала Карин. – А если он умный, но на постоялом дворе мы видели не весь его отряд. Гораздо практичнее было отправить десяток людей на сам перевал и ждать нас там. К чему искать двоих путников в целой толпе, если можно повстречать их на узкой горной тропинке?
Да, и чародеи с перевала могли бы послать весточку чародеям сэра Ралло, после чего нас запросто взяли бы в клещи.
– Как бы там ни было, мы все равно не собирались пересекать горы именно этим путем, – сказала Карин. – Тропа контрабандистов берет свое начало в паре километров отсюда.
– У нас всего одна лошадь, – напомнил я.
– Ну так отпусти ее на свободу, красавчик, – сказала Карин. – По тропе контрабандистов лошади все равно не пройдут.
– Интересно, как же в таком случае контрабандисты таскали свои грузы? – спросил я. – Неужели на собственных спинах?
– С той поры, когда по тропе прошел последний караван с запрещенным товаром, минуло ужасно много лет, и рельеф местности немного изменился, – сказала Карин. – Вероятно, раньше там и можно было проехать на лошади. Теперь – нет.
– Понятно, – сказал я.
– А теперь ты не мог бы сделать тут чуть более светло, красавчик? – поинтересовались Карин. – Ужасно не хочется повторить судьбу своего скакуна.
– Легко, сударыня, – сказал я и зажег над нашими головами магический шар.
И мы пошли искать тропу контрабандистов.

Карин оказалась права в очередной раз. Лошади бы по этой тропе точно не прошли. Сомневаюсь, что по ней прошли бы и контрабандисты. Даже горный баран, находясь в здравом уме и твердой памяти, не полез бы сюда из опасения сломать ноги.
Тропа вилась вокруг горы. С одной стороны была отвесная стена, с другой – пропасть глубиной метров пятьсот. Наверное, лучше было бы, если бы мы двигались по тропе ночью. Тогда бы я не видел всех этих ужасов.
Время, климат и камнепады не пощадили проложенный контрабандистами путь. В некоторых местах тропы вообще не было видно, и нам приходилось карабкаться по почти отвесным участкам скалы. К полудню я вымотался так, словно провел здесь уже целую неделю.
Карин если и выглядела лучше, то ненамного. Раненная правая рука давала о себе знать, и на участках, где приходилось лезть вверх, подтягиваясь только на руках, девушке было особенно тяжело.
Утешала лишь мысль, что сэр Ралло будет искать нас на перевале. Если у него действительно есть там свои люди, и они пойдут вниз, навстречу самому сэру Ралло, рыцарь поймет свою ошибку только ближе к вечеру. В любом случае, у нас есть значительная фора во времени.
Да и солдаты сэра Ралло тоже вряд ли являются прирожденными скалолазами. Им наверняка не понравится мысль расстаться со своими лошадьми.
В общем, я думал, что все не так уж плохо, пока не увидел мост.

Глава десятая,
в которой главным героям приходится с риском для жизни переходить мост и они едва не срываются в пропасть, а потом сжигают его за собой. Очень аллегорично

– Что это? – спросил я.
– Это мост.
– Извините, – сказал я. – Это не мост.
– А что же это по-твоему, красавчик?
– Что угодно, но только не мост.
– Брось. По нему когда-то ходили груженые товарами лошади.
– С тех пор минуло много лет, – напомнил я. – И вообще, лошади – животные тупые, сами не понимают, где ходят.
– Ты говорил, что не боишься высоты, – сказала Карин.
– Я не боюсь высоты, – гордо сказал я. – Но в данном случае это не имеет значения. Я боюсь тех камней внизу. Что-то мне подсказывает, что встреча с ними может крайне отрицательно отразиться на моем здоровье.
Это был не мост. Сколько угодно можете убеждать меня в обратном, но я в своей жизни видел много мостов, и знал, как должны выглядеть эти архитектурные сооружения.
Конечно, я не умею строить мосты, и значит, мне не пристало критиковать тех, кто породил на свет эту конструкцию, но черт побери!…
«Мост» был длиной примерно пятьдесят метров. А глубина пропасти под ним составляла в среднем метров триста. В самом глубоком месте – около пятисот.
Когда-то это была деревянная конструкция, теперь же она состояла из гнили вперемешку с трухой. Опоры… Мне хотелось бы думать, что это были опоры… В общем, эти хреновины покосились и мост выглядел так, словно решил завалиться на бок, но так и не смог определиться с тем, на какой бок ему следует заваливаться.
Шириной он был около полутора метров. Надо понимать, мерилом здесь выступала груженная тюками с контрабандным товаром лошадь.
Но и это еще не все.
Ха, если бы это было все, у меня не было бы к мосту никаких претензий, и я перелетел бы на другую его сторону, аки легконогая серна.
Средний пролет моста попросту отсутствовал. Вместо него были натянуты три веревки – одна на уровне моста, чтобы по ней идти, и две на уровне пояса, чтобы встать между ними, схватить их руками и таким образом пытаясь удержать равновесие. Да, лошади явно не смогли бы пройти здесь и похвастаться чудесами эквилибристики. У них нет рук.
Но кто-то же по этому мосту ходил и после контрабандистов, подумал я. Иначе откуда взялись бы эти веревки?
– Я слишком молод и прекрасен, чтобы умирать, – заявил я.
– Я тоже вроде бы не старуха и не уродина, – сказала Карин. – И умирать не собираюсь. А для того, чтобы не умереть, нам надо перебраться н ту сторону.
– Как?
– Попеременно двигая вперед правую и левую ноги, красавчик.
– Очень смешно, – сказал я.
– Посмеешься на той стороне, – сказала она и ступила на настил.
Мост закряхтел, заскрипел и застонал.
– Я постою здесь и посмотрю, как у вас получится, – сказал я.
– Как хочешь.
Карин переставляла ноги осторожно, сначала пробуя ступней крепость доски, а уже потом перенося на нее свой вес. Хм… Она легче меня килограммов на… пять, подумал я. Она – девушка высокая и хорошо сложенная, а я – парень не слишком упитанный. Полагаю, о разнице в весе можно не думать.
Кроме того, у нее есть сумка с вещами, которую она так и не позволила мне нести, и два клинка, что тоже добавляет вес. А у меня ничего нет.
Черт, надо было пойти первым. Может быть, было бы не так страшно.
Карин прошла уже треть моста. Пока все было нормально.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики