ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Нам надо поговорить наедине, Рико, – сказал Федерик.
Поскольку тревожить и просить короля выйти было неудобно, мы с Федериком отправились разговаривать в отведенную мне келью.
Пожалуй, Федерик был самым старым из всех виденных мною гномов. Он снял целительский колпак, обнажив свой лысый череп, и уселся на стул, при этом его борода свила на полу два кольца. У Федерика были добрые и мудрые глаза предельно старого гнома, знающего об этой жизни почти все.
– Коллега Сегерик был прав, ситуация крайне тяжелая, – вдохнул мудрец. – Я… Честно говоря, я предпочел бы отнять ей ногу и не искать других вариантов.
– Это невозможно, – сказал я.
– Ты не прав, – сказал Федерик. – Это тяжело, горько, печально, несправедливо. Но не невозможно.
– Неужели других возможностей нет? – спросил я.
– Она это переживет. Она сильная.
– Что ты о ней знаешь? – спросил я.
– Я смотрел на нее, – сказал Федерик. – И я ее видел. На ее теле много шрамов, свежих и старых, но еще больше шрамов хранит ее душа. Если она выжила до сих пор, то и потеря ноги ее не убьет.
– Я не верю, что больше ничего нельзя придумать.
– Возможно, Зеленый Маг придумал бы. Но мои способности ограничены, и я хочу, чтобы ты понял, о чем идет речь. Даже если мы отнимем ей ногу, существует вероятность, равная пятидесяти процентам или чуть больше, что она все равно умрет. Если мы оставим ей ногу, то она умрет с вероятностью в сто процентов.
– Как это? – обалдел я. Вроде бы, ампутация гарантировала сохранение жизни. По крайней мере, именно так я понимал слова Сегерика.
– Вот так, – просто сказал Федерик.
– А если я вам помогу?
– Ты – ученик Зеленого Мага, но ты – не он, – сказал Федерик. – Я смотрю на тебя и вижу тебя. Ты не целитель. Ты – воин.
– Меня учили…многому.
– Ты молод даже по меркам человеческого народа, – сказал Федерик. – Возможно, со временем ты станешь магом, столь же могущественным, как твой учитель. Но сейчас ты ничем не можешь помочь. Ты сделал для нее все, что мог, это я тоже вижу. Ты считаешь, что ты в долгу перед этой женщиной, и винишь себя в ее теперешней беде. Но помочь ты можешь только в качестве источника маны, а сейчас меня ограничивает вовсе не ее количество. Моих знаний просто недостаточно.
– Я… когда надо решать?
– Время для нее сейчас не важно. Чтобы остановить распространение болезни, мы замедлили ее жизненные процессы. В таком состоянии она может существовать долгие годы.
Я отметил его выбор слов. Существовать, а не жить. Как овощ.
– Сегерик говорил, что если отнять ногу, Карин будет жить, – сказал я. – Он не говорил, что возможны варианты.
– Сегерик ошибался, – сказал Федерик. – Процесс слишком далеко зашел. Возможно, она будет жить. Возможно, нет. Я не настаиваю на скорейшем решении вопроса. Если ты не веришь моему суждению, то можешь оставить ее здесь, а сам отправиться наверх, чтобы проконсультироваться с чародеями, которым ты больше доверяешь.
Заманчивая мысль. Взять и притащить сюда самого Исидро.
Только у меня нет никаких гарантий, что выйдя отсюда, я доберусь до Бартадоса. Как долго гномы будут сохранять Карин жизнь, если я не вернусь?
Они пытаются ей помочь только ради меня. А мне они помогают из уважения к Исидро. Если меня не будет, то не останется никаких причин для того, чтобы пытаться спасти ей жизнь даже посредством ампутации ноги.
– Возможно, Сегерик просто не сказал тебе всей правды, – сказал Федерик. – Он надеялся на мое прибытие и мою способность справиться с этой проблемой, но… Когда Колин нашел вас, твоя спутница уже была практически мертва.
Раньше я думал, что под угрозой только нога Карин, теперь оказалось, что сама ее жизнь. По сравнению с этой перспективой ампутация уже не казалась мне таким кошмаром.
Это взрослые игры, Рико. И за участие в них тебе приходится платить взрослую цену.
Неужели ты не думал об этом, когда приглашал ее с собой, принимая на работу и обещая золото?
Не думал. А если и думал, то не воспринимал такую возможность всерьез. Я не думал, что она может умереть, даже когда она сорвалась в пропасть.
Это была просто часть приключенческого романа, в котором главным героям после определенной дозы опасностей, лишений и страданий гарантирован хэппи-энд.
– Неужели не существует способа увеличить ее шансы? – спросил я. – Может, надо отыскать какой-нибудь магический артефакт или что-то в этом роде…
– Хорошо, что ты сам об этом заговорил, – сказал Федерик. – Один способ существует.
– Что ж ты молчал все это время? – спросил я. – Кто может ей помочь?
– Ты, – сказал Федерик.
– Не понимаю, – сказал я. – Ты сам говорил, что…
– Я говорю не об ученике Зеленого Мага, чародее по имени Рико, – сказал Федерик. – Ей может помочь только тот, кем ты являешься на самом деле.
– Сегерик…
– Сегерик ничего мне не говорил, – сказал Федерик. – Хотя я и видел, что он знает. Я стар, мальчик. С возрастом мое зрение приобрело небывалую ранее четкость, которая позволяет мне видеть вещи такими, какими они являются на самом деле, а не такими, какими они стараются выглядеть. Я знаю, кто ты, потому что я вижу тебя.
– Я…
– Ты можешь это сделать, – сказал Федерик. – Я знаю, это трудное решение. У тебя много врагов, и то, что ты сделаешь для Карин, не останется для них незамеченным. Ты подставишь себя под удар, поэтому ты должен сделать свой выбор осознанно. Магия – не панацея от всех бед. Она не спасет тебя от стрелы снайпера или ножа в спину. Твой отец знал об этом.
– Дело не в том, что я боюсь, – сказал я. – Я просто не знаю, как… Я никогда раньше не пользовался…
– Я знаю, – мягко сказал Федерик. – Но это твой дар, или твое проклятие, и только ты можешь разобраться, как с ним поступать. Попробуй, и знание придет. Я это тоже вижу.
– Хотел бы я обладать таким зрением, – сказал я.
– Возможно, ты еще будешь им обладать, – сказал Федерик. – Но позволь одному очень старому гному дать тебе совет, мальчик. Ты можешь сколько угодно бегать от своего предназначения, но вряд ли у тебя получится делать это всю жизнь, и рано или поздно, но тебе придется встретиться с ним лицом к лицу и пожать все последствия. Такова неизбежность, и ты вряд ли увернешься от своей судьбы. Так постарайся сделать это на своих условиях. И… Не думай, что я говорю именно о сегодняшнем дне. Это – глобальный совет.
– Возвращаясь ко дню сегодняшнему… – сказал я. – Ты поможешь мне, мудрец? Хотя бы советом?
– Нет, – сказал Федерик. – Я не могу. Это не в моих силах. Твоя магия – это не магия гномов, и я ничего в ней не смыслю. Было бы иначе… Мы не стали бы призывать магов с поверхности на нашу войну.

Федерик вывел Карин из искусственного коматозного состояния, вернув ей прежнюю скорость жизненных процессов. Искусственный румянец тут же исчез с ее щек, девушка мгновенно побледнела, а дыхание стало частым и неравномерным.
Федерик с Сегериком вышли из кельи, опустив за собой занавеску. Дверей в обычном понимании этого слова в пограничных поселениях гномов просто не существовало. Просто система пещер…
Я отогнал посторонние мысли прочь. Сейчас для них уже не было времени. Закрыв глаза, я сосредоточился на текущей задаче, самой важной задаче за всю мою чародейскую карьеру, и…

… я сделал это.
В итоге я все-таки это сделал.
Это было тяжело. Трудно. Невыносимо. И я не пожалею, если воспоминания об этих восьми часах навсегда вылетят из моей памяти. В некоторые моменты мне казалось, что она умрет. В некоторые моменты мне казалось, что умру я.
Федерик оказался прав.
Карин была почти мертва. Мертва на девяносто процентов. Магии Федерика не хватило бы, чтобы поставить ее на ноги. Еще немного, и для работы с ней потребовался бы некромант.
Моей магии хватило. Едва…
Когда я закончил, я чувствовал себя так, как будто последние восемь часов двигал горы и поворачивал впять течение рек.
Я заснул прямо на полу. У меня не было сил, чтобы куда-то идти.

Гномы не входили в келью, не решаясь вмешиваться в процесс, поэтому разбудила меня Карин. Она сидела на кровати, завернувшись в одеяло. И болтала двумя абсолютно здоровыми ногами.
– Тебе придется мне многое объяснить, красавчик, – сказала Карин. – Например, где мы, почему я спала абсолютно голая, кто меня раздел и с какими целями ты валяешься на полу.
– Это долгая история, – сказал я.
– Я хочу услышать ее сейчас хотя бы в общих чертах, – потребовала она.
– Вы болели, – сказал я. – Рана на ноге воспалилась.
– Какая рана? – Карин внимательно посмотрела на свои ноги. Там не было даже шрама.
– Которую гномы исцелили, – сказал я. – Скажете им «спасибо», когда они придут вас обследовать.
– А ты что тут делал? Никак переживал за меня, красавчик?
– Мне не хватало вашего мягкого и ненавязчивого юмора, – вздохнул я, поднимаясь с пола. – Рад, что вы вернулись. Сейчас я пришлю вам местного целителя.
– И скажи ему, чтобы он захватил с собой какую-нибудь одежду. Я не собираюсь щеголять голой перед этими коротышками.
– Непременно, – пообещал я.
Федерик и Сегерик сидели на камнях по другую сторону занавески и хранили происходящее от чужих глаз. Ни один любопытный гном не смог бы проскользнуть мимо двух этих часовых и заглянуть в келью, где творилась магия.
– Получилось, – сказал я.
– Знаю, – сказал Федерик. – Вижу.
– Вы двое никому об этом не расскажете, – тихо сказал я. – Даже ей. В первую очередь ей. Если кто спросит – ее вылечили вы оба.
– Я не хотел бы врать, – сказал Федерик. – И преувеличивать свои скромные способности.
– Я тоже, – сказал Сегерик. – Если мы солжем, от нас потом будут ожидать большего, чем мы можем дать.
– Тогда скажите, что это было чудо, которое вы больше не сможете повторить. Это уже наполовину правда, – повторить такое они не смогут. Не уверен, что я сам смогу повторить то, что сделал.
– Наполовину правда – это наполовину ложь, – сказал Сегерик.
– Но мы солжем, – сказал Федерик.
– Спасибо, – сказал я. – Посмотрите, что с ней и… начинайте врать.
– Хорошо, – сказал Федерик, чуть склонив голову.
Они пошли к Карин, а я отправился на поиски еды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики