ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Теоретически, местные жительницы могли задавить нас числом, если бы бросились все сразу. Но половиной населения города в таком случае точно пришлось бы пожертвовать, и никто не хотел оказаться в этой половине.
В толпе я увидел белое одеяние Виолы По Волнам Ходящей, и приказал, чтобы старушку пропустили поближе. Старая волшебница пришла скорее из любопытства, чем из страха перед моими угрозами. Но она оказала мне услугу, не взяв даже денег взамен, и я решил предоставить ей место в первых рядах.
Виктории видно не было.
– Больше людей на площадь не поместится, сэр, – сказала престарелая властительница. – Может быть, вам хватит тех, что уже пришли?
– Думаю, да, – сказал я. – В вашем Питомнике содержится юноша по имени сэр Джеффри Гавейн. Я хочу, чтобы его одели подобающим образом, сняли с него ошейник и цепи, если они на нем есть, и доставили сюда, целым и невредимым. Я забираю его из-под вашей опеки.
На лице старушки промелькнуло облегчение. Требование было выполнимым, ведь оно касалось всего лишь вещи, пусть дорогой, но не незаменимой.
– Также я хочу, чтобы мне выдали Владычицу Викторию, – сказал я. – Не обязательно невредимой, но обязательно живой.
– Это неприемлемо, – сказала старушка. К ее чести она попыталась защитить свою коллегу.
– Решать, что приемлемо, а что – нет, буду я, а не вы, – заявил я. – Вы показали, что способны выдавать людей тому, кто обладает достаточной силой, чтобы этого требовать. Я не так терпелив, как дракон, и не буду ждать до следующего утра. Я даю вам один час. Если через час я не увижу перед собой Викторию, я начну крушить. И поскольку я не только не так терпелив, как дракон, но и не так милосерден, я сразу начну с центра города. У меня руки чешутся сровнять его с землей, так что постарайтесь не дать мне повода.
Она дрогнула и отдала команду. Очень хорошо.
Мигель говорит, что месть – это блюдо, которое следует подавать холодным. Но во мне больше от человека, чем от эльфа, и я не собираюсь выжидать несколько веков. Я сожру это блюдо горячим и не поперхнусь.
Долги лучше отдавать сразу, пока на них не успели набежать проценты.
Сэра Джеффри доставили на площадь первым. Он был избит, но сломать рыцаря местные дрессировщицы не успели. Времени не хватило. Я не сомневался, что если дать таким дамам, как Виктория, достаточно времени, они могут сломать кого угодно. Если, конечно, жертве не повезет и она не умрет в процессе.
Юный рыцарь, а он действительно оказался юным, младше меня года на два-три, явно не мог понять, что с ним сейчас происходит. Но с ним я могу поговорить позже. Я приказал сэру Ралло выделить Гавейну лошадь, и тот легко впрыгнул в седло.
Этот парень заколол дракона в пешем бою, напомнил я себе. Он может быть наивен или просто глуп, но храбрости и умения у него не отнять. Думаю, что даже одноразовый магический артефакт не так-то просто вогнать в грудь дракона, пробив закрывающую ее броню.
Сэр Джеффри не стал требовать объяснений и сидел в седле молча. Наверное, он был счастлив при мысли, что никогда не вернется в питомник, где с ним обращались, как с племенным животным.
Через несколько минут доставили и Владычицу Викторию. Двое дюжих стражниц тащили ее под руки. Волосы Владычицы были растрепаны, одежда пребывала в беспорядке, а на скуле красовалась свежая ссадина. Наверняка она дралась, как… драная кошка, предчувствуя, что ничего хорошего ей на площади не светит.
Стражницы поставили ее передо мной, и отошли. Бежать-то ей все равно некуда – толпа сомкнулась за ними и ликвидировала проход.
Виктория посмотрела на меня. Она пыталась выказать презрение, но в глазах я видел страх. Она меня боялась.
Ринальдо Финдабаир, Великий и Ужасный, сын Оберона Яростного. Отец заслужил свое прозвище, а я?
Еще отца называли Обероном Кровавым, но исключительно за глаза.
– Не ожидали меня видеть? – спросил я у Виктории.
– Кто ты такой? – спросила она не слишком вежливо.
– А вам еще не рассказали? – я помахал мечом перед ее глазами и представился. – Как вы считаете, можно ли поступать с королем эльфов так, как вы поступили со мной?
– Я не знала, что вы король, – примерно также выглядели и оправдания Гарлеона.
– Ага, – сказал я. – Значит, вы признаете, что с королем Ринальдо так поступать все-таки нельзя. А с чародеем Рико можно? Я открою вам один секрет, Виктория. Так нельзя поступать ни с одним живым существом.
– Вы меня теперь убьете?
– Не стану кривить душой, есть у меня такое желание, – сказал я. Я повысил голос, чтобы меня услышало максимальное количество людей. – Сегодня мужская солидарность сильна во мне, как никогда прежде, и я испытываю сильное желание предать ваш город огню. Но сначала я прочитаю вам нотацию. Если вы не в курсе, что это такое, то я вам объясню. Нотация – это речь назидательного характера, не подкрепленная никакими доказательствами, кроме авторитета того, кто вам ее читает. По-моему, я обладаю достаточным авторитетом в ваших глазах. Кто не согласен, пусть попробует бросить в меня камень.
Как ни странно, камни в меня не полетели даже из толпы.
Боятся – значит, уважают?
– Вот сидит на лошади молодой человек, – я указал на сэра Джеффри. – Его зовут сэр Джеффри Гавейн, он – благородный рыцарь из славного рода, – я еще не разобрался, насколько он благороден, но местным об этом знать необязательно. – Его привезли в ваш город обманом, продали его, как вещь, и обращались с ним, как с животным, – я не знаю, как его сюда привезли, при помощи обмана или каких-то других средств, но к моей нотации эти мелочи не имели никакого отношения. – Вы забыли о том, что он – человек. Вы привыкли обращаться с людьми, как с вещами, и это есть высшее зло из всего, что я видел на этом свете.
Чихать они хотели на все мои слова. Пустое сотрясение воздуха, которое не способно ничего изменить.
Я встал с кресла и поднял меч над головой, устремив лезвие к небесам.
– Мне не нравится ваш город, – заявил я. – Вы превращаете в рабов собственных сыновей, но и с дочерьми вы поступаете не лучше. Они становятся заложницами вашего образа жизни, даже не подозревая, что где-то существует другой. Они не видят мира за вашими каменными стенами. Они читают по ночам запрещенные вами книжки о любви, но не понимают, что это такое, и как можно полюбить вещь. Когда-то вы спрятались от мира за каменными стенами, но теперь вышло так, что это мир прячется за ними от вас.
Молния с моего меча ударила в небо, на этот раз в сопровождении грома. Толпа ахнула и подалась назад.
– Рабство отвратительно, – сказал я. – Разумные существа должны быть свободными независимо от пола или принадлежности к любой из населяющих наш мир рас. Понимаю, что эта мысль для вас нова, и вы не сможете измениться за один день. Поэтому я даю вам время. Целый год, начиная с этого момента. Через год я вернусь сюда и проверю, как у вас обстоят дела. Итак, мои требования. Первое – рабство должно прекратить свое существование в любом виде. Меня не удовлетворит, если вы просто придумаете новое название и смените атрибуты. Я понимаю, что все люди не могут быть равными и не требую этого. Но все люди вашего города с таким громким названием должны быть свободными. Второе – вход и выход из города также должен быть абсолютно свободен и бесплатен для всех, независимо от пола и расы. Третье – вы не будете запрещать вашим детям читать книги, которые читают дети по всему миру. Между прочим, у ваших детей эти книги есть, и я знаю это совершенно точно.
Я перевел дух. Рано я отпустил Гарлеона, надо было назначить его своим глашатаем. У меня уже горло саднило от крика.
– Я вернусь сюда ровно через год, – продолжил я. – И если я увижу, что вы не выполнили моих требований, или выполнили, но недостаточно хорошо, я рассержусь. А когда я рассержусь, то поубиваю вас всех на фиг. Это доступно?
Толпа загудела, давая понять, что это доступно.
– Чудесно, – сказал я. – Не думаю, что вы внемлете голосу разума, но вам придется подчиниться силе. А теперь рассасывайтесь по домам и подумайте над тем, что я вам сказал.
Я снова сел в кресло, положив меч на колени, и закурил трубку, в ожидании, когда исчезнет толпа.
Вскоре на площади остались только мы с Карин, отряд сэра Ралло, сэр Джеффри Гавейн, Виола По Волнам Ходящая, Виктория и престарелая властительница с заметно поредевшей свитой.
– Мы сейчас уйдем, – пообещал я старушке. – Только закончим с вашей коллегой Викторией.
При слове «закончим» Виктория вздрогнула, побледнела и постаралась втянуть голову в плечи. Сегодня утром она была далеко не так уверена в себе, как ночью.
– Посмотрите на меня, – сказал я и расстегнул рубашку, чтобы она могла прочитать собственное имя на моей груди. – Вы хвастались, что можете пытать людей неделями, прежде чем они умрут. Я докажу вам, что существуют гораздо более изощренные пытки.
– Это она сделала? – спросила Карин. – Позволь мне ее прикончить, Рико.
– Смерть легка и милосердна, – сказал я. – Пусть лучше она попробует пожить.
Виктория посмотрела мне в лицо. У нее был взгляд затравленного зверя. Она бы попыталась драться, если бы не знала, что это бесполезно.
– Я не понимаю, – сказала она.
– Поскольку я жив, убивать вас было бы несправедливо, – объяснил я. – И у меня нет никакого желания подвергать вас пыткам, чтобы воздать вам должное. Живите.
– Ты или дурак, или святой, – прошипела Карин мне на ухо. – Лично я склоняюсь к первому варианту.
– Я тоже, – шепнул я в ответ. – Сэр Ралло, подведите моего коня.
Я уже сидел в седле, стараясь не смотреть на ошарашенную моим решением Викторию, когда обнаружил у самого своего стремени Виолу По Волнам Ходящую. Ее голова оказалась примерно на уровне моего колена, и она смотрела на меня снизу вверх.
– Я ошибалась, – сказала она. – Ты не похож на твоего отца. Он никогда не прощал обид.
– А я и не простил, – сказал я. – Пощада и прощение – это разные вещи.
– Оберон сровнял бы город с землей, не оставив тут камня на камне.
– Может быть, вам всем повезло, что я никогда его не видел. Почему вы поселились в таком странном месте, Виола?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики