ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Несколько таких случаев все-таки было, – сказал я и поведал Карин о Роальдо Вырви Глаз, Джакомо Бертолуиджи и Обероне Финдабаире. Впрочем, теперь мне был известен еще один случай – сэр Джеффри Гавейн. Но о нем явно никто не будет складывать легенды и сказания.
– Значит, все эти ухлопавшие драконов парни были магами?
– Да, – сказал я. – Дракон – создание магическое, и гробануть его, не применяя магию, невозможно. Скажем, вы же не можете утопить корабль в открытом море, если у вас нет своего корабля.
– Держу пари, я могла бы придумать пару-тройку вариантов.
– Возможно, – согласился я. – Но все же самым простым вариантом будет использование другого судна.
– Наверное.
– Кстати, а какое значение имеет вопрос, когда дракон в последний раз ел? Разве его пищеварение как-то связано со способностью к полету?
– Напрямую, – сказал я. – Драконы весят около тонны и обладают аэродинамикой стопки кирпичей. Для того, чтобы удерживать такую тушу в воздухе, крылья должны быть раз в десять больше, чем они есть на самом деле.
– Я думала, драконы используют магию.
– Одной магией тут тоже не обойдешься. Если бы драконы летали только с помощью магии, они за несколько лет пожрали бы всю магическую энергию нашего мира, и дальше летать все равно бы не смогли. Тайна их полета гораздо прозаичнее. Когда дракон ест, в его желудке выделяется особый газ. Этот газ легче воздуха, и получается, что после еды дракон весит меньше, чем на голодный желудок. Когда газ кончается… э… выходит естественным способом, дракону летать все труднее и труднее. Он вынужден приземляться и искать себе новую еду. Обычно драконы стараются это делать, еще не утратив способности к полету. На земле они не слишком маневренны.
– Найти еду в этих горах Гарлеону будет довольно сложно, – заметила Карин.
– Приземлиться здесь тоже проблематично, – сказал я. – Он, конечно, в ярости, но вряд ли она затмит его инстинкт самосохранения. А значит, он должен скоро улететь.
– Хотелось бы в это верить, – сказала Карин.
Последнее время я был абсолютным чемпионом по идиотским ситуациям. Вот вам еще одна – оказаться зажатым в расщелине с молодой женщиной и с кружащим над головой драконом. Для полного счастья не хватало только колокольни или стада коров.
– Гарлеона не видно уже полчаса, – заметил я. – Может быть, он улетел на дозаправку?
– Для верности просидим здесь еще немного, – сказала Карин.
Через пять минут туша дракона на миг заслонила от нас Солнце. Он прошел слишком близко к нашему убежищу, и если бы мы оказались на тропе, то стопроцентно попали бы в поле его зрения.
Ненавижу драконов.
Еще немного, и я буду готов приступить к созданию одноразового магического артефакта для их убийства.
– Кстати, об одноразовых магических артефактах, – сказала Карин, и я обнаружил, что начиная с фразы «ненавижу драконов», я думал вслух. – Ты сможешь узнать, кто изготовил копье, убившее Грамодона?
– Только если увижу другую работу этого мага, – сказал я. – Я запомнил характерные структуры заклинания, которые остались после использования артефакта. Они индивидуальны для каждого мага, как отпечатки пальцев для человека.
– А разве отпечатки пальцев у всех разные? – удивилась Карин.
– Конечно.
– Хорошо, что стражники об этом не догадываются, – сказала она. – Это здорово облегчило бы их работу по установлению личности преступника.
– Странно, что такие вещи волнует телохранителя, – ехидно заметил я.
– Иногда чтобы сохранить одно тело, необходимо ликвидировать другое, – парировала Карин. – Далеко не всегда это получается сделать в рамках закона.
Мигель утверждает, что законы соблюдают две категории людей: кристально честные и слабые. По его мнению, первых на несколько порядков меньше, чем вторых. Мигель не относится ни к тем, ни к другим. Если когда-нибудь его мнение разойдется с мнением закона, он легко преступит и через закон, и через тех людей, которые призваны наблюдать за его соблюдением.
Люди вроде Мигеля или Карин живут в своем мире и по своим законам. Их интересует только их собственное мнение, и они плевать хотели на мнения остальных людей.
К общепринятым нормам поведения они относятся с крайним цинизмом. Мигель говорит, что законы очень редко соблюдают люди, которые их придумывают.
Например, Людовик Четвертый недавно ввел закон о нравственности, в то время, как все население Вестланда знает о толпе его любовниц и рассказывает истории о его многочисленных амурных похождениях. Если новый закон применить к самому королю, у него следует отобрать все имущество в пользу государства. Это был бы крайне любопытный прецедент, потому что Людовик утверждает, что он и есть государство.
А еще, опять же руководствуясь нормами закона, ему на лоб следует поставить клеймо и запретить приближаться к человеческим поселениям, население которых составляет больше пятисот человек.
Гарлеон совершил над нашими головами еще один круг. Интересно, чем же он подкрепился перед сегодняшним вылетом? Стадом коров?

Темнело.
Мы все еще крепко прижимались друг к другу, и мне казалось, что рукоятки мечей Карин уже вросли в мои ребра. Этот дискомфорт был сущей фигней по сравнению с тем, что мог нам сделать Гарлеон.
Еще немного, и эта крылатая скотина вынудит меня сотворить что-нибудь, о чем мы оба впоследствии сильно пожалеем.
Драконы прекрасно видят в темноте, и наступление ночи не остановит его поиски.
Насколько я мог судить по периодичности его пролетов над нами, Гарлеон прочесывал площадь в десять-пятнадцать квадратных километров. Совершенно очевидно, что помимо нас с Карин, других разумных существ на этом пространстве не находилось. Мы уже довольно далеко отошли от Перевала Трехногой Лошади и основного в этом районе пути через горы.
Людей тут нет, потому что им нечего делать. Местная фауна представлена несколькими видами горных баранов и горных же козлов, чье мясо отвратительно на вкус. К тому же, его очень сложно добыть. Еще тут могут водиться снежные барсы, тоже не входящие в категорию легкой добычи.
Под горами царит более насыщенная жизнь. Помимо гномов там обитают пещерные тролли и гоблины, находящиеся в состоянии перманентной войны с племенем подземных тружеников.
Когда Гарлеон пролетал над нашей расщелиной в последний раз, мне показалось, что он стал куда чаще махать крыльями. Это означало, что он становится тяжелее и скоро ему придется сделать перерыв.
Допустим, ему понадобиться не больше часа, чтобы покинуть горы. Час, чтобы вернуться. И еще как минимум пара часов, чтобы поймать добычу, сожрать ее и подождать образования в желудке летучего газа.
Значит, у нас будет около четырех часов безопасного похода по тропе контрабандистов. При условии, что ночную прогулку по горам вообще можно назвать безопасной.
По зрелом размышлении я пришел к выводу, что у нас будет меньше четырех часов. Ведь какое-то время придется подождать и убедиться, что дракон на самом деле улетел.
– Ерунда какая-то, – сказала Карин, когда я поделился с ней своими соображениями. – Мы никуда не дойдем, если будет передвигаться по несколько часов в день.
– Есть варианты, – сказал я.
– Например?
– Во время нашего последнего перехода я заметил в ближайшем склоне несколько вентиляционных отверстий, – сказал я. – Где-то рядом живут гномы. Если мы найдем вход в их подземное царство, то на время избавимся от дракона. В подземельях они, знаете ли, не летают.
– Я слышала, что гномы не слишком радостно приветствуют посторонних в своих владениях, – сказала Карин.
– С этим я справлюсь, – сказал я.
– До того, как нам отрубят ноги, или после?
– Вне всякого сомнения, до. Гномы очень уважают моего учителя. Он оказал им пару услуг лет пятьдесят назад. Стоит мне упомянуть его имя, как нам обеспечат самый радушный прием.
– И ты действительно в это веришь, красавчик? Люди довольно быстро забывают об уважении к человеку, которого они давно не видели.
– Память у гномов куда лучше, чем у людей.
– Хотелось бы верить. И как ты предлагаешь спуститься под горы, красавчик?
– Некоторые вентиляционные трубы больше метра в диаметре, – сказал я.
– Только идут они почти вертикально вниз, – сказала Карин. – Я не хотела бы рухнуть на камни с высоты в несколько сотен метров.
– Возможно, глубже, – признал я. – В основном, гномы живут под горами, а не внутри самих гор.
– Тем более. Мне хотелось бы оказаться в их королевстве живой, – сказала Карин.
– Вряд ли гномы устроили в этих местах нормальный вход и стали вырубать в горной породе лестницу, – сказал я. – Гномам тут делать нечего. Снаружи, я имею в виду.
– Значит, оставим этот вариант на самый крайний случай.
– Вы сами сказали, что по поверхности мы далеко не уйдем.
– Послушай, красавчик, – сказала Карин. – Это твое «вы» начинает меня раздражать. Оно звучит довольно глупо, если учесть, что мы тискаемся друг с другом вот уже полдня.
– Мы не тискаемся, – сказал я. – Мы спасаемся от дракона.
– Технически, мы тискаемся, – возразила она.
Я попытался отодвинуться подальше от нее, что привело только к новой порции «тискания». В нашем убежище было слишком мало места.
– Порядочные люди после такого вообще женятся, – сказала Карин.
– Вам нравится меня смущать? – спросил я.
– Мне нравится тебя дразнить. Ты слишком стеснительный для своего возраста и своей внешности.
– Нормальная у меня внешность.
– Ага. Жгучий мачо с душой робкого юноши.
– Пойду-ка я разведаю обстановку, – сказал я. Гарлеон не показывался уже минут сорок. – После общения с вами, мне и дракон не страшен.
– Ну ты и хам, красавчик.
Я дополз до тропы и оглядел небо. В радиусе нескольких километров дракона не обнаружилось.
Выждав для верности еще пятнадцать минут, мы выбрались из своего укрытия. Карин настаивала на том, чтобы пройти как можно большее расстояние с максимально безопасной скоростью, но я постоянно озирался по сторонам.
Мы прошли мимо нескольких выходов вентиляционных шахт гномов. Две были слишком маленького диаметра, чтобы мы могли по ним протиснуться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики