ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Не давая себе опомниться, Ира маршевой походкой подошла к девушке за стойкой.. – Здравствуйте, я в солярий. – Петрова изобразила на лице улыбку завсегдатая подобных заведений.– Записывались?Бедную Петрову прошиб холодный пот. Сразу представились очереди, талончики в семь утра…– Вы на какое время? – переспросила девушка.– А на какое надо? – выпалила Петрова.Девушка наконец-таки подняла глаза от журнала, который читала, и уставилась на странную посетительницу. Взгляд ее был быстр и безжалостен. Снизу вверх – грязные туфли, мятые брюки, старая куртка, немытая голова, без следов косметики на лице.– Э-э-э…– потянула девушка, мучительно подбирая слова, – самый дешевый сеанс сто пятьдесят рублей.У Петровой заполыхало лицо. «Неужели я выгляжу так, что не могу заплатить даже за какой-то солярий?!» – мысленно ужаснулась она.Ирина делано засмеялась и сказала:– Ой, я из соседнего дома, выскочила в чем была.Самое обидное, что это была правда.– А-а-а, – девушка смягчилась, но смотрела все еще настороженно, – ну, вообще-то записываться нужно, но сейчас как раз турбо свободен. Пойдете?От ответа Петрову спасла женщина, весело впорхнувшая в салон.– Привет! Как жизнь? Я на девять. Так неслась с работы, еле поесть успела. Уже можно идти? Свободно?Девушка-регистраторша разулыбалась и махнула рукой в сторону двери.– Да, идите. Конечно, свободно.Женщина весело упорхала, а Петрова убито смотрела ей в след. Вот она тоже выскочила из дома «в чем была». Только спортивный костюм был такой чистый, что казался отглаженным, а кроссовки блестели, как будто их начистили белой ваксой. И полоска на костюме совпадала по цвету с резинкой в волосах. Никакой косметики, волосы в беспорядке – ничего в ней нет особенного, ровным счетом ничего. А глаз не отвести.– Так пойдете в турбо?– Да…Теперь Петрова с горя готова была пойти куда угодно.– Проходите, я сейчас заскочу, расскажу, как включать.Петрова зашла в комнату, разделась, юркнула в солярий и затаилась там. Потом глянула на стул, где свалила вещи, ужаснулась, выскочила, запихала трусы и лифчик под свитер, чтобы никто их не заметил, и тут вошла девушка. Петрова схватила свитер, судорожно прикрываясь.– А вы уже готовы? Раз вы первый раз, ставлю на пять минут.Девушка ушла, Петрова пыталась расслабиться и получить удовольствие, представляя, какая она теперь будет стройная и загорелая.Щелк! Свет погас, солярий выключился.И ради этих несчастных пяти минут столько позора?На выходе Петрова опять столкнулась с женщиной в спортивном костюме, та стояла у стойки, ожидая регистраторшу. Женщина распустила волосы и теперь казалась совсем девчонкой. «Наверное, она дизайнер, как Марина», – пронеслось у Петровой в голове, и в ту же секунду, сама от себя не ожидая, она спросила:– Извините, а вы кто по профессии?Та слегка оторопела, но улыбнулась и ответила:– Бухгалтер. А что?– Ничего,– потрясенно сказала Петрова,– ничего. Просто мне показалось, что я вас знаю. И что вы дизайнер.Дома Ирина включила весь свет и, максимально оголившись, изучила свое отражение в трюмо. Отражение отливало синюшной белизной. Тогда Петрова выключила весь свет, оставив только настольную лампу, и подошла к зеркалу еще раз.Если встать вот так, полубоком, сильно втянуть живот и смотреть через плечо, то фигура очень даже ничего. А лучше всего еще попу закрыть полотенцем – тогда вообще супер.– Отличная талия, – заявила своему отражению Ира, – пойду-ка я поужинаю.Интересно, а что сейчас делает эта невероятная бухгалтерша в спортивном костюме? Наверное, пришла в свою уютную, чистенькую квартирку. Сидит на кухне, пьет сок и разговаривает с мужем. Может быть, даже смеется над ней, Петровой, пересказывая историю о том, как к ней пристала незнакомая тетка в солярии. И вся она такая красивая, загорелая, в чем-то белоснежном.Ирина оглядела свои синие штаны с вытянутыми коленями и решила: «Все. Так больше жить нельзя».Через десять минут вся комната оказалась завалена вещами, которые Петрова выгребла из шкафа. На вершине горы лежал костюм светло-голубого цвета, весь в рюшечках и оборочках. Последний и единственный раз она надевала его на выпускной в институте десять лет назад.– Зачем я это храню? – удивилась Ирина и принялась за работу.Вскоре шкаф практически опустел, зато в центре квартиры появился огромный мешок и обновленная Петрова, которая выкопала среди всех вещей белую маечку и светло-зеленые шорты и теперь с наслаждением рассматривала себя в зеркало.– Так. Ну, если побрить ноги, сделать педикюр, ну, еще в солярий походить, подстричься, похудеть килограмм на пять – просто звезда.И Петрова отправилась готовить себе легкий диетический ужин фотомодели.Через час жизнь уже не казалась такой прекрасной. Во-первых, она замерзла, во-вторых, очень хотелось есть, а в-третьих, на белой маечке откуда-то возникло желтое пятно. Распущенные волосы с непривычки страшно мешали, волосатые синюшные ноги не радовали глаз.Петрова поняла, что так жить тоже нельзя. И что лучше она будет красоткой северного типа. Она с трудом влезла в старые голубые джинсы и нашла теплую рубашку. Чтобы придать наряду шарм и женственность, рубашку завязала узлом на пузе. С диетой тоже пока решила не горячиться – на улице еще холодно, еще месяц до того времени, когда нужно будет раздеваться, успеет еще нахудеться.Поэтому через полчаса Петрова уже сидела на диване под пледом и уплетала подогретые булочки с сыром. После целого вечера воздержания они казались особенно вкусными.Жизнь отравляли джинсы, которые предательски врезались в пузо и не давали вытянуться. Потихонечку, под пледом, Ирина расстегнула пуговицу – дышать стало легче.Было уже за полночь, когда Ирина решила, что и северным красоткам пора спать. Проходя в коридоре мимо зеркала, она мимоходом глянула на себя и колом вросла в пол. Почему-то ей представлялось, что ее отражение – это стройная загорелая девушка в сексуальном наряде, а из зеркала смотрела тетка со спутанными волосами, красным после солярия лицом и расстегнутыми штанами. Огромное пузо вываливалось из разъехавшейся ширинки и фиксировалось сверху узлом мятой рубашки, которая была густо усыпана крошками.Отчаянию Ирины не было предела. Зарыдать? А смысл? Втянуть живот? Причесаться? А надолго ли? Она угрюмо стянула с себя одежду и рухнула в постель. Заснула мгновенно.На следующий день Петрова шла на работу пешком, рассматривая встречных женщин. Красивые тетки, какие они?Худые? Да не все. Вот бежит красотка, причем весьма пухленькая. Накрашенные, причесанные и на каблуках? Навстречу тут же попалась мама с двухлетним ребенком. Ребенок лупил лопаткой по луже, брызги летели во все стороны, в том числе и на мамины брюки. Мама хохотала, мама была очень красивая. И отсутствие косметики и прически, а также заляпанные брюки ее совершенно не портили.«Вот что, – решила Петрова. – Я и так не хуже всех, а если меня еще и одеть, стану самой лучшей. Завтра же иду в магазин и покупаю себе новый костюм. Брюки и пиджак. Яркого красного цвета. Все тут же начнут обращать на меня внимание, а Юрий будет бегать за мной и извиняться».Вопросами, за что извиняться и вообще зачем ей это, Петрова не задавалась.Вечером решила попрактиковаться в покупках хотя бы теоретически и села за компьютер. Грезы Пока машина грелась, я набрала Женьку. Эта особа была для меня чем-то вроде крестной феи – она давала платья напрокат. Что приятно, в полночь они не превращались в тыкву, и даже на следующее утро выглядели как настоящие. Правда, на третий день платье следовало сдать в целости, выстиранным и выглаженным. За этим Женька следила строго.– Привет! – сказала я. – Нужно одеться.– Цель? – деловито уточнила Женька.– Презентация.– Бюджет презентации? Нет, девушка, это унесите, это не мой цвет.– Понятия не имею. Но будет человек сорок, арендуем «Камушек».– Ясно… да, вот это буду мерить… С мужем будешь?– Одна.– Поругались? И вот это тоже…– Вообще-то я не замужем.– Допустим… Кто из крутых намечается?Я честно попыталась вспомнить все, что слышала в кулуарах.– То ли Пенкин, то ли Шнур.– Ну-ну… Ксюша будет?– Нет.– Девушка, что вы мне принесли? Это не мой размер! Это… на Монсеррат Кабалье!.. Значит, так, подруга, нужно что-то блестящее и с открытой спиной. У меня как раз кое-что завалялось. Вечером заезжай.У Женьки действительно завалялось «кое-что», которое с трудом помещалось в громадной гардеробной. Я каждый раз поражалась, почему моя феезаменительница не откроет собственный бутик. И каждый раз вспоминала, как она шпыняет бедных продавщиц. Естественно, на их месте она оказаться не хотела бы.В заботливом угаре Женька пыталась всучить кой-какое нижнее белье, но на этот счет у меня была домашняя заготовка, я отказалась. Хозяйка критически оценила охапку пакетиков, черкнула что-то в органайзере и осведомилась:– На чем поедешь?Судя по всему, она собиралась сообщить марку автомобиля, который следовало приобрести на какой-нибудь автомобильной распродаже.– На такси, – ответила я и поторопилась скрыться.Дома я принялась все мерить по новой.Спать легла с чувством хорошо сделанного нужного дела. Во сне я блистала открытой спиной, и завистница (кажется, секретарша Танечка) бегала за мной с вентилятором, который противно холодил лопатки. Проснувшись, я обнаружила, что лежу поверх одеяла. Вернее, одеяло варварски запихано под меня. Я укуталась и постаралась нырнуть в тот же сон. Естественно, не получилось. До утра меня мучили кошмары на производственные темы.Утром я проснулась от настойчивого зуммера телефона. Долго лежала и злилась – я отчетливо помнила, что перед сном поотключала все звенящее и шумящее. Открыла глаз, изучила экран мобильника… и подскочила над кроватью, как кенгуру на батуте. Как я могла забыть! Парикмахер, которого я назначила неделю назад!Установив личный рекорд одевания на ходу, я успела почти вовремя. Во всяком случае, за эти десять минут никто не успел занять моего мастера. В кресле я расслабилась и отдалась ножницам и расческе, как отдаются любимому мужчине. Такому, который все про тебя знает и сделает хорошо безо всяких понуканий и намеканий. Наташа стригла меня не первый год и почти не интересовалась моим мнением.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики