ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Вот, несем тебе поесть!И Петровой были продемонстрированы молодые люди, которые тащили три дымящиеся тарелки, накрытые крышками от кастрюль. Сопротивляться сил не осталось. Ирина дала затащить себя в комнату. Там ей сунули в руки ложку и приказали есть. А чтобы Петрова не скучала, девицы наперебой делились воспоминаниями о прошедшем вечере.– А ты танцами где занималась? – тараторила рыженькая (Света? Люда? Наташа?). – Так здорово! Такая классная растяжка! Я ногу могу только досюда поднять.Свето-Людо-Наташа выскочила в центр комнаты и махнула ногой так, что едва не задела люстру.– А у тебя еще круче получалось!«Я? Танцевала? Круче?» – чтобы скрыть изумление, Ира принялась работать ложкой. Горячий жирный суп оказался очень кстати.К разговору подключилась черненькая и широкобедрая, кажется, Анжела.– А конкурсы тоже были прикольные. Особенно про сексуальные звуки.«Хорошо, – подумала Петрова, – хоть в этом я не участвовала».– Только ты все время выигрывала. Так нечестно. Ты же, наверное, дома тренировалась.– Ага, – вступил в разговор кто-то из мужской части отдела маркетинга, – с Николаичем на пару.Молодежь разразилась таким дружным смехом, что Ира решила не уточнять, кто такой этот таинственный «Николаич». Правда, через секунду сообразила сама – речь идет о Юрии Николаевиче, ее помощнике в организации вечера.– А ты конкурсы сама придумывала? – снова перехватила инициативу рыженькая.– В Интернете вычитала.– В следующий раз давай…Петрова чуть не захлебнулась в супе. Неужели они думают, что она будет участвовать в каком-то следующем разе?! После танцев с задиранием ног, сексуальных звуков и брудершафта с периферийными небритыми партнерами? Но ее новые подруги нимало в этом не сомневались. Они фонтанировали идеями по поводу предстоящих пикников.– …каждые выходные будем ездить?– Нет, каждые мы не потянем, через субботу.– Ага, а еще можно в баню сходить. Ириша, есть какие-нибудь конкурсы для бани?Петрова лихорадочно потребляла еду, лишь бы не участвовать в разговоре, только изредка неопределенно кивала. Тем не менее в конце ланча она заслужила комплимент.– А ты нормальная тетка, – сообщил один из парней, собирая опустошенные тарелки. – И поговорить можешь, и вообще… веселая.– Ага, – сказала Ира. – Извините, мне переодеться надо.– Ладно, – отозвалась рыженькая, – мы ждем тебя на лодочной станции. Ты чего так смотришь? Кто вчера громче всех пел: «Не гребли, а целовались»?– Она не так пела, – заметил кто-то из мужской части маркетологов и попытался воспроизвести, но ему с визгом закрыли рот руками.«Господи, – ужаснулась Петрова, – что ж я там пела-то?!»– Короче, давай, будем на веслах ходить, как ты вчера всех агитировала, – завершила беседу черненькая и вытолкала энергичных друзей из комнаты.Ира прошлась от окна к кровати и обратно.«Я пела… И пела что-то неприличное. И на лодках звала кататься. То есть на веслах ходить». Петрова представила развешенные над водой весла, по которым она ходит. Ее замутило, и она села. «А где это моя главбух?» – подумала она, разглядывая вмятину на кровати.Тут без предупреждения распахнулась дверь, и в комнату ввалился розовощекий Юрий с охапкой одуванчиков.– А, черт, ты уже встала, – сказал он. – Вот тебе цветочки. А я думал тебе кофе в постель подать.– Спасибо, – ответила Петрова, – меня уже супом накормили. И котлетами с тушеной капустой.– Какая проза! На-ка, запей.Ирину слишком развезло от сытной еды, и она послушно хлебнула из протянутой фляжки.– Что ж так много-то, – приговаривал Юрий, хлопая Петрову по спине. – Это тебе не водка. Это «Ред лейбл», неплохое такое виски.Откашлявшись, Ира задумалась и попросила:– А дайте еще.– Не дам.Петрова изумленно посмотрела на человека, который сначала пытался угостить ее виски, а теперь жалеет.– Потому что, – пояснил Юрий, – со вчерашнего дня мы с тобой на «ты».– Брудершафт? – обреченно спросила Ира.– Ну, – Юра подсел и приобнял Петрову, – и брудершафт тоже.– Дай еще.– Другое дело.Теперь Ира отпила совсем чуть-чуть, получая удовольствие от грубого мужского напитка. Жить становилось легче.– Что вчера было? – потребовала она.– Вечером или… – объятия стали крепче, – ночью?«Мы ночевали с Ниной Аркадьевной, – сказала себе Петрова. – Он опять выпендривается».– Начни с вечера.– Сначала ты была очень скована и чуть было все не загубила. А потом мы устроили «Налей-выпей-закуси».Эту часть праздника Ира помнила. Конкурс был простой, и Юрий настоял, чтобы его поставили в самое начало. Компанию разбили на две команды, которые выстроились гуськом перед столиком, на котором стояла бутылка водки и тарелка с колбасой. По свистку первый подбегал и наливал рюмку, второй выпивал ее, а третий закусывал. Затем цикл повторялся. Для создания массовости Юра и Ира тоже принимали участие, но Петровой ужасно не повезло – она постоянно выпивала. Она еще подумала тогда: «Это потому, что в команде четное количество народа. То есть не четное, а… которое делится на три». Это была последнее логическое рассуждение, которое она помнила. Судя по рассказу Юрия, и последнее.По его словам, Петрова принимала участие во всех развлечениях, которые должна было организовывать, а когда домашние заготовки кончились, принялась импровизировать. Из подсознания возникла школьная игра «Кис-брысь-мяу» – и пользовалась большой популярностью. Желающие поцеловаться по команде выстроились в очередь. Но Иру пропускали без очереди.– Хватит,– сказала Ирина,– пошли на свежий воздух. Стой. Дай еще хлебнуть.При прогулке на свежем воздухе выяснилось, что Петрову знают все. Причем некоторые приветливо раскланивались именно с ней, а Юрию кивали сухо, просто за компанию. «Неужели у нас столько народу работает?» – забеспокоилась Ира, когда ей радостно замахали из окна люди в тюбетейках.– Слушай, – сказала она, – а это из какого филиала?– Из какого еще филиала? – удивился Юра. – Это туркмены какие-то, а мы работаем только с Москвой и Подмосковьем.– А откуда они нас знают?– Нас они не знают. Они тебя знают. Ты, пока спать шла, со всем профилакторием познакомилась. Я тебя у финнов нашел, а потом еле до комнаты доволок.Юрина рука по-хозяйски прошлась по Ириной спине. Петрова напряглась.– Кстати, – спросила она, – а где Нина Аркадьевна? Я ее с утра не видела.– Так она еще с вечера домой ускакала. Муж за ней приехал и увез. Ты что, не помнишь, как вы друг у друга на груди рыдали?Что-то смутное всплыло в памяти. Отчетливо вспомнилась машина, в которую маленький муж вел тяжелую тетю Нину, – зеленые «Жигули». Но кровать-то была смята… Петрова повернулась к Юре и приготовилась вцепиться ему в рожу.От расправы начальника отдела маркетинга спас директор.– Ну, привет, привет, – нараспев произнес он, щурясь на солнышко. – Молодец, Петрова, не зря я тебе зарплату поднял. А танцуешь как!Директор прищелкнул пальцами и крайне неразборчиво исполнил что-то плясовое. Ира покраснела.– Хоть теперь можешь сказать, – продолжил шеф, – как тебя зовут?– Ирина. Николаевна.Что Николаевна, это я понял. Вы с Юрием Николаевичем прямо брат и сестра. А вот насчет Ирины я уж засомневался. Ты через раз требовала звать тебя Мариной.– А я, – вступил в разговор Юра, – протестую против брата и сестры! У меня, может быть, другие планы…– Кстати, о планах, – директор перестал ласково щуриться, – май уже идет, а план твоего отдела где?– Так ведь я занят был, – заныл Юрий. – Юбилей фирмы готовил!– Не заливай, знаю я, кто что готовил. Петрова все делала. И без отрыва от производства. Правда, Нина Аркадьевна?– А то, – раздался за спиной Петровой голос начальницы.Ира развернулась так резко, что Юре пришлось ее ловить. Главбух стояла, опираясь на своего печального мужа, как ракета «Союз» у заправочной мачты.– Она вообще толковая, – сказала она. – В программах отлично разбирается, и человек душевный, всегда выслушает.В голосе Нины Аркадьевны послышалась нежность.– А вы разве вчера не уехали? – тупо спросила Ирина.– Уехала. Отъехали на пять километров, я своему Олежке и говорю: «Какого черта! Они там веселятся, а я тут еду». Мы и вернулись.– А где вы… ночевали? С мужем?Еще чего! Куда я его, в нашу с тобой комнату потащу? В машине он спал. Он у меня компактный. А ты что, не помнишь, как мы с тобой перед сном болтали? Как тебя этот охальник (кивок в сторону начальника отдела маркетинга) в половину четвертого спать притащил? Только знаешь что?Главбух отцепилась от мужа и утащила Петрову в сторону.– Тебе никто не говорил,– прошептала она,– так лучше я скажу.У Ирины остановилось не только сердце, но и все внутренние органы.– Храпишь ты по ночам, – сообщила Нина Аркадьевна. – Негромко, но заметно. Ты бы к врачу сходила, я слышала, сейчас это лечат. А вдруг у вас с этим (опять кивок в сторону Юры) дойдет до чего-нибудь. А чего ты плачешь? Ну, прости, милая, я же любя, кто ж, если не я…Но Ира уже ревела на теплом, пухлом плече своего непосредственного начальника. Огромная гора свалилась с души, и под ней оказалось тоненькое сожаление. Все-таки было бы неплохо, если бы рядом с Петровой кровать была смята… не благодаря Нине Аркадьевне.«Неужели я храплю? – думала Ира, потихоньку успокаиваясь. – Надо бы этим заняться. А в новые джинсы я так и не успела переодеться».
На следующий день собственная квартира показалась Ирине чужой. Как будто она вернулась в нее после длинного-длинного путешествия. Почему-то совершенно не хотелось включать компьютер – там жила несчастная одинокая Марина. Ире было ее жаль, но помочь ей она ничем не могла. Просто не знала как. Все, что было в ее силах, она уже сделала. Познакомила с хорошим парнем, поселила их вместе, а то, что Марина его не смогла удержать, так это уже ее проблемы.Ирине не моглось ничего делать, ее шпыняло из угла в угол квартиры, распирало изнутри и плющило снаружи. Нужно было каким-то образом убить время до ночи.Позвонила подруге Лене, которая беременная, – нет в городе.Позвонила Ольге, хозяйке ноутбука,– занята, потом перезвонит.Еще полчаса пошлялась по квартире и попялилась в окно. И решила, что пойдет в тренажерный зал. Просто так. Нужно же когда-то начинать?Ближайший спортивный клуб оказался в трех автобусных остановках, Ирина отправилась туда пешком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики