ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

получится неправда.И никакая она не хозяйка, она просто летописец. Где-то там, в Марининой квартире, лежит тонкая и звонкая девушка, и помочь ей ничем нельзя. Нельзя заставить этого козла Володю даже позвонить и побеспокоиться, потому что говорить он будет скомканно и дежурно. Наверняка смотрит какой-нибудь козлиный футбол или читает козлиную газету. Одно слово – козел.Хотя почему козел? Нормальный мужик, получше многих. По крайней мере, делом занимается, а не гундит, что его никто не любит.Ира механически разделась, приняла душ и завалилась спать.На работу Петрова пришла с получасовым опозданием и в той же меланхолии, которая скосила ее накануне, но насладиться этим чувством ей не дали. В дверях ее встретил Юрий.– Радость моя! – строго сказал он. – Ты сценарии доработала?Ира тихо ахнула. Она же еще позавчера обещала доработать список конкурсов с учетом купленных подарков. И забыла.– То, что между нами ничего не было, – продолжал начальник отдела маркетинга, – не дает тебе права меня игнорировать.– Я сделаю! – взмолилась Петрова. – Сегодня же вечером…– Каким вечером? Завтра отъезд! Прямо сейчас все перепишешь.– У меня же работа.– На сегодня я нашел тебе замену, – Юрий продолжал изображать строгую справедливость вкупе со справедливой строгостью, – пойдем, познакомлю.Когда Ирина перешагнула порог бухгалтерии, там царила непривычная веселость. При появлении Петровой оживление усилилось. Ира шагнула к своему рабочему месту и застыла. На стуле перед монитором полулежала здоровенная резиновая кукла.– Знакомьтесь, – сказал Юрий, – это Милочка, она подменит тебя. Милочка, это Ира, она на пару дней уходит в преддекретный отпуск.Ирина в который уже раз за последние дни подавила в себе стремление к паническому бегству и даже постаралась ответить в тон:– Очень приятно. А… Милочка справится?– Еще как! Я в нее душу вложил! – Юрий изобразил надувание воздушного шарика. – И частично тело.Ира сморщила нос.– Понял. Последнее утверждение признаю неудачным и беру назад. Пошли, будешь у меня в отделе работать.– Нина Аркадьевна? – повернулась Петрова к главбуху, но та только махнула рукой, давясь от беззвучного хохота.Судя по всему, резиновую Милочку Юрий надувал в бухгалтерии и красочно комментировал этот процесс.В отделе маркетинга пустующий компьютер нашелся быстро – ребята часто бегали по городу. Впрочем, скоро все присутствующие собрались за спиной Ирины и своего начальника – посмотреть, над чем те так хохочут. Сначала Петрова была сильно против, но потом оказалось, что в маркетинге работают остроумные люди с богатой фантазией. Ира записывала только сравнительно пристойные идеи (то есть пять процентов от предлагаемого), но и этого оказалось достаточно. В конце концов Юрий и Петрова заявили, что прием предложений завершен, дальше будет только обработка и систематизация. Маркетологи недовольно разошлись, а организаторы праздника склонились над монитором с видом не то заговорщиков, не то влюбленных.Перед выездом нервы у Петровой были натянуты до предела. Пусть сценарий был готов, пусть реквизит был закуплен, но оставалось еще куча мелочей, которые нужно было учесть в последний момент. Юрий навыдумывал кучу всяких дополнительных развлекалок – были заказаны медали «Лучшим в номинации», которые придумывали всем отделом, гривуазно гогоча. Вручаться это счастье предполагалось на следующий день после основного банкета, когда все проспятся и соберутся позавтракообедать. Но сценарий этого вручения был не готов, Юра отмахивался и говорил, что «напишем на месте». Он вообще вел себя совершенно не ответственно – хихикал, все перепридумывал по нескольку раз, начинал рассказывать анекдоты под руку, вместо того чтобы помочь набрать сценарий.Ирина нервничала и дергалась, ей хотелось одного – чтобы весь этот праздник поскорее закончился, а потом вернуться к себе в бухгалтерию и нырнуть с головой в привычные отчеты. Одно было хорошо: при этой нервотрепке она очень похудела – четыре килограмма улетело буквально за неделю.– А во сколько у нас автобус?– А что с собой брать?– А где мы встречаемся?– А как туда проехать?Стоило Ирине показаться в коридоре, на нее обрушивался шквал вопросов. Куча людей, с которыми она раньше даже не была знакома, тормошили ее и пытались что-то выяснить. В конце концов Петрова поступила радикально – распечатала всю информацию и прилепила на дверь кабинета и теперь просто молча махала головой в нужную сторону. У них под кабинетом теперь всегда было весело.– Ира, а в чем ты поедешь?Петрова уже собиралась по привычке махнуть на дверь, но в последний момент застыла в ужасе и уставилась на вопрошающего, вернее, вопрошающую.– А в чем надо?– Не знаю… Я на эту тему чуть мозги не сломала, думала, ты подскажешь чего. Официально одеваться или как?– В смысле?Бедная Ирина просто тянула время, потому что ее совершенно прибила мысль о том, что она на тему одежды даже не думала. А остался всего один день. А человек уже неделю мучается этим вопросом. Она пробурчала:– Я не знаю, извини, нет времени.И ушла, холодея от неразрешимости проблемы. Через час она решилась. Выбрала момент, когда вокруг никого не было, и подошла к Юре.– Юра,– начала она, бледнея и краснея одновременно, – мне нужно с тобой поговорить.– Да, я весь твой, – Юра пока не осознавал всей серьезности проблемы.– Юра, знаешь, у меня, кроме тебя, здесь друзей нет, да и ты, собственно… Но обратиться мне больше не к кому, мне очень неудобно, но я просто не знаю, что мне делать, я надеюсь, ты мне поможешь…Ирина боялась поднять глаза, а Юра начал нервничать.– Ну?– Мне очень неудобно… Но я просто не знаю, у кого еще спросить…– Ну?!– Ох…– Ну?!!– А в чем обычно приходят на такие мероприятия?– Что?– Ну, из одежды…И тут Юра начал ржать. Не смеяться, а именно ржать. Петрова была готова провалиться сквозь землю, но уйти не могла, потому что Юрий вцепился в ее руку.– Ой, не уходи… Ой, ты меня в гроб вгонишь… Посоветоваться ей больше не с кем… Я уж думал, ты меня попросишь ребенка тебе сделать. Стой спокойно, не уходи никуда. Я не понял, в чем проблема?Ира шепотом, глядя в пол, пробурчала:– Я не знаю, что мне надеть.– Да, Ирочка, мне бы твои заботы. Джинсы, кроссовки и сексуальное нижнее белье, у меня большие планы на вечер.– Юра, я серьезно.– И я серьезно. Ладно, белье можешь не надевать – так даже лучше.– Юра!!!– Подожди, что ты от меня хочешь? Я тебе про джинсы сказал на полном серьезе. У тебя есть джинсы? Купи себе новые, с блесточками и цветочками, будешь звезда вечера. И трусики в тон – я проверю. Всё, извини, мне звонят.Юра умчался, а Петрова поехала в магазин за новыми джинсами.
Что-то соображать Ирина начала только на следующее утро после юбилея. Да и то урывками. Голова не болела, но соображала с трудом. Шумела, как будто внутри черепа летал небольшой вертолет.Сначала она обнаружила, что лежит одна на двуспальной кровати. Петрова в момент протрезвела. Она рывком села на кровати. Вертолет в голове заложил вираж, и Иру повело в сторону. Когда равновесие было восстановлено, Петрова сделала приятное открытие: спала она все-таки не в одежде. И тут же сообразила, что открытие не такое уж приятное – место рядом было смятым. Ирина потрогала простыню, и ей показалось, что та еще теплая.Ира мужественно сползла с кровати и попыталась одеться. Одежда оказалась разбросана по полу. В голове вертолет летал кругами, подлетая то к левому уху, то к правому. Петрова осторожно присела (о наклоне речи не могло быть) и со всей возможной скоростью принялась натягивать на себя рубашку и джинсы.«Это пансионат, – думала она сквозь вертолетный гул, – „Речной»? „Морской»? „Озерный»! Мы тут празднуем юбилей фирмы».Под руку попалась початая бутылка минералки. Петрова перелила ее содержимое в себя за один присест. Теперь в голове плавала гудящая подводная лодка.«Мы празднуем… То есть уже отпраздновали. Вчера. Было весело».Ира застегнула последнюю пуговицу и немедленно сообразила, что ей срочно нужно в душ. В санузле она обнаружила лист бумаги формата А4 с размашистой надписью «Лучшая». Существительного к прилагательному не прилагалось. Петрова перевернула лист, оборот был чист. Ну, не совсем чист – к нему прилипли сосновые иголки, кое-где виднелись зелено-бурые пятна, но никаких надписей не наблюдалось.Ирина решила задуматься над загадочными письменами только после душа. Это оказалось правильным решением. Вертолет-субмарину удалось из головы выжить, и соображалка сразу заработала почти на половину нормальной мощности.«Лист – это из призов. Мы вчера призы вручали. „Лучшему певцу», „За лучший анекдот», „Лучшему повару»… за шашлык, кажется».Петрова хорошенько вытерлась и взяла лист с надписью «Лучшей» в руки. Такую лаконичную номинацию она вспомнить не могла. Как и вручение прочих номинаций. Как и многих других деталей прошедшего праздника. Насилуя память, Ирина вернулась в комнату. Там ее взгляд упал на кровать. Теперь она была уверена, что на ней видны очертания двух тел. Петровой стало зябко, но тут память сделала ей подарок и сообщила, что Ирина занимает одну комнату с главбухом Ниной Аркадьевной. Дышать стало легче.Выйдя в коридор, Петрова наткнулась на двух кряжистых мужичков. Кажется, это были директоры региональных филиалов. Или региональные партнеры. Словом, откуда-то с периферии. Вид у них был сурово-похмельный – но только пока мужички не заметили Иру.– Привет! – закричал один из них, с отчетливой пегой щетиной. – А мы как раз третьего ищем. Давай к нам в комнату.Второй молча извлек из помятого пиджака бутылку коньяка.– Ты ж говорил, что у тебя только водка?! – изумился щетинистый.– Так то ж Ириша, – пояснил запасливый.Петрова издала мысленный стон и двинулась по коридору дальше. Память вдруг выдала яркую, но почему-то беззвучную картинку: Ира и периферийные мужики пьют на брудершафт втроем. Кажется, тоже коньяк. «А потом мы что, – ужаснулась Ирина,– целовались?» Память ответить не успела. Навстречу двигалась шумная ватага молодых маркетологов.– Ой, Ирочка! – защебетали длинноногие девчонки, которых она часто видела в офисе, но имен не знала. – Мы так и думали, что к завтраку ты не встанешь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики