ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Вдруг вспомнился школьный учитель физики, Сергей Соломонович, с его любимой фразой: «Практика – единственный критерий истины». Честно говоря, это было все, что Петрова усвоила из курса физики.Нужен был эксперимент.С прошлогодней встречи одноклассников у Иры хранился список телефонов, которыми все обменивались в пьяном угаре братства. Она нашла строчку «Коля Филимонов», выдохнула и взяла телефонную трубку.Колю она считала своим мальчиком с седьмого по девятый класс. Он неоднократно носил ей портфель и даже один раз подрался с Антоном Хорошавиным, – правда, Петрова не была уверена, что из-за нее.Ирина набрала номер, услышала первый длинный гудок и в панике бросила трубку. Она поняла, что все придуманные фразы выскочили из головы, как крысы из трюмов «Титаника». Петрова посидела немного, собираясь с мыслями, потом развернула к себе экран ноутбука и снова набрала Колин номер.Рука дрожала.«Если ответит женский голос, я просто брошу трубку», – в сотый раз говорила она себе.Ответил мужской.– Алло, – сказал он.– Алло, – сказала Ирина, хотя на экране было написано: «Привет, как дела?»Мужчина промолчал. Петрова в панике с предполагаемого грудного голоса перешла на петушиный.– Здрасте, извините, Колю можно?– Это я, – голос стал озадаченным.– Коля, это я, – Ирина судорожно прокашлялась, но грудной тембр все равно не удался, – Петрова. Одноклассница. Помнишь, ты мне на встрече дал телефон, а я вот тут сижу, дай, думаю, позвоню.Ирина лихорадочно сверилась с открытым файлом.– Я звоню, – процитировала она, – чтобы сказать тебе, что мы тогда провели чудный вечер.– Когда?– Ну, тогда…Беседа снова уклонилась от плана, и Петрова растерялась.– А… – Коля не проявлял даже намека на взволнованность. – И что?– Может, повторим? Только не в такой расширенной компании, хорошо?Повисла небольшая пауза, а потом голос на том конце провода немного потеплел:– А… Ну, это можно. А где?– Давай встретимся завтра в семь в «Дровах».– Да дорого там, что я там не видел?Это уже не лезло ни в какие ворота, Петрова лихорадочно соображала, что ей делать.– Дорого? А мне премию дали… – сымпровизировала она.– А, то есть ты приглашаешь? Ладно, приду. Ты извини, тут «Милан» с «Интером» играет… Ну, пока, до встречи.И Коля отключился.Петрова немного послушала короткие гудки, положила трубку и пошла на кухню прикладывать лед к разгоряченному лицу. Первая прикидка дала ей понять, что план – каким бы продуманным он ни был – может в любой момент полететь ко всем чертям. Особенно если его нарушает она сама. Поэтому Ирина тщательно вызубрила сцену соблазнения, на всякий случай узнала из программы, кто такие «Милан» и «Интер».Это оказались футбольные клубы, которые играли за кубок… кубок… Вот названия кубка она так и не запомнила. «Будем надеяться,– решила Петрова, – до этого не дойдет».Весь день она провела в лихорадочном оцепенении. Сидела в лучшем своем платье и макияже перед компьютером и пыталась осилить хотя бы одну проводку. В пять не выдержала и убежала под предлогом нездоровья.В результате около «Дров» она оказалась в половину седьмого, а без четверти не выдержала и зашла внутрь.Коля появился в семь двадцать, радостно потирая руки.– Привет,– сказал он,– еле вырвался. Голодный, как волк. Ты уже заказала?Ирина кивнула на бокал вина.Тут официант подсунул Коле меню, и первый поклонник Ирины погрузился в поиск достойных блюд. Пока он озабоченно перелистывал страницы и что-то бормотал про себя, Петрова смогла внимательно рассмотреть Колину залысину. И Колины довольно заметные щеки. И не слишком тщательно выбритый подбородок.«Спокойно! – приказала себе Ирина. – Это просто эксперимент».– Ага! – сказал Коля и подманил к себе официанта. – Пишите: салат «Охотничий», жаркое по-венски, гарнир… картошка фри, сто граммов «Арарата» и… ладно, десерт потом закажу.Кавалер откинулся на стуле.– А дама? – поинтересовался официант.– Будешь что-нибудь? – спросил Коля.Петрова вызвала в памяти сценарий и почему-то хрипло сказала:– Греческий салат. Все.Когда официант исчез, Ирина собралась с духом, незаметно прочистила горло и произнесла первую фразу задуманной интимной беседы:– Паш… то есть Коля, расскажи что-нибудь. Коля пожал плечами:– В смысле?«Почти по плану», – стала успокаиваться Петрова.– Расскажи о себе.– Я же на встрече все рассказывал: почти защитился, но пошел в бизнес. Женился восемь лет назад. Дочка, семь лет. Ты не знаешь, они долго тут готовят? Жрать хочу – сил нет.Коля стал всматриваться в направлении кухни.– А на работе что делаешь? – Ирина не позволила разговору уклониться от намеченной стези.Программистом. Сисадминю понемногу. Форумы модерашу. Дома компы собираю. – Коля перестал вынюхивать кухню и с живым интересом повернулся к собеседнице. – Кстати, тебе не нужна машина домой? Могу по знакомству дешево, из бэушных деталей. Камень, понятно, новый, но не «Интел», а «Атлон». Он не хуже, а гонится на раз. Петрова почувствовала, что ее рот приоткрывается. Однако это было не романтическое приоткрывание губ, как у Марины, а выражение глупой беспомощности. Или беспомощной глупости.– Камень? – переспросила она единственное понятое слово.– Ну, процессор! «Атлон» только ставить нужно с нормальным кулером, а то ламеры клеят не той стороной, камни горят за милую душу…К счастью, от окончательного обалдения Ирину спас официант, доставивший салаты и коньяк. Коля набросился на еду и на время отвлекся от инфернального рассказа о горящих камнях. Петрова ковыряла греческий салат (это оказались крупно порезанные овощи с брынзой на неестественно зеленых лопухах салата) и мучительно размышляла, как вернуть разговор в нужное русло. Насколько она помнила текст, дальше Марина задала вопрос: «А зачем?» Но зачем было это «А зачем?», вспомнить не могла.Ирина решила пропустить кусок текста, хотя там и было что-то приятное про ее блестящие глаза. «Я должна покраснеть, – припоминала она, – а потом у него зазвонит телефон». Петрова украдкой потрогала щеки. Судя по температуре, они были белые, как Антарктида.Но телефон у Коли действительно зазвонил. Николай выхватил кирпичеподобную «Нокию» и недовольно сказал:– Ну, что там у вас?.. Совсем не включается?.. Гудит? Уже хорошо. Монитор темный?.. Странно…Попробуйте кабель пошевелить, который от монитора к системному блоку идет… Ничего? Тогда сетевой… Ну, электрический!.. Тоже?Коля отхлебнул коньяка и поперхнулся. Видимо, этот напиток не входил в его ежедневный рацион. Зато «Арарат» оказал благотворное воздействие на мозговую деятельность Николая.– Слушайте! А вы сам монитор включили-то?.. Да, он отдельно включается! Поищите, там должна быть такая кнопочка спереди, «Повер» называется!.. Лучше ищите!Коля сосредоточенно замолчал.– Она еще сбоку может быть, – робко подсказала Петрова.– Или сбоку, – сказал компьютерный специалист в трубку. – Ну что, появилась картинка? Вот видите! Просто включать все нужно по-человечески.Коля бросил отключенную трубку на стол.– Идиоты. Ламеры мастдайные. И звонят, заметь, с «Мегафона» на МТС. Небось, у них мобилу фирма оплачивает, а я сам.Но Ирину было уже не сбить. Следующую фразу сценария она помнила очень хорошо.– Какой ты умный!– Да, – согласился Коля, возвращаясь к салату,– когда «Поле чудес» идет, я всегда буквы раньше игроков угадываю. И в «Кто хочет стать миллионером» тоже почти все ответы сразу называю. Чтобы компы собирать, тут мозги иметь нужно. А ты, кстати, где работаешь?– Бухгалтером.– Вот видишь!Теперь действительность вопиюще контрастировала с замыслом. Вместо обольстительного танца происходил какой-то бессмысленный разговор. «Какая я дура! – сообразила Петрова. – Марина просила Пашу рассказать что-нибудь уже за десертом, а мы еще горячего не ели. Дура! Дура! Ну как можно так облажаться!»Ирина без особой надежды на успех выдала случайную фразу из придуманного диалога.– Знаешь, Коля, ведь редко встретишь в жизни человека, который тебя на самом деле понимает.– В смысле? – спросил Коля.Петрова совсем потерялась. Ее снова спас официант, который принес тарелку с куском мяса, по форме и размерам напоминающим Гренландию. Вокруг него желтоватыми прямоугольными айсбергами располагались ломтики картофеля. Коля заурчал и вгрызся в восточное побережье острова.Ирина сидела, закрыв лицо бокалом с недопитым вином. Пока план трещал по всем швам. Оставалась последняя его фаза, самая важная. Если она будет удачной, то все остальные неувязки можно забыть. Петрова дождалась, когда сотрапезник уничтожит мясо с картошкой, собралась с духом и сказала как можно интимнее:– Ты не отведешь меня домой?На сытом лице Коли появился отблеск напряженной работы мысли.Ирина постаралась облизнуться посексуальнее. Возможно, постороннему наблюдателю показалось бы, что она дразнится, но Николай сообразил.– В смысле, – сказал он, – это самое?Вот теперь Петрова покраснела как следует. «Сейчас он скажет „давай», – подумала она, – и что я буду делать?»Но Коля неожиданно ответил:– Нет. Не могу.Сердце Ирины забилось так, как описано в романах: сначала длинная пауза, а потом дробный стук. Самое главное испытание ее избранник прошел. И черт с ними, с этими деталями! Главное, что он…– Не могу сегодня, – сказал Николай. – Давай послезавтра, у меня как раз жена уезжает…
Ирина приехала домой, чувствуя, что по ней проехал электровоз. Даже парочка электровозов.Голова гудела, руки дрожали. Смертельно хотелось есть.Пока она жарила себе яичницу, вывернула на себя соль, разлила чай и обожглась сковородкой.Потом села и решила поплакать, чтобы полегчало, но не успела – подгорела яичница и она ее спасала. Потом зазвонил телефон.«Это Николай! – подумала Ира. – Он звонит, чтобы извиниться. Сейчас он скажет, что вел себя так, потому что…»Почему Николай себя так вел, Ира придумать не успела – взяла трубку.– Да…Она попыталась придать своему голосу некую таинственность, в итоге начала говорить шепотом.– Ты чего шепчешь?Это был не Николай, а Ольга.– Я не шепчу. Я… Я… Я ем.– А… Ну, извини, если помешала. Слушай, а что ты мне вчера про мужика какого-то рассказывала? А ну давай колись, кто там за тобой ухаживает? А то я вчера как-то мимо ушей пропустила – занята была. Давай, рассказывай подробности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики