ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

– Ладно,– недовольно ответила невидимая Танюха, и Юрий соскочил со стола.– Теперь я готов содействовать и репетировать. Поедем ко мне?Он попытался приобнять Петрову, но та успела сунуть ему в руки список конкурсов.– Ну-ка, ну-ка, – пробормотал Юрий, пробегая глазами список, – на раздевание что-нибудь есть? Не, ну так не пойдет, – заявил он после беглого просмотра списка, – у нас что, институт благородных девиц? Что за пуританские развлечения? А где «Бутылочка»? Где танцы голышом? А? Ирина… как там тебя по отчеству? Эх, невинная ты душа, совращать тебя еще и совращать. Поехали!– Куда? – Бедная Петрова невольно попятилась.– Призы закупать. В секс-шоп. Да не бледней ты так. Хорошо, а куда?– Ну, в магазин…– А что ты хочешь купить?– Мелочи всякие…– Ага… Шоколадные медальки и разноцветные ластики. Первый класс вторая четверть. Садись!Оказывается, пока препирались, успели дойти до машины.– Садись, говорю. Поехали, пока я добрый. Я тебя жизни буду учить.Следующие несколько часов пролетели для Петровой незаметно. Неожиданно для себя она получала огромное удовольствие от всего, что происходило.Они с Юрой приехали на какой-то рынок и начали шляться по киоскам и скупать всякую ерунду. Юрий при этом развлекался по полной программе, да так искренне, что Ира даже перестала смущаться и всячески пыталась ему подыгрывать. Юрий примерял на себя трусы, разукрашенные разноцветными пенисами, и спрашивал у продавщицы, подходят ли они по цвету к его галстуку, выбирал какое-то умопомрачительное женское белье (настолько прозрачное, что его в руки взять страшно) и задумчиво говорил:– Как ты думаешь, Марь Петровне это подойдет? Девушка (это продавщице), а у вас есть шестьдесят четвертый размер?В аптеке Ира чуть не провалилась сквозь землю, когда Юра, нежно обнимая ее за талию, потребовал пятьдесят презервативов. Она уже было совсем собралась разобидеться вусмерть и уехать с гордо поднятой головой, но неожиданно поймала на себе полный зависти взгляд молодой женщины.Ирина обалдела. Женщина была однозначно интереснее ее, красиво одета, на пальце блестело обручальное кольцо. Чему завидовать? Она ж замужем, у нее этого секса должно быть выше крыши. Но под этим завистливым взглядом уходить расхотелось, захотелось остаться и наслаждаться своим торжеством. Пусть эти презервативы Юрий собирается надувать вместо воздушных шариков, сейчас же никто не будет об этом рассказывать.И совершенно неожиданно для себя Ирина не убрала Юрину руку со своей талии, а каким-то неуловимым движением корпуса прижалась к ней. И что ее потрясло больше всего, Юрий это мгновенно почувствовал, его рука стала намного смелее и увереннее, глаза посерьезнели.– Потерпи, дорогая, не здесь, – доверительно сообщил он всей очереди, сгружая в фирменный пакетик презервативы. – Давай отойдем, а то неудобно.Потом ничего, конечно, не было: Юра продолжал шутить, а Ира отмахиваться. Все это напоминало странную, но совершенно безопасную игру. Но нервы игра щекотала здорово. Домой Петрова попала не то чтобы в возбуждении… в нервной приподнятости. Как будто проглотила пару батареек, и теперь они пощипывают, заставляя ее совершать ненужные движения. Ирина намотала три круга по квартире, пока сняла верхнюю одежду.В том же вздернутом состоянии она разогрела и проглотила ужин. Только при мытье посуды сообразила, что приготовила себе слишком острую яичницу. Запила двумя стаканами воды из фильтра. Еще раз бесцельно обошла немногочисленные помещения квартиры, поняла, что ложиться спать бессмысленно. Сразу придет в голову рука, хозяйски лежащая на талии. Хотя какое там «в голову»! Ира помнила эту ладонь всем бедром.В отчаянии она включила ноутбук и принялась перечитывать историю Марины. Кое-где исправляла, чуть-чуть дописывала, пару фрагментов показались фальшивыми, и она их выкинула.«Может, – подумала Петрова, – новую историю начать?» Она даже создала новый файл, но в голову ничего не лезло. Вспомнилась отчего-то женщина с обручальным кольцом. С какой завистью она смотрела! Ирина снова почувствовала руку на своей талии и теплый твердый бок, к которому она прижалась… Нужно было срочно менять направление мысли.«Замужняя тетка, – с усилием думала Ира, – довольно молодая, красивая… относительно. Хорошо одета. Может, муж начал изменять?» Это показалось нелогичным. Зачем изменять, имея в постели такую замечательную женщину. Или у нее какие-то проблемы начались по женской части? «Ну и что! Это неважно, если муж ее любит. Например, Володя Марине никогда изменять не будет. Что бы у нее ни случилось».Размышлять о привычных героях оказалось проще. Ирина попыталась понять, может ли Марине изменить ее принц-директор, если она… заболеет? Петрова сморщилась. Ей очень не хотелось насылать на Марину хворь. «А вдруг она забеременеет! Беременным же нельзя. Выдержит Володя?»Ирина прикидывала и так и этак, но поняла, что узнать ответ на этот вопрос можно только одним способом.Она открыла файл с так и не исправленным названием «Сладкие грезы» и начала писать. Грезы Когда я раньше читала «Она жила как во сне», то только кривилась – какая банальность. Но всю последнюю неделю я прожила именно во сне. Когда спишь, не задумываешься над логичностью событий. Они просто случаются – и все. Уже потом, проснувшись, понимаешь, что в одну секунду перенестись из города в город, или помолодеть на двадцать лет, или заранее знать, что там за следующей дверью, – все это противоречит здравому смыслу. А пока сон не закончился, здравый смысл деформируется вместе с ним.Так было и у нас с Володей. Иногда – чаще всего ночью – я словно просыпалась и пыталась сообразить, что происходит. Почему-то рядом со мной лежит человек, который сначала меня покорил, потом стал изображать Отелло, а потом просто взял меня за руку и увел к себе жить. Почему-то я растеряла все свои амбиции. Почему-то я готова слушать этого мужчину сутки напролет. И самое странное: почему-то все это мне нравится.Но потом он поворачивался во сне, нашаривал меня рукой… и все снова становилось логичным и простым. Жизнь Ира дошла до этого места и остановилась. Описывать медовый месяц было совсем неинтересно. «Теперь понятно, – подумала она, – почему все романы заканчиваются свадьбой».Но Петрова решила не сдаваться. Она решила схитрить. Ира написала на новой строке: «Месяц спустя…» Грезы Месяц спустя…Так просто, оказывается, жить вместе. И так сложно.Кажется, так недавно была первая ночь, когда мы просто легли спать, не занимаясь любовью. Я тогда еще не знала, как на это реагировать. Обижаться? Расстраиваться? Радоваться?Первое время мы честно завтракали и ужинали вместе, красиво сервировав стол. Теперь я, как и раньше, лопаю свой бутерброд с чаем, уткнувшись в компьютер, а Володя ест на кухне, читая газету.С одной стороны, это хорошо: мы расслабились, мы не напрягаемся. Но с другой стороны – не говорит ли это о том, что чувства уже остыли? Не слишком ли быстро?Ушли в прошлое красивые свидания. Глупо наряжаться, причесываться на глазах друг у друга, потом куда-то переться, чтобы через несколько часов вернуться в ту же квартиру и заняться там сексом.Теперь вместо походов в ресторан у нас домашний ужин: я у того же компа, он на диване, потом вялое перебазирование в спальню, я с книжкой, он с документами, потом неспешное хождение в душ по очереди. Потом меня посещает очередная гениальная идея, и я несусь к компьютеру, потом его пробивает на еду, и он идет к холодильнику.Я возвращаюсь и застаю феерическую картину: постель, любимый мужчина, ноутбук, телефон, осторожно, провод (значит, Интернет), кофе (на ночь), тарелка с бутербродом, тарелка с огрызками, пустая чашка из-под кофе (почему нельзя было второй раз в ту же чашку налить?), бумажки, бумажки, крошки, осторожно, тут нужные записи, ложись, но только вот эти листики не смахни… Я скромно примащиваюсь на краешке кровати, пытаясь не дышать, чтобы не сдуть нужные листики.Какой тут может быть секс? Какая романтика?Я от злости говорю:– Может, я посплю в другой комнате? Мне в ответ рассеяно:– Да, да, это хорошая идея. Я пока поработаю…– А почему ты не можешь поработать в той комнате?– Зачем? Мне здесь удобнее.– Но спать мне тоже здесь удобнее!– Почему? Поспи там.А как же страсть до последнего дня жизни? А как же вечера, проведенные, взявшись за руки, нежно глядя друг другу в глаза?Месяц спустя…Я прихожу вечером домой и… Вернее, мне все труднее называть это место домом – тут нет ничего моего, все мои попытки отвоевать себе хотя бы крошечное пространство немедленно пресекаются.Стол – его, компьютер – его. Мои файлы по-прежнему хранятся на дисках, и не дай бог мне сдвинуть иконку на рабочем столе, он даже не разрешил мне настроить для себя почтовую программу.Спальня – это его кабинет, гостиная – это его комната отдыха, тут он смотрит телевизор и делает при этом страшно умное лицо.Мне остается кухня. Благо, она большая, и я могу себе позволить поваляться на диване и потрещать с подругами по телефону.Я недавно заехала вечером к себе домой и чуть не расплакалась – такое все родное. Повинуясь внезапному порыву, позвонила Володе и сказала, что переночую у себя. Он сказал, что не против.Я рухнула на диван, я включила телик, я посмотрела какую-то мелодраматическую муть, я сделала маску и накрасила ногти.Честно говоря, я давно так не расслаблялась. Кайф.Месяц спустя…Володя очень мил. Секс с ним по-прежнему доставляет огромное удовольствие.Но сегодня я, как довольно часто в последнее время, осталась у себя и только в два часа ночи вспомнила, что забыла его об этом предупредить.Что характерно, он тоже не позвонил. Жизнь Ира потрясенно смотрела на экран. Она догадывалась, что после первой брачной ночи отношения слегка расхолаживаются, но чтобы вот так… Драма в том, что никакой трагедии: ни измены, ни скандалов, ни расхождения по поводу принципиальных вопросов. Просто люди привыкли друг к другу.Петрова вспомнила, что хотела устроить Марине беременность, но при таком развитии ситуации об этом не могло быть и речи. «Чего это я, – вяло подумала Ира, – я же могу все исправить. Я хозяйка в этом мире». Но исправлять ничего не стала. Потому что понимала:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики