ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я не могла бы быть более конкретной — суеверный страх подсказал мне, что не стоит искушать судьбу и передавать свои страхи словами.
Девушка — в тот момент я думала о ней как о проклятой девице, которая вовлекла моего сына в неприятности, — очень прямо сидела рядом с ним, держась за приборную доску обеими руками, и смотрела вперед. Ее лицо тоже было спокойным. Они были из одного теста. Где-то далеко ее мать тоже могла внести этот момент в список самых страшных минут.
Дэвис уверенно притормозил, «ТрансАм» въехала в ворота и остановилась. Он вышел из машины и направился ко мне с улыбкой на лице. Высокий, гибкий, темноволосый и красивый, как его отец, он был в брюках цвета хаки, хороших ботинках, которые подошли бы к дорогому костюму, и мятой рубашке с запонками из оникса. Я удивленно моргнула. Мой непретенциозный, предпочитающий джинсы сын — и запонки из оникса!
«Такой взрослый молодой человек!» — восклицали люди, когда он был еще ребенком. Но когда Дэвис в самом деле стал взрослым? Я вдруг стала матерью взрослого сына. А ведь некоторые мои ровесницы еще воспитывали малышей. Сумасшедшие женщины, но все же…
— Объясни мне, что происходит, — сказала я.
— Мать, беспокоиться совершенно не о чем. Мы с Эдди не попали в неприятности. Это всего лишь дело принципа. — Дэвис обнял меня на ходу и направился к воротам. — Позволь мне их закрыть. И постой, пожалуйста, рядом со мной. Мы должны занять оборону.
— Трудно обороняться, отстаивая свои принципы, и не попасться. Ты нарушил закон?
Сын натянуто рассмеялся:
— Нет.
— Тогда, может, ты здесь на практике? Дэвис снова засмеялся и покачал головой:
— На экономическом факультете не изучают состояние дорог.
— Значит, ты рисковал своей жизнью и жизнью этой девушки только из принципа? Ради этого ты ехал слишком быстро, пропустил занятия и явился сюда с неприятностями на хвосте в самый важный день сезона?
Дэвис нахмурился:
— Я не рисковал…
— Даже не пытайся оправдываться. Не надо. Твой отец погиб на этой горе.
Дэвис замер. Его кадык заходил вверх-вниз. Даже пять лет спустя после гибели Дэви нам было трудно о нем говорить. Господь свидетель, у меня были свои причины избегать подобных разговоров.
— Миссис Тэкери! — окликнула меня девушка. Я повернулась и увидела, что она спокойно стоит рядом с машиной. Высокая, худенькая, с золотисто-каштановыми волосами и хорошим, четко очерченным лицом. Но она была болезненно-бледной, а в больших голубых глазах застыла тревога. — Дэвис мой лучший друг, и я доверила ему мою жизнь. Поверьте мне, он не попал в неприятности. Он вел себя как герой.
Я еще раз внимательно посмотрела на нее и поняла, что она страшно измучена и еле держится на ногах.
— А вам не нужна помощь героя?
Эдди покачнулась и чуть не упала, но все-таки попыталась улыбнуться.
— Его помощь мне не помешала бы.
Дэвис подошел к ней и обнял за плечи. Она обвила рукой его талию и приникла к нему, словно вьюнок к дереву.
— Полагаю, мой сын напугал вас до тошноты.
— Нет, он замечательно вел себя.
Эдди подняла голову и посмотрела на Дэвиса с таким обожанием, что у меня внутри зазвенел колокольчик тревоги. Конечно, я хотела, чтобы какая-нибудь девушка полюбила его больше жизни, и он полюбил ее в ответ. Я хотела, чтобы его жена стала мне дочерью, которую я всегда хотела иметь, но так и не рискнула родить от Дэви-старшего. Я хотела иметь внуков. Но не раньше, чем моему сыну исполнится сорок, он станет президентом компании и получит Нобелевскую премию.
— Полагаю, нам пора познакомиться, — медленно произнесла я. — И я должна знать, что происходит на самом деле.
Дэвис нахмурился.
— Я все тебе объясню, только дай мне немного времени.
Эдди кивнула:
— Уверяю вас, миссис Тэкери, мы сделали это, чтобы доказать очень важную вещь. Помните: «Посадите свои мечты со страстью и честью, и ваши корни будут крепко держать вас в любую бурю…»
Я удивленно взглянула на нее.
— Конечно, помню. Это книга о Джоне Яблочном Семечке. Я читала ее Дэвису, когда он был маленьким. Я даже вырезала это изречение на деревянной доске и повесила на стене в его комнате.
— Я знаю, что ваше хобби — резьба по дереву. Дэвис мне все о вас рассказал. И о своем потрясающем отце тоже, да упокоится он с миром.
Эдди перекрестилась. «Католичка, — подумала я. — Мой сын привез ко мне девушку-католичку. Какая экзотика! Держу пари, что у нее строгие родители-католики. Отлично. Они скоро заберут ее домой, где бы этот дом ни находился».
— Вы должны гордиться сыном, миссис Тэкери. Дэвис очень старался соответствовать тем высоким требованиям, которые вы с его отцом установили.
Так, она ничего не знает. Как и мой сын, эта Эдди верит в созданную мной легенду. Я повернулась к Дэвису:
— Что конкретно вы сделали? Скажи мне немедленно. Я должна это знать.
— Сейчас нет времени. Они уже здесь. Занимаем оборону!
Три больших черных седана выехали из-за поворота. Они въехали на нашу дорогу и, завизжав тормозами, остановились, образовав правильный треугольник. Дверцы распахнулись, и около десятка человек, среди которых была одна женщина, вышли из машин. Все они были в помятых слаксах, рубашках-гольф и пытались выглядеть непринужденно. Но у каждого была заплечная кобура с оружием.
— Это федеральные агенты, — прошептал Дэвис мне на ухо. — У Эдди есть телохранители. Я все объясню позже.
Федеральные агенты? Телохранители? Я медленно опустила руки вдоль тела, рассматривая вооруженный отряд в рубашках-гольф. Вооруженные игроки в гольф!
— Прошу вас сохранять спокойствие, — сказала Эдди и, подняв голову, посмотрела на женщину. — Люсиль, мне жаль, что тебе и твоим людям пришлось пройти через это. Но я должна была так поступить.
— Эдди, мы всегда были честны с тобой, — ответила Люсиль. Она была высокой, мускулистой, лет тридцати пяти, с белокурыми волосами до плеч, веснушками и мелкими морщинками у глаз. Она протянула обе руки к Эдди в дружеском жесте. — Я знаю, что тебя огорчило. Но так дела не делаются.
— Люсиль, именно так и надо было поступить в подобной ситуации. Моя мать реагирует только на действия, а не на слова. Теперь она обязательно обратит внимание.
— Эдди, будь же благоразумна! Мы вызовем вертолет, отвезем тебя и твоего друга мистера Тэкери в безопасное место, а потом поговорим. Твоя мать отложила все свои встречи в Великобритании. Твой отец ждет у телефона в Тель-Авиве. Они обязательно захотят выслушать тебя.
Я нахмурилась. Великобритания? Тель-Авив? Вертолеты? Господи, кто же ее родители? Стюарды с международных рейсов?
Эдди застыла.
— Мой отец, может, и захочет выслушать меня, но моя мать постоянно вмешивается в мою личную жизнь. Тому, как она поступила со мной, не может быть оправданий. Никаких.
— Эдди, я не могу обсуждать эту тему…
— Почему же? Потому что ты ей тоже на меня доносишь? Ты была одной из ее шпионок?
— Нет. Даю тебе слово.
— Я теперь верю слову только одного человека. — Эдди повернулась к Дэвису. — Я искренне сожалею о том, как моя мать поступила с тобой.
— Тс-с. Я уже большой мальчик. Все дело в тебе. Она поступает так, как считает лучшим для тебя.
— Нет. Это касается нас обоих.
Дэвис поцеловал ее. В моей голове снова прозвучал тревожный сигнал, и я решила прояснить ситуацию.
— Прошу прощения, но что твоя мать сделала Дэвису?
Мой сын покачал головой:
— Я же сказал: это вопрос принципа. Никакой настоящей опасности или вреда. Я сам с этим справлюсь.
— Отлично. Тогда просто скажи мне, что сделала эта женщина, и я помогу тебе справиться с этим.
— Дэвис, позволь мне, — вмешалась Эдди. — Мне неприятно в этом признаваться, но моя мать шпионила за мной. Это началось, когда я уехала учиться в Гарвард, и теперь в ее распоряжении досье с информацией обо всех моих самых близких друзьях. Включая Дэвиса. Мы выяснили это вчера.
Я сжала кулаки. Сотни вопросов всплыли в моем мозгу, но в эту секунду Эдди отвернулась от меня и снова посмотрела на Люсиль.
— С этой минуты я отказываюсь от твоих услуг и от услуг вашей службы. Я взрослый человек, я совершеннолетняя, и это мое право — отказаться от формальной охраны.
— Прости меня, Эдди, но в каком-то отношении мы сродни налоговому управлению. Ты не можешь просто так приказать нам убраться.
— Тогда я вам прикажу, — предупредил Дэвис.
Люсиль подалась вперед, но в этот момент я встала перед ней, оперлась на ограду и подняла руку:
— Какое слово в надписи «Частная собственность» вы не поняли?
Люсиль остановилась и нахмурилась.
— Мать! — восхищенно ахнул Дэвис.
— Спасибо, миссис Тэкери, — прошептала Эдди. — Дэвис говорил, что вы нас защитите.
— В данный момент я защищаю свои ворота.
Мы с Люсиль в упор смотрели друг на друга поверх забора. Она моргнула первой.
— Мэм, вы не знаете, с кем имеете дело.
— Мой сын сказал мне, что не нарушал закона.
— Это верно, только…
— А как насчет Эдди? Она что, нарушила подписку о невыезде? Или ее отец — скрывающийся от правосудия глава мафии?
— Нет, но…
— Тогда мне плевать, кто вы такие. Вы не переступите границы моей собственности.
На лице Люсиль появилось почти несчастное выражение.
— На самом деле мы имеем на это право, если почувствуем, что того требует ситуация.
Я была упрямой Макгиллен по рождению и стала отважной Тэкери благодаря браку. В моей голове зазвучал гимн собственного сочинения.
Я спасла эту ферму тяжелой работой без помощи правительства. Я суровая жительница гор, в чьих жилах течет одна четвертая крови индейцев чероки. Я фермер, чей дед застрелился, когда федеральные агенты конфисковали у него запасы спиртного.
— В моем яблоневом саду закопаны две дюжины солдат армии Союза, которые совершили ошибку, заняв эту Долину во время Гражданской войны.
Глаза Люсиль стали похожи на два кусочка льда.
— Это угроза?
— Понимайте, как хотите.
Дэвис вышел вперед, заслонив меня.
— Я собираюсь отвести Эдди в дом, в котором моя семья живет больше ста лет. — Он махнул рукой в ту сторону, где за яблонями виднелась крыша нашего большого фермерского дома.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики