ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что ты имел в виду, когда говорил о своей жене? — в конце концов спросил я.
Он ткнул пальцем в свою сумку.
— Это подарок на мое двадцатишестилетие. Эдвина подарила мне ее в прошлом году. Она стоила тысячу долларов. Она и себе купила такую же. Я сказал: «Доро-гая, мы с тобой — начинающие обвинители из офиса окружного прокурора. Люди решат, что мы берем взят-ки у мафии». А она ответила: «Дорогой, ни одному мафиозо не по карману такая кожа». Ее семья очень богата. Хэбершемы из мэрилендских Хэбершемов. Они судо-владельцы. — Ал улыбнулся, но его темные глаза оста-вались печальными. Я снова подумал, что у нас с ним одинаковые глаза. — Первые Хэбершемы прибыли сюда на корабле «Мейфлауэр». Они были англичанами до мозга костей. Эдвина — внучка герцога.
Я не знал, зачем дядя мне это все рассказывает. Я про-должал вести себя так, словно мне было на все плевать, но он продолжал пичкать меня подробностями и в конце концов заставил меня слушать.
— «Мейфлауэр», — повторил он.
Я пожал плечами:
— А как насчет долбаных Джекобсов? Как наша се-мейка попала сюда из Польши?
— Они приплыли на пароходе в 1902 году, в трюме рядом с курами и коровами. Если я правильно помню, то самым достойным нашим предком был каменщик по имени Людвиг.
— Тогда почему Эдвина вышла за тебя замуж?
— Потому что она считает меня очень умным, до-стойным, ни на кого не похожим и собирается вместе со мной спасти мир. Господи, как же она во мне ошиблась!
Спасти мир? Отлично. Подкупить мексиканского полицейского и спасти меня — это одно дело. Но спас-ти мир? Нет. Для этого мой дядя казался слишком мяг-ким. Это была моя работа.
Пока лифт полз вверх, Ал рассказал мне, что они с Эдвиной вместе учились в университете на факультете права. Среди выпускников было только пять женщин. Ал оказался единственным парнем, который всерьез воспринял Эдвину Хэбершем и не испугался ее. Она была богатой, бойкой на язык и очень умной, одной из лучших на курсе. Зато Ал всегда оставался середнячком, как он сам дипломатично выразился. Но когда один из преподавателей назвал Эдвину грудастой лесбиянкой, Ал пригрозил ударить его. Эдвина защищала Ала перед административным советом и выиграла его дело.
— В тот вечер состоялось наше первое свидание, — рассказывал Ал. — Это была любовь «с первой защиты».
Как-то неожиданно лифт остановился на нужном этаже, и во мне зародилось совершенно нерациональ-ное чувство паники. Я подумал, не оттолкнуть ли мне Ала и не рвануть ли к пожарной лестнице. В конце кон-цов, ему было только двадцать семь. Черт возьми, как я мог серьезно воспринимать его как моего дядю? И от Эдвины стоило ждать одних неприятностей.
— Так что сказала твоя жена, когда ты рассказал обо мне? — неожиданно для себя самого спросил я. — По-годи, я сам угадаю. Она сказала, что не желает портить свою налаженную жизнь из-за какого-то дерьмового племянника.
Ал хлопнул меня ладонью по плечу. Я застыл. Мы встретились взглядом. Все-таки мне удалось вывести его из себя.
— Ты намерен нас обокрасть?
— Черт возьми, нет, конечно!
— Ты откажешься принимать душ?
— Что?..
— Может, ты собираешься убить нас во сне? Я сбросил его руку. Я был вне себя от ярости.
— Да пошел ты! Ты думаешь, я такой? Пусть я не какой-то там долбаный студент, но у меня свои понятия о чести…
— Полегче, Ник. Я просто задал тебе несколько во-просов. Если ты не собираешься причинять нам непри-ятности, то почему мы не будем рады твоему присутст-вию?
— Я… Что? Ты нарочно сбиваешь меня с толку! По-слушай, я могу только дать тебе слово. Хочешь верь, хо-чешь нет.
— Договорились, я тебе верю. Ты дал мне слово, что ты честный и тебе можно доверять. Так почему ты на меня кричишь?
Я угрюмо посмотрел на него:
— Потому что ты все время задаешь мне голово-ломки.
— Я просто рад, что ты здесь. И никаких головоло-мок.
— Ну да, конечно! Как только ты передумаешь, я уеду.
— Я не передумаю. Тебе придется задержаться здесь и самому посмотреть, паразит я или нет.
Я не знал, что на это ответить. Я неловко пересту-пил с ноги на ногу.
— А как насчет Эдвины? Ты не заставишь меня по-верить, что твоя богачка жена рада меня видеть. Вот все, что я могу сказать.
— Ты ее не знаешь. Будь с ней честным, вот и все. Мой руки перед едой, слушай, когда тебе говорят, и не ру-гайся громко, если не хочешь, чтобы она тебя отбрила.
Я уставился на него во все глаза. Ал отпер дверь и распахнул ее.
— Дорогая! — позвал он. — Мы дома.
Я прошел за ним в роскошную гостиную с восточ-ными коврами, мебелью, украшенной позолотой, книж-ными полками и картинами с обнаженными европей-скими женщинами в окружении херувимов. В центре этой комнаты стояла Эдвина Хэбершем Джекобс, ма-ленькая, пухлая, вызывающе белокурая. Она посмотре-ла на меня чуть прищурившись, как персидская кошка смотрит на птицу. На ней был белый брючный костюм, украшенный золотым поясом на бедрах. Я вынужден был отдать должное смелости этой женщины, реши-тельно подчеркнувшей свою большую задницу. Но в то же время мне было не по себе. Я не ждал от нее теплого приема. Какая богатая баба обрадуется, если муж посе-лит в квартире племянника?
— Добро пожаловать домой! — Она поцеловала Ала и изучающе посмотрела на меня. — Итак, в нашей банде пополнение? Отличная работа, Ал. Я тобой горжусь.
— Он мужественно защищался, но я не сдавался. — Ал взял меня за руку. Я был слишком удивлен, чтобы вырываться. Значит, это его жена хотела, чтобы я при-ехал? — Эдвина, позволь представить тебе моего пле-мянника мистера Николаса Якобека. Ник, позволь тебе представить мою жену, Эдвину Хэбершем Джекобс. Итак, представления окончены. Теперь можете вцепить-ся друг другу в глотку.
Он отступил в сторону. Я протянул ей руку. Она по-жала ее, и это пожатие оказалось крепким, как у водите-ля грузовика. Не выпуская мои пальцы, Эдвина продол-жала рассматривать меня спокойными кошачьими гла-зами.
— Очень приятно, Николас, — твердо сказала она.
— Взаимно, — ответил я и кивком указал на карти-ны с херувимами. — Фон Хостерлитц, верно?
— Правильно.
Я достал из своего мешка длинный футляр.
— Твое мачете?
— Моя флейта.
Мне показалось, что Эдвина втягивает в себя воз-дух, словно пылесос. Ал прижал ладонь к губам и за-кашлялся. Эдвина еще раз осмотрела меня от носков старых ковбойских сапог до подстриженных ножница-ми темных волос, которые доходили мне до плеч. Она неожиданно протянула руку, взяла мои разбитые паль-цы в свои и повернула их, изучая следы ударов.
— Мне кажется, ты слишком умен, чтобы действо-вать так глупо. Мы должны будем научить тебя иначе сражаться за то, во что ты веришь.
— Некоторые люди понимают только это. — Я вы-бросил вперед сжатый кулак.
Эдвина и Ал обменялись взглядами, означавшими, что им попался совершенно сырой материал, вооружен-ный куда более сильной философией, чем они ожидали.
— Это обсудим завтра, — вмешался Ал.
Они повели меня в гостевую спальню, выглядевшую так, словно в ней ночевали только девчонки.
— Здесь обычно останавливаются моя мать и сестры, когда навещают нас, — сказала Эдвина. — Но теперь комната твоя. Мы постараемся как можно быстрее все здесь переделать. — Она указала на мой вещевой ме-шок. — Есть что-нибудь такое, что ты хотел бы повесить на стену прямо сейчас, чтобы комната не выглядела такой девчачьей?
— Черепа.
Эдвина не пропустила удар:
— Человеческие?
— Койотов. Я нашел их в пустыне.
— Отлично. Я скажу моему декоратору, чтобы он обратил внимание на стиль Среднего Запада. Или поду-мал о жертвоприношениях язычников.
Я смутился и ничего не сказал. За моей спиной Ал несколько раз фыркнул, потом громко расхохотался.
— Господи, вы двое — это нечто! Простите. Прости, Ник. Я знаю, так не годится… — Его смех превратился в стон. — О господи, мне так жаль твою мать! Мою сестру Марджи. Жертва… Именно жертвой она была. Она при-несла себя в жертву самым дурным побуждениям и со-циальным стигматам, которые не имеют никакого смыс-ла. — Он закрыл лицо ладонями. — Если бы только я нашел ее раньше! Ник, прости меня. Тебе нужна была помощь, а ты ее не получил. Я рад, что ты здесь, но мне так жаль, что Марджи нет с нами.
Эдвина подошла к нему и обняла за шею. Он тоже обнял ее, всхлипывая, и они застыли так. А я был чужа-ком, который не мог заплакать, не мог попросить о помощи, просто не знал, как это делается. Я стоял рядом с ними, не имея возможности войти в этот круг дове-рия, и завидовал им.
— Иди сюда, — вдруг приказал Ал. Он вытер лицо и потянулся ко мне. Я не сумел отойти. Он обнял меня одной рукой, другой продолжая обнимать жену. — Если кто и заслуживает сочувствия, то это ты, Ник, а не я.
— Не нуждаюсь я ни в каком долбаном сочувствии! — Мой голос сорвался. Но я не отодвинулся.
Ал только крепче обнял меня и посмотрел на Эдвину:
— Скажи Нику, как заведено у нас в доме и каким мы хотим видеть мир.
Она кивнула:
— Один за всех и все за одного. Все очень просто, Николас.
И тут мне многое стало ясно. Если я хотел остаться, то должен был исполнить свою роль. Я пожал плечами:
— Если вам от этого будет легче, то я могу держать черепа в ящике комода.
Эдвина еле заметно улыбнулась:
— Попробовал бы ты повесить их на стену!
Ал и Эдвина представили меня Хэбершемам.
— Считай это загородным дебютом в обществе, — сказала Эдвина с усмешкой. — Другими словами, если ты намерен вести себя как подонок, то Ал хочет, чтобы ты сначала продемонстрировал свои фокусы моей семье.
Мы полетели в Мэриленд. Ал купил мне костюм. Я бросил его в мужском туалете аэропорта и надел по-тертые джинсы и поношенную джинсовую куртку с над-писью «Дьявол» по-испански на одном плече. На лице Ала появилось суровое выражение, но он выдавил из себя улыбку.
— Никаких проблем. Я с уважением отношусь к фи-лософии протеста и желанию следовать собственному стилю.
Но Эдвина не стала со мной церемониться:
— Ты должен нам двести баксов за костюм.
— Можно подумать, вам нужны эти деньги! Я не просил покупать мне костюм. Он мне ни к чему. Это не мой стиль.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики