ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я могу потерпеть, — повторила она. — Ты же не выкручивал мне руки.
— Люди могли подумать, что я это делал. Как, кстати, твоя рука?
— Отлично.
Хаш не добавила больше ни слова, только смотрела на меня своими волшебными зелеными глазами; тонкий полумесяц шрама на щеке белой полоской выделялся на коричневой от загара коже. Холодок пробежал у меня по спине. Ее рука… Я все время помнил об этом, и чтото меня беспокоило.
— Значит, на эти дни я для тебя персона грата?
— Я серьезно отношусь к мнению ос. И Бэби тебя любит, а ее не обманешь. — Хаш помолчала. — И потом еще козленок…
Этот неслух пришел за мной следом в амбар.
Хороший способ отвлечься. Я посмотрел вниз на маленькое белочерное существо. Козленок щипал мою брючину.
— Я притягиваю к себе животных, — сказал я, ощущая острую потребность говорить хоть чтото, чтобы справиться с чувствами, растущими в моей душе. — Очевидно, это дар.
— Так и есть, — согласилась Хаш без намека на шутку.
Я внимательно посмотрел на нее. Она нахмурилась и отвернулась. Из рации раздался голос Дэвиса:
— Мать, я попросил Мэри Мэй отвечать на звонки представителей прессы. Они вышли на уровень один звонок в минуту. Звонят со всего света. Дядя Логан завернул две машины с телевидения, но это не останавливает газетчиков. Они переодеваются простыми покупателями и проскальзывают мимо него. Вполне вероятно, что они уже в Амбарах и во все суют нос. Я всем велел отвечать «без комментариев», если ктото посторонний будет спрашивать об Эдди. Это относится и к тебе, мать. Договорились?
— Без комментариев.
— Ладно, я знаю, что тебе это неприятно. Прости. Это оказалось куда хуже, чем мы ожидали. И поступок Якобека только все испортил. Он просто социопат! Этому племяннику президента не стоило угрожать телеоператору оружием.
Хаш встретилась со мной взглядом, зная, что я слышу каждое слово из их разговора, потом повернулась ко мне спиной.
— Я думаю, Якобек понимает, что не улучшил отношения с прессой, — сказала она сыну. — Но согласись, это было очень эффективно. Впрочем, Якобек меня волнует меньше всего. И тебе не следует о нем волноваться.
— Хочешь знать мое мнение? Я бы попросил его уехать. Думаю, что папа поступил бы именно так.
— Если я захочу, чтобы Якобек уехал, я сама попрошу его об этом. Но все равно спасибо.
Хаш отключила рацию. Колечки бронзоворыжих волос от этого движения вздрогнули у нее на затылке. Ее тело было сочетанием изгибов — груди, бедра, длинные ноги. Она чуть покачивалась, как высокое дерево на ветру. Я не мог отвести от нее глаз.
— Ну что ж, ты слышал, что думает о тебе Дэвис, — сказала Хаш, не оборачиваясь.
— Твоего мужа устраивало то, что ты в нем не нуждалась?
Ее спина окаменела. После долгого молчания Хаш наконец сказала:
— Ты уже знаешь ответ. Но Дэвис его не знает, и я хочу, чтобы все так и оставалось.
— Считай, что мы договорились, — согласился я и ушел, оставив Хаш наедине с ее яблоками.
После обеда я приехала от Амбаров к своему офису, чтобы выгрузить там стопки компьютерных дискет, и увидела на подъездной дорожке Якобека с какимто седобородым мужчиной в вытертом комбинезоне, армейской куртке не по размеру и бейсболке с логотипом «Чикагских медведей». Что, повашему, я должна была подумать?
— Это мой друг, — заявил Якобек. — Я привез его сегодня из города. Он не прочь пообедать. Ты не возражаешь, если я отведу его в дом?
Насколько я знала, у Якобека не было никаких друзей, и он был не из тех простофиль, которые видят добрую душу в первом встречном. И потом, он явно не предполагал устроить в моем доме благотворительный бал для бомжей. Так какого черта он притащил сюда этого старика, тем более когда в доме Эдди? Не находя слов, я посмотрела на Люсиль, стоявшую на моей веранде.
— Эдди здесь нет, — сказала она. — Поэтому я не вижу проблемы в том, что этот джентльмен зайдет в ваш дом.
Я едва не упала от неожиданности. Люсиль тоже вела себя очень странно. Но у меня не было оснований предполагать, что меня втягивают в какуюто кошмарную интригу или что все остальные разом посходили с ума. К тому же меня воспитали отец и мать, которые не расставались с Библией и всегда следовали завету «принимать самого последнего из людей, как Меня».
Поэтому я подошла к незнакомцу, протянула ему руку и сказала:
— Простите меня за мои сомнения. Дело в том, что мы столкнулись с несколько необычной ситуацией… но я никогда не отказывала гостям. Поэтому добро пожаловать в мой дом. Меня зовут Хаш Макгиллен Тэкери.
— Спасибо, мэм, за вашу доброту. — Старик торжественно пожал мою руку. Для бомжа у него была слишком чистая рука.
В этот момент к дому на грузовике подъехали Эдди и Дэвис. Они весь день проработали в кондитерском цехе, от них пахло яблоками и корицей. Оба были в старых джинсах и футболках, поверх которых натянули одинаковые толстые свитера. Живот у Эдди уже немного выдавался вперед, ее лицо сияло. Дэвис, улыбнувшись, сорвал бандану с ее мягких светлокаштановых волос, и в холодном воздухе осталось белое облачко муки. Эдди расхохоталась.
Старик, не проявивший ответной любезности и не назвавший мне своего имени, застыл, словно каменный, глядя, как эти двое, взявшись за руки, идут по дорожке, обсаженной кустами азалии. Эдди выглядела как ангел, припорошенный сахарной пудрой.
Интерес чужого человека к моему сыну и знаменитой невестке показался мне чрезмерным. Я окликнула Якобека, пытаясь заставить его както отреагировать. Но тот наблюдал за стариком и Эдди без всякого видимого беспокойства. Так же спокойно вела себя и Люсиль.
Эдди вежливо улыбнулась незнакомцу, но внезапно улыбка вдруг застыла на ее губах. Рука потянулась к горлу.
Эдди издала какойто странный звук, похожий на всхлипывание. Дэвис нахмурился и тут же обернулся к ней:
— Что с тобой, дорогая?
— Ничего. Со мной все в порядке. Мне следовало догадаться, что Ники найдет способ…
Улыбаясь сквозь слезы, она подбежала к старику в комбинезоне и бросилась к нему на шею. Он чтото воскликнул в ответ, крепко обнял ее, и они застыли, чуть покачиваясь.
Эдди потянула рукой за бороду, которая оказалась фальшивой.
— Папочка! — воскликнула она. — Ты выглядишь как гитарист из группы престарелых хиппи.
Я чуть не села на мои азалии. Якобек успел схватить меня за руку и удержать от падения. Его губы чуть дрогнули в спокойной, довольной, волчьей усмешке.
Президент Соединенных Штатов, никем не узнанный, стоял во дворе моего дома!
Слезы были вытерты, начались разговоры. Усевшись за круглым столом в гостиной, мы обсудили Эдвину, и Ал несколько натянуто предупредил Дэвиса, что ему придется преодолевать огромный дефицит доброй воли и уважения.
— Я знаю об этом, сэр, — спокойно ответил мой сын. — Но путь к благополучию семьи, общества или нации не всегда самый простой, и легкой победа не бывает.
— Ты цитируешь одну из моих речей?
— Так точно, сэр.
— И какую же именно?
— Вашу речь перед Национальной семейной лигой. Вы произнесли ее два года назад.
— И сколько же из моих речей ты прочел?
— Все, сэр.
— Зачем?
— Вы отец Эдди. Я хотел понять ваш взгляд на мир.
— И что же?
— Я воспользуюсь пятой поправкой, пока вы не решите, нравлюсь я вам или нет.
Ал рассмеялся.
Это была хорошая встреча. Я гордилась Дэвисом. Но что касается остального разговора и будущего наших детей…
— Думаю, я могу вернуться в ТельАвив и заняться решением мировых проблем, — устало сказал Ал, — это будет попроще. Журналистам уже и так пришлось провести впустую несколько часов в прессцентре КемпДэвида. Предполагается, что я сейчас веду переговоры с китайским министром торговли. Сегодня вечером мы появимся вместе на прессконференции и сообщим детали нового торгового соглашения.
— А чем на самом деле занят министр торговли Китая в этот момент? — спросила я.
— Играет в гольф с Эдвиной и вицепрезидентом.
— О боже!
— Разделяю ваше беспокойство. Эдвина становится просто неуправляемой, если игра идет на деньги, а вицепрезидент играет неважно.
Мы с Алом покурили несколько минут наедине, сидя на старинных плетеных стульях у пруда с рыбками. Я курила мою индейскую трубку с длинным чубуком, а Ал — сигару, одолжив ее у Якобека. Это была своего рода трубка мира. Дымки из трубок наших семей слились воедино над спокойной гладью пруда.
— Благодарю вас за заботу о моей дочери, — сказал Ал. — Как бы мне хотелось найти слова, чтобы объяснить проблему, возникшую между ней и ее матерью! Могу лишь заверить вас, что моя жена не всегда была такой упрямой, когда приходилось решать, что лучше для Эдди.
— Много воды утекло с тех пор. Боюсь, вам не повернуть вспять этот поток.
— Меня не было рядом с ними, когда тот человек пытался убить Эдвину и Эдди. Если бы не Николас… Эдвина так и не смогла забыть о страхе, который испытала в тот день. Она видела, что сделал Николас, и осознала реальную картину мира, в котором предстояло жить нашей дочери. С тех пор защита Эдди стала ее навязчивой идеей. Я тоже стараюсь защитить нашу девочку, но полагаю, что у меня это выходит несколько более дипломатично.
— Дочери всегда терпимее относятся к отцу, чем к матери. Точно так же сыновья быстрее прощают матерей, но не отцов.
— Вы можете гордиться вашим сыном. К сожалению, я вынужден буду доставить ему несколько неприятных минут, устроив допрос с пристрастием. Но это мой долг как отца Эдди.
— Совершенно с вами согласна. Помучайте его как следует.
— Все, что о нем говорит Эдди, кажется мне искренним. Моя дочь на самом деле делится со мной своими мыслями. Мы близкие люди. Несмотря на то, что в сложившихся обстоятельствах это так не выглядит.
— Понимаю. Кстати, я постараюсь вернуть их в Гарвард как можно скорее. Я чтонибудь придумаю, клянусь.
— Мы тоже будем над этим работать. Не говорите об этом моей жене, но Эдди сообщила мне, что хочет посещать местный колледж и переквалифицироваться с криминального права на гражданское. Незачем и говорить, что заключение контрактов для нефтяных монополий — это не та идеальная юридическая карьера, которую планировала для дочери Эдвина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики