ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– протянул Кунштейн. – Ну да, знаю. Только связываться с ним не собираюсь, ни-ни.
– Это почему? – разинул рот уже и Олег. Антиквар добросовестно задумался, а потом выдал неуязвимый в своей логичности вопрос:
– А зачем?
– Ну, понимаете ли, – проворчал раздосадованный Аркадий. – Зачем-то же вы ему звонили?
– Да, звонил. Я хотел, чтобы он как независимый эксперт высказал свое мнение о ценности одной картины, которую мне предлагали купить. Но, полагаю, вам известно, что в нашем городе проживает не так уж мало художников-реставраторов, так что я давно нашел другого консультанта и, более того, отменил предполагаемую сделку, сочтя ее невыгодной. Что-то еще? – Кунштейн как бы невзначай взглянул на часы.
– Да нет, спасибо…
– Ну, будьте здоровы. – Антиквар блеснул ослепительной улыбкой и исчез с экрана.
В комнате воцарилась удрученная тишина.
– Как-то он… неадекватен, – высказал наконец свое мнение Олег.
– Темнит, – уверенно бросил Гвидонов.
Все глаза обратились к мэтру.
– Ну что я могу сказать, – смутился Птенчиков. – Да бог с ним, с антикваром! Мы же решили лететь в прошлое. Я обещал, что верну Антипова жене и спасу незнакомку, о судьбе которой так переживает обгоревший человек!
– Васенька, где ты? – позвала Варя, влетев в квартиру и с нетерпением ожидая, пока электросушка стащит с нее грязные ботинки. Эту квартиру они с Егором купили в кредит сразу после свадьбы и оборудовали в полном соответствии со своими потребностями. Как и следовало ожидать, Васька обнаружился в мастерской – он проводил там все свободное время, к восторгу Егора и неудовольствию Варвары, считающей, что ребенку было бы куда полезнее погулять во дворе.
Мальчик уже пошел на поправку и теперь с удвоенным усердием ковырялся в каких-то микросхемах, словно хотел наверстать упущенное за время болезни.
– Собирайся, Маленький Брат, поедем к родителям Егора, – возбужденно заговорила Сыроежкина. – Руководство ИИИ утвердило нас в составе следственной группы, так что нам предстоит очередное путешествие на машине времени.
– На машине времени? – рассеянно повторил мальчик и вдруг подскочил с места, будто его окатили кипятком; – Значит, вы едете искать мою маму?!
Он закружил по комнате, не в силах справиться с восторгом и нетерпением:
– Ну, наконец-то! Я угадал, она живет у Месяца Месяцовича, как Царь-девица, да? – Васька остановился перед Варей и умоляюще заглянул ей в глаза: – Возьмите меня с собой!
Надо сказать, такого поворота событий никто не ожидал. Варя сглотнула подступивший к горлу комок:
– Нет, Васенька…
Лицо мальчика омрачилось:
– Честное слово, я буду слушаться…
– Я хочу сказать, что мы летим искать другого человека, – поспешно добавила Варя.
– Как это – другого? – недоуменно заморгал Васька. – Почему – другого?
Горькая правда вырастала перед ним с жестокой очевидностью. Неужели друзья его предали? Обманули, не выполнили обещания? ОНИ НЕ ХОТЯТ ИСКАТЬ ЕГО МАМУ! Когда Васька это понял, то впал в настоящую истерику. Он рыдал и брыкался, не желая слышать утешений. Его горе было так велико, что Варя совсем растерялась. Страдая от собственной беспомощности, она позвонила Егору и вызвала того на подмогу. Бывший Багир бросил все дела и помчался к своему Маленькому Брату, он уже подъезжал к дому, когда мальчик вдруг затих – так же резко и неожиданно, как до того впал в неистовство.
– Я понимаю – у вас работа. Но из дома никуда не поеду, – объявил он старшим друзьям. Вот так: коротко и непреклонно, как и подобает тому, кого почти всю жизнь почитали божеством. Напрасно Варя с Егором объясняли мальчику, что не знают, скоро ли сумеют вернуться, и убеждали, что жить одному в восемь лет еще рановато.
– У вас свои дела, у меня свои, – неколебимо отрезал Васька. – Я же не мешаю вам уехать? А вы не мешайте мне остаться – там, где нужно для моей работы.
Он развернулся и скрылся в мастерской. Варя с Егором переглянулись. Что тут скажешь, аргумент был выдвинут сильный: мастерскую к родителям не перевезешь, а мальчик и впрямь трудился там с полным самозабвением.
– Ладно, Маленький Брат, – сдался Гвидонов, раздвигая герметичную дверь мастерской и смущенно разглядывая Васькин затылок. – Постараемся соблюсти твои интересы. Только учти, родители сюда переехать не смогут, а без присмотра мы тебя не оставим.
И гений технической мысли погрузился в процесс приведения к общему знаменателю таких несопоставимых величин, как уважение к свободе Васькиной личности и беспокойство за его здоровье и безопасность. Впрочем, гении на то и гении, чтобы совершать невозможное: к утру довольный Егор, потирая покрасневшие от усталости глаза, вышел из домашней мастерской, с гордостью неся на вытянутых руках автоняню нательного крепления. Эта заботливая крошка должна была ежечасно определять температуру своего подопечного, сухость его ног, сытость желудка, чистоту рук и ушей, а также множество прочих параметров, характеризующих общее состояние ребенка. Отчет с оценкой по пятидесятибалльной шкале отсылался напрямую родителям Егора. Помимо этого няня должна была следить за соблюдением режима дня, легким покалыванием в ребро напоминая, что пора делать уроки или же ложиться спать. В случае непослушания сила разряда постепенно увеличивалась, однако к крайним мерам в виде применения электрошока Егор решил не прибегать: если няня раскалялась выше допустимого предела, включался аварийный вызов Гвидоновых-старших. Васька недовольно покривился, но все же позволил закрепить изобретение Егора у себя на пояснице.
Варя немного сократила закупочную программу холодильника, добавила порошка в прачечную систему и проверила месячное меню кухонного комбайна. Кажется, все было в порядке. Она последний раз взглянула на Ваську, прижала его к себе – и, неожиданно для своих «мужчин», залилась горючими слезами. Мальчик сочувственно вздохнул:
– Боишься ехать, да?
Варя затрясла головой и сжала его еще крепче.
– А ты представь, что там все будет понарошку, – посоветовал бывший бог, высовывая серьезную мордашку из-под ее локтя.
Иван Птенчиков ехал в Реабилитационный центр. Настроение было приподнятым: через три часа он со своими верными помощниками Варварой Сыроежкиной и Егором Гвидоновым должен стартовать в прошлое, в средневековый Стамбул, ко двору султана, носящего звучное имя Абдул-Надул. С определением даты прилета пришлось повозиться: дотошный Сапожков сумел выяснить, что во времена, примерно обозначенные специалистами в результате экспертизы миниатюр, правили один за другим два султана с таким именем – Абдул-Надул Великолепный и Абдул-Надул Великовозрастный. Растерявшихся историков выручил тот факт, что мусульмане издавна пользуются календарем хиджры, заметно отличающимся от принятого у христиан григорианского календаря. Мусульманское летоисчисление ведется с 16 июля 622 года – условной даты начала переселения, то есть хиджры, мусульман из Мекки в Медину. В основе счета времени лежит лунный календарь, а так как лунный месяц короче солнечного, то все даты календаря хиджры ежегодно сдвигаются, наступая, если их определять по григорианскому календарю, на 11 дней раньше, чем в предыдущем году. В результате скрупулезных вычислений Олег и Аркадий обнаружили, что за все 19 лет правления Абдул-Надула Великовозрастного, взошедшего на престол, когда ему было уже за сорок, праздник Ураза-байрам ни разу не наступал в ноябре! Зато во времена его преемника это произошло дважды: один год ближе к концу месяца, другой – ближе к началу. Егор, недолго думая, предложил бросить монетку: «орел» – летим в начало ноября, «решка» – в конец, однако друзья его не поддержали. Подготовка к экспедиции снова застопорилась. Историки тщетно ломали свои переполненные знаниями головы, педантичная сторонница научного подхода Варвара Сыроежки на ругала мужа за легкомыслие, мэтр Птенчиков в глубокой меланхолии по сотому разу перелистывал страницы музейного фолианта.
– А что это за мелкие крапушки разбросаны по периметру картины? – недовольно хмурясь, пробормотал он, вновь разглядывая судьбоносное изображение «ноябрьского Ураза-байрама».
– Брак в работе? – предположил Аркадий.
– Магические символы! – брякнул Егор.
– Если и символы, то скорее уж не магические, а праздничные, – возразил Олег. – Может быть, художник аллегорически отобразил раздачу беднякам «милостыни завершения поста» – «закят ал-фитр»? В таком случае крапушки – это мелкие монеты…
Все столпились вокруг стола и с новым интересом уставились на миниатюру.
– На монеты не похоже, – авторитетно изрек Аркадий. – Если говорить о праздничных символах, то, возможно, это не деньги, а сладости?
– Ну да, сахарная пудра, – фыркнул Олег.
– А при чем тут сладости? – не поняла Варя.
– Ураза-байрам – это праздник Разговения, знаменующий окончание поста в месяце Рамадан. Продолжается он три дня. В первый день совершается специальная общая молитва в большой мечети или под открытым небом, на которую, по всей вероятности, и направляется изображенный здесь Абдул-Надул со своей свитой, далее следует праздничная трапеза. Традиционным является посещение могил родственников, общественные гуляния, подношение подарков, обновление одежды…
– Сладости, – нетерпеливо подсказала Варя.
– Помимо сбора пожертвований и раздачи милостыни в Турции издавна принята также раздача сладостей, отчего этот праздник получил еще одно название – Шекер-байрам, или «сахарный праздник».
– Как удачно, что мы прибываем в Стамбул именно в этот день, – обронил Гвидонов.
– Дорогой, ты невыносим! – тут же вскинулась Варя. – Я считаю, тебя следует отправить в Стамбул на время поста, чтобы ты хоть немного подумал о совершенствовании души, а не об удовольствиях желудка.
– Душу следует совершенствовать постоянно, – меланхолично напомнил Птенчиков, разглядывая пеструю свиту султана.
– Смотрите, тут еще есть какие-то непонятные холмики. – Варя с обвиняющим видом провела пальцем вдоль дорожки, идущей от ворот дворца.
– Куличики, – фыркнул Егор, но тут же стушевался под суровым взглядом супруги.
– Куличики… – как загипнотизированный, повторил Иван.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики