ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Цирюльник быстро оценил ситуацию:
– Что ж, я тебе помогу.
Он опустил на пол тазик, выставил рядом какие-то мисочки, помазочки и мочалочки, затем приблизился к пленнику и начал стягивать с него одежду.
– Э, ты что задумал? – забеспокоился Егор. – Ты собираешься раздеть меня совсем?
– Я должен осмотреть твои увечья.
– У меня нет увечий. Ой, не нажимай на ребро с этой стороны…
– После встречи с Яном Чаром не может не остаться увечий, – назидательно произнес цирюльник. Он неторопливо отер губкой запекшуюся кровь с лица Егора, возложил холодную нашлепку на вздувшуюся шишку и нахмурился, изучая урон, нанесенный его телу.
– Послушай, лекарь, тут не так уж жарко, – поежился оставшийся нагишом Гвидонов. – Как бы мне не подхватить ангину, пока ты увлажняешь мои синяки.
– Ай-ай-ай, – осуждающе поцокал языком цирюльник. – Ай-ай-ай, чужеземец, когда ты последний раз делал эпиляцию?
– Что? – вытаращился на него Егор. – Да ты, брат, совсем рехнулся в здешних застенках!
– Иметь волосы на теле неприлично. Я помогу тебе обрести достойный вид.
«Так вот какая пытка меня ожидает», – содрогнулся Егор, совершенно не принимая в расчет, что на протяжении развития цивилизации женская половина человечества постоянно подвергала себя процедуре эпиляции, при чем абсолютно добровольно. Несмотря на стоящий в помещении холод, Гвидонова бросило в жар.
– Начинай свое грязное дело! – решительно тряхнул он головой. – Помру окультуренным и благообразным.
К удивлению Егора, цирюльник снял крышку с одной из мисочек, добавил к ее содержимому воды и принялся помешивать вязкую, густую субстанцию цвета ржавого гвоздя.
– Что это?
– Русма – паста для эпиляции. Наносится на интимные части тела.
– Надо же, как прогрессивно! А я думал, ты будешь ощипывать меня, как курицу.
Не удостоив «клиента» ответом, цирюльник шустро и деловито обработал его раствором. В подвале воцарилась тишина. Егор висел на своей балке, представляя, что скажет ему молодая супруга, когда они вернутся домой.
– Ну? – не выдержал наконец цирюльник.
– Что? – не понял Егор.
– Рассказывай свой секрет.
– С какой это стати?
– Смыть русму сам ты не можешь, а я не помогу, покуда не услышу все, что хочу.
– Засохнет – отвалится, – внутренне холодея, пошутил Егор.
– И ты так спокойно об этом говоришь? – поразился цирюльник.
– Слушай, любезнейший, объясни-ка мне, что к чему, а то я как-то не до конца осознаю ужас своего положения.
– Юноша, неужели ты и впрямь никогда не делал эпиляции интимных частей тела? Всем известно, что в состав этой пасты входит мышьяк!
– Что?! – Егор так рванулся, что чуть не обрушил всю стену. Прощай, любимая, прощай, так и не родившееся потомство… – Я все расскажу! Скорее тащи сюда свой тазик!
– Ты настоящий мужчина, – одобрительно кивнул цирюльник, не двигаясь с места. – Сначала секрет, потом омовение.
– Пока я буду перед тобой распинаться, станет поздно что-либо отмывать!
– На все воля Аллаха, – философски заметил цирюльник. – А ты поторопись со своим рассказом.
– Но мне придется чертить схемы.
– Так тебе еще и руки освободить?
– Создавать рисунки методом плевка я пока не научился, – высокомерно отрезал Гвидонов.
– Тогда я должен проконсультироваться, – внезапно решил цирюльник, развернулся и вышел из подвала.
Егор заскрежетал зубами. Кожу щипало и стягивало. Он представил, как проклятая русма разъедает тело, покрывая его глубокими язвами. Егор заметался, силясь порвать веревки. Жжение усиливалось. Несчастному пленнику казалось, что к нему приложили лист раскаленного железа. Все пропало! Никогда еще Егор Гвидонов не впадал в такую панику…
– Нет! – закричал он, упираясь пятками в стену и выгибаясь, точно эпилептик. – Прощай, любимая!
«Что с тобой? – тут же раздался в голове встревоженный Варин голос. – Егор, тебя хотят убить?!»
«Хуже! – патетически воскликнул Егор. – Меня пытаются лишить достоинства!»
«Каким образом?»
«Э… – замялся страдалец, начиная жалеть, что внезапно установил связь со своей супругой. – Я тебе потом расскажу».
«Егор! Говори правду. Что с тобой делают?»
«Эпиляцию», – честно признался Гвидонов.
«Ну, знаешь ли! – выдавила Варя после небольшой паузы. – Не такое это унижение, чтобы впадать в истерику».
«Она ничего не поняла», – с облегчением вздохнул Егор, почувствовав, что связь оборвалась. Теперь, когда он немного успокоился, можно было признать, что русма еще не начала своего черного дела.
– Может, удастся обойтись без необратимых последствий? – прошептал Егор, пытаясь осмотреть свое тело.
Дверь отворилась, и в подвал с несвойственной ему поспешностью влетел цирюльник:
– Возблагодари Аллаха, юноша: сначала тазик, затем калим.
– То есть как это – «калим»? – напрягся Гвидонов.
– Калим – это тростниковое перо, разве ты не знаешь? – удивленно пояснил цирюльник.
«Досье Сапожкова было неполным», – отметил Гвидонов, чувствуя невыразимое облегчение. Цирюльник с профессиональной ловкостью избавил его от русмы и перерезал веревки.
– Ну, слушай, – начал гений технической мысли, поспешно одеваясь и разминая затекшие кисти рук. – Только вот поймешь ли? У тебя какое образование?
– Не позволяй каравану своих мыслей сбиваться с пути, не то наживешь неприятности, – холодно ответствовал цирюльник.
– Ого! Считай, убедил.
Егор взял калим, обмакнул в чернильницу и изобразил на бумаге крупный параллелепипед. Не будем приводить на этих страницах поток научно-технических терминов, низвергнувшихся, как из рога изобилия, из уст нашего героя. Цирюльник держался молодцом: с истинно восточной невозмутимостью он внимал всей этой белиберде и даже глазом не моргнул, когда Гвидонов сообщил, что для приведения агрегата в рабочее состояние потребуется полюсно-электронный три-нуль-персператор.
– Что это? – равнодушно осведомился цирюльник, записывая название.
– Это такая штука, – туманно пояснил Гвидонов, изобразив в воздухе сложную фигуру.
– Понятно. Позволь твои руки, я привяжу их на место.
– Экий ты аккуратист! Не надо мне ничего никуда привязывать. Буду сидеть смирно.
Цирюльник посмотрел на него с откровенным сомнением, однако спорить не стал: перевес явно был бы на стороне хоть и побитого, но физически крепкого Егора.
– Жди, премудрый юноша. И молись, чтобы на базаре оказалась эта самая «штука» – тогда ты сможешь собрать «бандита» и доказать, что не зря получил шанс немного задержаться на этом свете.
Он подхватил писчие принадлежности и неторопливо удалился.
«Кап!» – шмякнулась с потолка нализавшаяся плесени капля. Егор вытер вспотевший лоб – хорошо хоть руки развязали, экстремалы банного дела… Образ хладнокровно издевающегося цирюльника не шел из головы. Чтобы избавиться от наваждения, Егор постарался вызвать в сознании другой образ, такой родной и умиротворяющий. Нет, не жены – учителя.
«Иван Иванович, мне срочно нужна одна штука. Если мои тюремщики в ближайшее время не купят ее на базаре, можете со мной попрощаться».
«Что за „штука“?» – тут же откликнулся мэтр по неразрешимым вопросам.
«Полюсно-электронный три-нуль-персператор».
«Подожди, сейчас запишу».
«Бесполезно, такого в природе не существует».
«Ну, парень! Чего ты тогда от меня хочешь?»
«Сам не знаю…» – признался поникший Егор.
«Ладно, не кисни. Скоро мы тебя вызволим. Вот только сообразим, где ты сидишь».
«Как это – где? В подвале!»
«Знаешь сколько в доме Абдурахмана подвалов? Судя по показаниям индивидуального датчика, ты находишься во внутреннем дворе, где-то поблизости от гарема. Так просто туда не проберешься: дом охраняется не хуже военной базы, а ведь в гареме есть и дополнительная охрана. Мы запустили воробья-разведчика, чтобы составить подробный план помещений, со всеми входами-переходами. Большую часть территории он уже отсканировал, теперь пытается пробраться в гарем».
«Неужели туда не пускают даже воробьев?»
«Ты не понимаешь: на улице холодно, все окна закрыты, а дверью в гареме практически не пользуются. Ой, подожди-ка…»
На этой многообещающей ноте связь неожиданно прервалась. Изнывая от любопытства, Егор выждал для приличия минут пять, а потом вызвал Варвару:
«Что там у вас происходит?»
«Егорушка, ты не представляешь! Наш биоробот заметил, что одно из окон гарема приоткрылось – наложница Абдурахмана пыталась передать записку „на волю“. Воробей шмыгнул в щелочку, едва не задев девицу. Та завизжала, свалилась с оттоманки, на которой стояла, окно тут же захлопнулось, а на крики сбежалась вся женская половина дома. Теперь они вооружились метёлками и дружно гоняют по гарему нашего воробья, а он, бедолажка, пытается выполнить задание и сканирует всё, что мелькнет в поле зрения».
«Такой переполох – из-за маленькой птички?» – не поверил Егор.
«Пустячок, а приятно, – усмехнулась Варвара. – Представь, какая в гареме скука! А тут тебе возможность и повизжать, и побегать, и переколотить как бы невзначай пару-тройку поднадоевших вазочек в расчете на то, что их заменят новыми. Ой, мама дорогая…»
«Только не отключайся!» – взвыл от любопытства Егор.
«Одна из наложниц засветила своей метелкой в глаз любимой жене Абдурахмана! Могу поспорить, что она и не думала целиться в воробья. Жена ухватила ее за волосы, другие девицы кинулись их разнимать, и теперь там идет такая битва, что любо-дорого посмотреть! Ох, куда же он полетел…»
«Кто?»
«Воробей. Прервал трансляцию на самом интересном месте и отправился в бани».
«Здорово!»
«Что „здорово“?»
Гвидонов почувствовал в голосе супруги металл.
«Здорово, что ты сумела изобрести такого замечательного биоробота».
«Что ты делаешь?!» – завопила Варвара так, что у Егора чуть не лопнули барабанные перепонки.
«Я?» – растерялся Гвидонов.
«Не ты, а евнух. Размахался своим ятаганом и отхватил воробью пол крыла!»
«Наверно, евнуху в гареме тоже скучно», – пробормотал Егор.
Варвара оставила его реплику без внимания:
«Хорошо, что крылья биороботу можно восстановить. Вытащим пару перьев из хвоста, включим режим воспроизведения… В общем, пора его отзывать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики