ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Правда, после его смерти французское правительство запретило эту игру, а нарушение о запрете стало караться смертной казнью. Но пойми, старинная хока очень отличается от той рулетки, что я видел в чайхане! – Иван в волнении приподнялся с кровати. – Знаешь какую фразу постоянно произносил местный крупье? «Господа, делайте ваши ставки!» Сначала я решил, что все это мне мерещится.
– А может, и правда примерещилось? Все-таки вы себя неважно чувствовали… – осторожно предположила Варвара.
– Спроси у Егора, он тоже там был.
– Хорошо.
Варя прикрыла глаза и сосредоточилась.
– Егор говорит, что все верно. И лексика крупье, и сама модификация рулетки. Но тогда… тогда получается, что эту игру принес сюда кто-то из наших современников? – Варя распахнула глаза: – Антипов?
Иван задумчиво потер переносицу:
– Почему бы и нет?
– Но для этого он должен был прожить здесь как минимум несколько лет!
– А кто нам сказал, что он прибыл в Стамбул именно сегодня? Это всего лишь наши предположения!
– Нет, Центральный компьютер ИИИ осуществляет контроль кабины перемещения в режиме реального времени. Если бы Антипов провел здесь несколько лет, то в XXII веке со дня его отлета прошло бы столько же.
– Центральный компьютер ИИИ взорвался. Что, если Антипов, прибыв в Стамбул, отсоединил свою машину времени от контроля, а потом, решив вернуться, попытался наладить связь, но допустил какую-то ошибку? Это вполне объясняет сам взрыв.
Варя восторженно уставилась на Ивана:
– Гениально! Сейчас расскажу Егору.
Она снова прикрыла глаза:
– Егор говорит, что нужно обследовать машину Антипова. Там, на берегу. Только мы без него не справимся, а он сидит в подвале… Связанный… Иван Иванович, что с ним собираются сделать?!
– Варвара, возьми себя в руки, – строго велел Птенчиков. – Давай попробуем прикинуть, кто мог схватить Егора. Кстати, что это ты говорила о мафиозных разборках?
– Ну, это всего лишь предположение, – вздохнула Сыроежкина. – Самид упомянул, что в городе действуют два казино, принадлежащие разным владельцам и конкурирующие между собой. В одном собираются преимущественно мусульмане, в другом – янычары. Они тоже считаются мусульманами, но, сами понимаете…
– Обратить в веру насильно – еще не значит сделать человека верующим, – кивнул Птенчиков.
– Для привлечения клиентов первое казино, помимо рулетки, предлагает араку, гашиш и кофе.
– Странно, что такой безобидный напиток вошел в список порочных аттракционов, – улыбнулся Птенчиков.
– Что вы, Иван Иванович! Разве вы не глотали досье, которое приготовил нам перед командировкой Сапожков? – удивилась Варя.
– Я не глотал, я читал, – недовольно буркнул учитель. – Если помнишь, глотать таблетексты мне запретили после литературного отравления.
– Ой, извините, – смутилась Варя. – Так вот, Сапожков утверждает, что кофе Европе подарила именно Турция…
– Да-да, обоз с мешками кофейных зерен бросили янычары, удирая из-под Вены в тысяча шестьсот восемьдесят третьем году, – блеснул эрудицией Иван.
Варя согласно кивнула:
– И именно в Турции родилась идея о том, что кофе – это не столько напиток, сколько непременный компонент совершенно особого, элегантного и чуть порочного образа жизни, который описывался арабским словом «кейф».
– Буква изменилась, а смысл остался, – задумчиво отметил Иван.
– Кофе называли одной из «четырех подушек на диване удовольствий». Остальные – это вино, опиум, в нашем случае – гашиш…
Птенчиков невольно содрогнулся.
– Иван Иванович, вам нехорошо? – забеспокоилась Варвара.
– Все в порядке. Просто вспомнил Индию. Мне кажется, что та смесь, которую курил добрейший гуру, отправляя меня в Шамбалу, почти наполовину состояла из гашиша.
– Так вот почему вам так трудно пришлось в казино!
– В следующий визит, чтобы не терять связи с действительностью, придется надевать противогаз, – криво усмехнулся Иван. – Ну, хорошо: а чем балует своих клиентов второе казино?
– Второе? – Варя задумалась. – Знаете, об этом мы с Самидом как-то не успели поговорить.
– Зови его сюда, сейчас спросим.
Варя ненадолго вышла и вернулась с сыном вдовы.
– Ты звал меня, Учитель? – почтительно поклонился юноша.
– Присаживайся, Самид. Расскажи-ка, что ты знаешь о казино, в котором мы встретились?
– Ну… – растерялся юноша. – Играют там. Многие уже разорились. Да ты и сам все видел! – Он немного помолчал. – О, вспомнил: в казино есть еще одна комната. «Вип зал»! Туда заходят со стороны улицы только знатные вельможи. Они курят не гашиш, а специальную смесь из табака, опиума, розовых лепестков и толченого жемчуга. Говорят, туда даже пускают женщин!
– Играть?
– Шутишь, Учитель? – укоризненно взглянул на Птенчикова Самид.
Иван закашлялся и поспешил сменить тему:
– Скажи-ка, кузнец, а что известно о владельце этого милого заведения?
– Ходят слухи, что это казино принадлежит самому Угрюму-Угу, главе черных евнухов, следящих за порядком в султанском гареме. Конечно, лично он там не появляется, все дела ведутся через Атана-Ага, начальника алебардщиков.
– А кто владелец второго казино?
– Меняла Абдурахман. У него пьют горилку, едят драники, и даже, как говорят, подают свиное сало. Но в это я поверить не могу!
Глава 10
Пышная женщина лет сорока стояла у двери подвала, куда был брошен Егор Гвидонов, напряженно наблюдая за происходящим через небольшое окошечко, затянутое плотной сеткой.
– Русские не сдаются! – вопил пленник, отбрыкиваясь связанными ногами от крепкого мужика с длинными усами. Руки его были привязаны к балке в стене, что сильно затрудняло сопротивление.
– Выкобениваться вздумал, ежа тебе в правое ухо?! – рычал его мучитель, увертываясь и нанося короткие удары ногой под ребро. – Отхватить бы твой кочан да на щи!
– Засунь свой тесак в помойную кучу, мусульманин липовый! Тебя давно в Стамбул привезли? Здесь щей не едят! А если ты «отхватишь» мой, как ты выражаешься, «кочан», то твой хозяин сделает из тебя шашлык. Никогда не видел, как 'сажают на кол?
– Молчи, пес шелудивый!
– То молчи, то говори..: Ты уж определись, чего добиваешься.
Мучитель на секунду задержал кулак, занесенный для очередной зуботычины.
– Да, говори. Можешь ли ты сделать тот чудесный автомат по имени «Однорукий бандит», о котором трепался в казино?
– Могу.
– Сделай.
– Разбежался! Верни мне сначала мой выигрыш. Грабитель! Мародер!
– Коровью лепешку тебе, а не выигрыш. А ну, строй «бандита», пока я тебе уши не отрубил!
– Отрубай. Русские и без ушей не сдаются! «Вставай, проклятьем заклейменный…» Деньги верни, кровопийца!
– Отзови его, – велела женщина стоящему рядом человеку, отрываясь от замаскированного окошка. – Русские и правда не сдаются.
Человек молча поклонился, шагнул в подвал и сделал знак длинноусому. Тот неохотно повиновался и пошел к двери.
– Мы с тобой еще побеседуем, гнойный прыщ на сопливом носу! – крикнул он Егору.
– Пятки-то не отбил о мои ребра, остроумец? Если охромеешь на обе ноги, придется тебе ползать передо мной на брюхе, – отозвался Гвидонов, вытирая плечом сочащуюся из носа кровь.
Дверь в камеру захлопнулась. Егор некоторое время прислушивался к удаляющимся по лестнице шагам. Кажется, он получил небольшую передышку.
Нужно было срочно связаться с друзьями. На лбу, как раз в районе третьего глаза, вздулась внушительная шишка, но гений технической мысли понадеялся, что на качество связи это не повлияет.
«Мэтр! Они хотят получить секрет игровых автоматов», – заговорил он, стараясь со всей реалистичностью представить себе Птенчикова.
«Вот оно что! – тут же загудело в среднем ухе. – Значит, мы были правы: всему виной конкуренция между владельцами казино. Шпионы Абдурахмана услышали, как ты распинался об „одноруком бандите“ в заведении, принадлежащем Черному евнуху…»
«Черный евнух – это прозвище? Человек с черной душой, творящий черными ночами черные дела…»
«Нет, просто он абиссинец. Так вот, Абдурахману донесли о новом способе не только обогатиться, но и переманить к себе клиентов противника, и он решил перехватить тебя любой ценой. Ты уже рассказал, как устроены игровые автоматы?»
«Что вы! Если я все расскажу, меня попросту убьют. Чтобы не проболтался конкурентам».
«Не факт. Убеди своих тюремщиков, что только ты сможешь собрать чудо-автомат. Тяни время, заговаривай зубы, а мы придумаем, как тебя освободить».
«Егорушка! – ворвался в среднее ухо надрывный голос Вари. – Не давай им себя мучить. Пожалуйста, миленький, обещай, что не будешь геройствовать без крайней необходимости!»
«Не дрейфь, Сыроежка, прорвемся», – смущенно пробормотал Егор, подтягивая ноги так, чтоб меньше болело треснувшее от удара длинноусого ребро.
В подвале было прохладно. Тусклый свет пробивался в зарешеченное оконце под потолком. Сырость конденсировалась в дальнем углу мелкими бисеринками, придавая пышно цветущей плесени этакую величавую объемность. Впрочем, особенно жаловаться на бытовые условия не приходилось: вокруг было достаточно чисто, и пока не наблюдалось ни крыс, ни пауков, ни прочей зоологической мерзости. В отличие от влюбленной в натурологию супруги, Егор отнюдь не считал, что все живое на земле имеет право на существование. Впрочем, даже Сыроежкина вряд ли бы обрадовалась встрече с крысой, будучи накрепко привязана к балке в стене.
На лестнице снова послышались шаги. Егор болезненно поморщился и приготовился к продолжению беседы со своими тюремщиками. Иван Иванович прав: тайна конструкции «однорукого бандита» не стоит того, чтобы принять за нее мученическую гибель, однако будет странно, если он согласится сдать ее без боя. Как бы исхитриться, чтобы извлечь из своего положения максимальную выгоду? Враги довольны, а кости целы…
Дверь отворилась, и в помещение, скромно потупившись, вошел благообразный человек с медным тазиком в руках.
– Ты кто? – с подозрением уставился на него Гвидонов.
– Цирюльник. А так же лекарь, милостью Аллаха, всеведущего и всемогущего. Раздевайся, чужеземец.
– И как ты себе это представляешь? – насмешливо пошевелил Егор пальцами притянутых к балке рук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики