науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ты что, трубку опять не берешь? – начал он с порога, не раздеваясь. – На глубину залегла, рыбка моя? Битых три часа тебе названиваю, мы ж договорились, что буду вечером. Вечером, рыбонька, а вечер – это девятнадцать ноль-ноль… Двадцать, наконец, но никак не одиннадцать ночи!– Аркаша, я не живу по уставу, – устало отмахнулась Вера. – И строевым шагом ходить не приучена!– Ага, значит, а ты поди-ка умойся! Так?– Послушай, я очень устала, давай не будем выяснять отношения? Глупо это и… ничего не исправит.– А нужно что-то исправлять? На что это ты намекаешь?! – Он разделся и, раздраженный, прошел на кухню. – Как дурак тащишь ей в клювике, а она тут сцены устраивает…На сей раз из сумки на кухонный стол были извлечены лимоны, два апельсина, баночка печени минтая и бутылка коньяка «Белый аист».– Слушай, я работаю, пить не хочу, и вообще, не надо мне ничего таскать – у меня все есть.– Ну да, это вместо спасибо! – Он упорно не хотел сбрасывать личину насмерть обиженного в лучших чувствах… – Думал, обрадуешься, встретишь по-человечески, а ты… А! – Он махнул рукой, открыл коньяк, налил себе полстакана, одним махом выпил и уселся на табурет, обреченно уставясь в угол.– У тебя что-то случилось?– Ничего, справимся. Да ведь тебе-то все равно плевать…– Ну что ты несешь? Выкладывай, что стряслось? – забеспокоилась Вера. – Ты же как в воду опущенный.– «Наехали» на меня деятели одни… – Он снова налил себе коньяку и махнул одним глотком. – Долг вернуть требуют. Завтра к вечеру. А у меня нету – все в обороте.– А нельзя с ними как-то договориться?Вера догадывалась, что Аркадий занимается какими-то сомнительными делишками, но какими именно – не знала. Он говорил, что раньше работал младшим научным в НИИ, но работу оставил, чуть только появилась возможность заняться собственным бизнесом. Говорил, что держит на Курском вокзале пару-тройку ларьков, но ей было ясно, что этим его бурная деятельность не ограничивается. Азартный и пробивной, он быстро сходился с людьми, умел убеждать, мог показаться персоной значительной и вхожей в верха, в особенности любил иметь дело с дамами, «покупая» беззастенчивой лестью и рассказами о личной своей неустроенности, – и те кидались его утешать, опекали, часто себе во вред, а он неизменно оказывался в выигрыше. Там урвал нужную информацию, тут – выгодное знакомство… Так он «въехал» в круг киношников, подобрался к видеорынку, но более о делах своих не распространялся, отнекивался, отшучивался, сыпал байками… Да Вера этим особенно и не интересовалась… Теперь она встревожилась – знала, чем оканчиваются «наезды» нетерпеливых кредиторов.– И большая сумма? – спросила она обеспокоенно.– Не маленькая! За один день не собрать.– Что же будет? – Вера уже забыла о том, что хотела сразу его выставить, что ей надо работать, а он ей вовсе не нужен, что сердце ее теперь принадлежит другому, а этот другой всего несколько часов назад выставил ее за дверь, что она, не помня себя, врезала ему по физиономии, а потом летела по улице, будто за ней гналась стая волков… Все это вмиг померкло перед одним – человек в беде! Ему плохо… Аркадий снова все правильно рассчитал…– Что будет – ку-ку, вот что будет! – И Аркадий полоснул ребром ладони поперек горла.– Ты с ума сошел! Зачем ты меня пугаешь? – Вера вскочила и заметалась по комнате. – Мы придумаем что-нибудь. Слушай, а не хватит тех денег, что ты мне вчера отдал?– Смеешься! Там штуки две, а мне надо десять!– Чего? Тысяч… долларов? – оторопела Вера. – Боже мой, где же их взять за один день?– Вот и я о том же… Похоже, это наш с тобой прощальный ужин! – натянуто рассмеялся Аркадий и привлек Веру к себе. – Не печалься, рыбка, дело житейское: был у тебя непутевый Аркашка и… сплыл!– Не смей такое говорить! И не шути этим. – Вера снова заметалась по комнате. – Неужели никакого выхода нет?!– Есть один, – словно бы нехотя проронил Аркадий, наливая Вере коньяку. – На! Разогрей кровушку.– Ну, что ты тянешь, говори скорей!– Понимаешь… прочел я беседу твою… с реставратором этим… – Аркадий снова наполнил Верину рюмку. – Любопытные вещи он там говорит!– Как-кие вещи? – Она похолодела.– Сама знаешь, – небрежно бросил Аркадий, зажевывая коньяк лимоном. – Но самое интересное… да ты выпей, чего не пьешь! – так вот, самое интересное, – поднялся он и, облокотясь на спинку Вериного кресла, наклонился к ее плечу, – матерьялец твой не один я заметил… Сегодня, – легонько коснулся он губами ее виска, – мне сделали одно занятное предложеньице. Если я с твоей помощью… – выдержал он паузу, – достану карту… – Вера вскочила с криком «Замолчи!», но Аркадий продолжал: –…и передам этим людям, они сей же час выложат за нее десять тысяч баксов! Десять, рыбонька, десять, и ты меня вытащишь… Очень просто!Маска загнанного, затравленного и обиженного сползла, на Веру глянул истинный Аркаша – и она отшатнулась, разом все поняв: и вчерашний фейерверк, и сегодняшнюю игру – весь его нехитрый замысел…– Пошел вон! – Она произнесла это медленно, всеми силами удерживаясь, чтобы не сорваться.Такого поворота Аркадий не ожидал, на секунду даже растерялся, но, быстро сориентировавшись, понял, что она не шутит, и попер напролом.– Рыбонька! Моя сладкая! – Он уже не скрывал издевки. – Ну что тебе стоит – один адресок – и ты спасешь униженного и оскорбленного! А? Ты же любишь всем помогать, ты же у нас душевная девушка… Ну? Какой адресочек у твоего старпера? Давай-ка…– Я сказала: пошел вон! – все так же тихо повторила Вера. Она видела, как в глазах медленно наступавшего на нее Аркадия загорелся недобрый огонь, а улыбка его все больше смахивала на звериный оскал…Кажется, игры кончились, дело принимало серьезный оборот.– Заткнись, сука! – процедил Аркадий сквозь зубы и с силой оттолкнул ее в угол комнаты. – Давай адрес… живо!– Что, думаешь, сладишь со мной? – улыбалась Вера ему в лицо. – Да, только на это ты и способен…Она не договорила. Аркадий обхватил ее за плечи и рывком отшвырнул назад, в комнату.Вера отлетела на несколько шагов, сильно ударившись затылком об угол журнального столика. Бутылка коньяка, тарелочка с яблоками и кружками лимона – все полетело на пол. Вера потеряла сознание…Аркадий, чертыхаясь, выдвигал ящики письменного стола в поисках адреса. Наконец наткнулся на список с адресами и телефонами, где была и фамилия Даровацкого. Схватив список, он ринулся в коридор, сорвал с вешалки куртку и, не дожидаясь лифта, кинулся вниз по ступенькам. 10 Вера очнулась. С трудом поднялась, цепляясь за кресло, кое-как добралась до кухни. Голова кружилась, в ушах звенело, а отяжелевший затылок раскалывался от боли. Пошарив в аптечке, она нашла баралгин и приняла две таблетки, запив водой из-под крана.Мыслей не было – их вытеснила тупая безысходная боль – болела душа, и от этой муки Вере хотелось криком кричать. Слез не было, хотя они принесли бы хоть какое-то облегчение…Она вернулась в комнату и прилегла на диван. Что, так и лежать пластом? Встала, застонав от боли в затылке, налила стакан «Херши» и выпила жадно, большими глотками. Позвонить маме? Нет, не надо ее тревожить, потом будет ночи не спать… Об этом обо всем лучше не думать. Это все потом, после… Как она подставила Даровацкого! Ох, надо его предупредить. Как стыдно-то, Боже! «Что ж я? – вышла она из оцепенения. – Что же я время теряю – надо срочно старика предупредить. Ведь Аркашка… Ох!» И она кинулась к телефону, благо номер Даровацкого помнила наизусть.Телефон не отвечал… Может, выключен на ночь? Что же делать?Едва Вера положила трубку, как раздался звонок, – Маринка, однокашница, подруга по институту, озорница, гулена и хохотушка, вечно собирающая у себя разношерстные компании с посиделками и танцульками, с непременным гуляньем по уснувшей Москве, сопровождавшимся оранием песен, всяческими шутками и проделками…– Ты чего, дрыхнешь, что ли? – В трубке слышались шум, звяканье, смех – у Маринки явно шел пир горой.– Не-а, – вяло протянула Вера.– Давай-ка руки в ноги – и ко мне! Тут у меня сегодня телевизионщики собираются, и очень интересные человечки подъедут… мужеского пола.– С детства ненавижу музыку! – ответила Вера излюбленной фразочкой музыкантов. – Ты ж знаешь, у меня на мужиков аллергия…– Верка, иди ты к черту, – знаю я, какая у тебя аллергия… Будешь в своих четырех стенах киснуть – так вся сыпью покроешься!– Марусь, ну когда ты угомонишься, ты в зеркало погляди – ведь не студентка уже! – Вера чувствовала, что от ее отповеди за версту несет занудством, но поделать с собой ничего не могла: когда было очень уж плохо, она могла сорвать раздражение, читая мораль подвернувшейся под горячую руку подруге, и ненавидела себя за это…– Да, я, положим, давно не студентка, только сдаваться не собираюсь, а вот ты… Верусь, что там стряслось у тебя? У тебя голос такой… Может, приедешь? Тебе же два шага всего… Если что-то не ладится, тем более нельзя одной. Надо к людям…– «Уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало!» – процитировала Вера Хайяма. Перед ее мысленным взором возник Алексей, он глядел на нее, прищурившись, и улыбался… – Марусенька, понимаешь, я бы и рада, но… дело одно есть. Очень срочное… Связалась тут с одним подонком, теперь надо расхлебывать… – Мысль об Аркадии разом осушила слезы. Она не могла позволить себе раскисать – дело приняло серьезный оборот и надо было быть в форме. – Марусь, можешь секундочку подождать, а?– Ну конечно могу! Только лучше б тебе было развеяться, что одной-то киснуть в тоске?– Ну что ты завела: одной, одной… Погоди секундочку у телефона.– Ладно, давай! А я пока возьму сигаретку.Вера положила трубку, дотянулась до бутылки – в ней как раз осталось на одну рюмочку. Налила, выпила, закурила… Кажется, боль в затылке начинала понемногу отпускать.– Алло, Марусь, извини! Понимаешь, обрыдло все… И эти наши посиделки: мне кажется, они все на одно лицо. Девиц интересует одно: кто женат, а кто холост. Мужиков – кто даст, кто не даст… Вот и все. И ни жизни в этом, ни радости, ни… легкости, что ли. А зачем тогда все, если не для радости? Если все мы как заведенные… Дышать нечем! Я, знаешь, забыть никак не могу, как в Париже, ты уж прости, сама знаю, что нам себя с ними не равнять… Только знаешь, сценка на улице:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики