науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако вы с собой справились!Алеша быстрым и незаметным движением пожал Вере руку, – они сидели рядком на диванчике, откинувшись на целую груду вышитых шелком подушек.Однако от глаза отца Александра ничто не ускользало, – заметив это тайное рукопожатие, он отошел к окну, улыбнулся, чрезвычайно довольный, и раздернул занавески.В окно пристально глянула полная, все знающая луна.– Где твоя рыбка, Вера? – отвернувшись от окна, спросил отец Александр.– Она… в яме. Под землю ушла. Там не земля была, а пучина бездонная. Она вся ходуном ходила, булькала… бр-р-р-р! – Она вынула из кармана уже порядком испачканный платок и принялась мять его в руках, как будто хотела оттереть следы той земли. – И золотая рыбка… она утонула.– То есть, можно сказать, исчезла с лица земли? – переспросил отец Александр.– Именно так! Она канула в Лету, – подтвердил Алексей.– Вот вам и главное доказательство вашей победы. Победы не в простом, житейском смысле слова – вам за нее не дадут медаль… Эта победа из области метафизики. Она – над временем, над судьбой… Вы замкнули круг, соединили концы невидимой глазом цепочки – и тем побороли вековое чудовищное заклятье! Вы победили одного из самых сильных слуг Люцифера, который мог воплощаться из века в век с помощью власти, данной им золотой рыбке. Помните, отец вам писал, что родовое проклятье тогда потеряет силу, когда рыбка бесследно исчезнет с лица земли… Именно это и случилось, не так ли?– На здоровьице, миленькие, пейте кофеек! Горя-я-ченький… – Вошедшая старушка монашенка, поклонившись, поставила перед гостями поднос с двумя чашечками, в которых дымился ароматный кофе, сахарницей, тарелкой с румяными пирожками и плетеной сухарницей с круглыми печеньицами.– Спасибо! – воскликнули в один голос Вера с Алешей сиплыми от волнения голосами.– Ах, отец архиерей, – подплыла она меленькими шажками к стоявшему у окна отцу Александру, – какие у вас голубочки-то славные!Старушка, видно, была глуховата и думала, что слов, произнесенных ею на ухо отцу архиерею, никто, кроме него, не услышит. Однако ее громкий шепот раскатился по комнате и заставил гостей залиться краской…Подметив и это, отец Александр отпустил монашенку и сел перед своими смущенными друзьями.– Голубочки… Хм! Ну и глаз у матушки Евдокии… А вы не смущайтесь! Не вам, победителям, смущаться – вон какой груз тяжкий скинули с земли-матушки… Какого врага победили! Теперь отец твой, Верушка, там, на небесах, не нарадуется – род его свободен теперь, а значит – и ты свободна… – Он выпрямился во весь рост, голос его нарастал, словно старался он передать глас неслышимый – волю небес!Вера, поддавшись его порыву, медленно приподнялась с дивана и тоже вытянулась в струну, став перед священником. Она трепетала от предчувствия близости самой важной минуты в своей жизни…– Вы сказали… мой отец… – начала она и недоговорила…– Да. Ты не ослышалась, девочка. Ты – единственное родное дитя Владимира Андреевича Даровацкого. Потому что Алеша – его приемный сын!Алексей вскочил, опрокинув поднос с чашечками и сухариками, всполошенно взмахнул руками, глядя на учиненный разгром, и отскочил в сторону – разлившийся кофе змейкой потек ему под ноги.– Простите… отец Александр!– Отец Александр!Эти два возгласа вырвались одновременно. Вера уже не старалась унять дрожь и только обеими руками вцепилась в край стола так, что костяшки пальцев ее побелели.– Да, мои дорогие, а это значит, что вы – не брат и сестра. Вы родные по духу, но не по крови, а попросту вы – мужчина и женщина, созданные друг для друга! И мне остается только вас благословить…Вера пошатнулась, улыбнулась священнику блуждающей странноватой улыбкой и, попятившись, рухнула в кресло и закрыла лицо руками.Как бы ей хотелось выглядеть здесь сейчас не такой беспомощной и бессильной, но она ничего не могла с собою поделать – эта весть, внезапная, как разрыв сердца, оглушила ее. Сознание, работавшее на последнем пределе, как бы раздвоилось: одна Вера сжалась на диванчике, спасаясь от переизбытка нахлынувших чувств способом страуса – уткнув лицо в ладони… – а другая – спокойно и трезво оглядывала себя, скукоженную, со стороны и результатом осмотра была весьма недовольна! Еще бы – в фильмах или в романах в такую минуту героиня, роняя скупую слезу, должна была тотчас оказаться в объятиях любимого мужчины… И под занавес – поцелуй в диафрагму! А она? На Алешу и не взглянула, он там топчется, собирая осколки и, кажется, утеряв способность что-либо соображать… А сама-то: нет чтобы помочь – только глядит испуганно да ресницами хлопает…Это раздвоение закончилось тем, что в Вериной голове вдруг что-то словно бы лопнуло, и всеми силами сердца, души, гортани она закричала, падая в пустоту:– Але-е-шка-а-а! ЭПИЛОГ …Воскресное утро. Солнце слепит приоткрытые глаза. И порхает, подрагивает у раскрытой форточки занавеска. В Москве теплынь… Май!– Что ты делаешь?– Вылезаю. Кофе поставлю.– Уже? Еще рано! И потом, кто позволил без разрешения?!– Вот уж вас, мусью, не спросили!– Ага-а-а-а! Держите ее!– Ой! О-о-о-ой!!! Пусти! Да пусти сейчас же! Я не буду, не бу… у… у-у-у…Совершенно непристойная сцена. Через полчаса все в комнате перевернуто вверх дном: подушки валяются на полу, ковер сбился, обнажив свою блеклую изнанку, столик отъехал в угол (хорошо еще, что хоть цел!), и посреди всего этого безобразия – они… Обнимаются. Нежатся. Сосредоточенно рассматривают порванную в клочки прозрачную ночную рубашку, состоящую из пары полосок кружавчиков… Фыркают. Кусаются. Падают притворно без сил. И, наконец, встают!День делится на долгие путешествия в рай в объятиях друг друга и короткие промежутки между…– Слушай! – Вера сидит на кухне в Алешиной рубашке, с хрустом отламывая куриную ножку. – А ты никогда не задумывался, как грустно бывает, когда сбываются мечты?– Я? Интересно, чем это ты меня кормишь, тут же есть нечего – не кура, а сущая колибри!– Вот и не ешь! А потом, почему это я тебя кормлю? По-моему, это ты меня кормишь!– Ну конечно, продал одну-единственную акварельку, и это называется прокормил…– Да я не о том, дурашка! Кто меня в магазин не пускает? Кто сумки запрещает таскать?! То-то… Сам выбирать не умеет, а потом на куриц ругается! Да еще на вопросы мои не отвечает…– Дай поесть – хуже будет! А то у нее все мечты, мечты… Мечтопомешанная… Хватит мечтать! Ты работать когда собираешься? Роман обещала к маю закончить. И главное, мне читать не дает – я весь уж изныл тут от нетерпения! Интересно же…– Говоришь, работать когда?! – Вера с деланным возмущением вскочила и принялась мутузить противника колючими кулачками. – Да ты же мне и не даешь! А на самом деле, знаешь… – Она неожиданно прервала свое занятие, разулыбалась и уселась на колени к Алеше, обхватив его шею руками. – Бывает же грустно… правда?– Это когда понимаешь, что все сбылось?Она кивнула. Алексей засмеялся:– Ну, во-первых, не все! Нам еще знаешь сколько успеть надо всего… А потом, какая тут грусть, если человек жил, весь замурованный в гипс, а потом с него этот гипс сняли! А тебе бывает грустно?– Иногда.– А почему? – Он немного нахмурился и крепче сжал ее тоненькое запястье.– Потому что исчезает предвкушение… Ну, когда все впереди, понимаешь? Предвкушение счастья – вот оно, близко, лови! И ты стоишь в воротах и понимаешь, что мяч сейчас будет твой! А это такое чудесное чувство… Кстати, цени – для тебя постаралась, объяснение для дураков – ты же болельщик буйнопомешанный!– Предвкушение, говоришь! – Он подхватил ее на руки и через весь коридор понес в гостиную. Опустив на диван под старинным зеркалом, нежно поцеловал со словами: – Это тебе за футбол!А потом слегка откинулся и заглянул в сиявшие влажным глубоким блеском глаза.– А ты предвкушала, что вся эта наша кутерьма с братом и сестрой может закончиться… вот таким светом? Или чем-то подобным… Этим вот утром, когда андрогинчик наш гуляет по травке целенький, а не разрубленный пополам!– Андрогинчик ты мой! – Вера расцвела улыбкой и зашептала на ушко: – Не знаю… Может, и было что-то такое. Такое предчувствие, что это особое испытание и, если мы его выдержим, все будет хорошо… Уж очень все это было… как… во сне. Невероятно и ирреально. Клад…Золотая рыбка… И мой отец! Вот он один был реальным во всей этой странной истории.– И ты получила все, о чем мечтала, моя столбовая дворянка! – Он бережно развел ее руки и шепнул: – Погоди… Сейчас приду.И когда Вера осталась одна в этой волшебной комнате, которую полюбила с первого взгляда, с первого своего появления здесь, – в комнате, населенной прошлым, она приподнялась с дивана и взглянула на себя в зеркало.Ее глаза еще больше позеленели за эту весну – они стали подобны цвету молодой прозрачной листвы, сквозь которую светит солнце…Она взяла лежащие возле зеркала на комоде бесценные изумрудные серьги и приложила к ушам. С той самой минуты, как прочли они с Алексеем послание, поведавшее о печальной судьбе юной Катерины, Вера наотрез отказалась их надевать… Но все же не могла иногда устоять против искушения примерить перед зеркалом вот так, не вдевая… И сейчас, любуясь густыми снопами лучей, бьющих из бесчисленных изумрудных и бриллиантовых граней, она подумала: «Интересно, какой была Катерина… И Олена. И та хозяйка зеркала, которая умерла после того, как оно треснуло… Похожа я хоть сколько-нибудь на одну из них? Или во всех нас есть черты сходства?..»Она не знала, что была почти точной копией матери Катерины – венецианки Вероники Франко, шесть веков назад владевшей серьгами, которые подрагивали теперь в ее руках! Серьги эти были на Веронике, когда обручалась она с дожем Венеции, а на пальце сверкало кольцо, сделанное к серьгам, – свадебный подарок мужа. И кольцо это Вероника отдала, чтобы муж швырнул его в волны на церемонии обручения с морем вместо маленькой золотой рыбки, что была заранее для того изготовлена. Но Вероника ни за что не пожелала пожертвовать этой рыбкой… которая ее погубила! Рыбкой, которая добралась до далекой России, чтобы извести целый род… Рыбкой, которую наша современница – просто москвичка – зашвырнула в бездонное чрево земли. И стала свободной!Ничего этого Вера не знала. Как не знала и Вероника о страшной разрушительной силе, заключенной в прелестной и безобидной на вид безделушке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики