науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вот она перехлестнула через край, потекла по россыпи золотых, перекрыла нитки мертвого жемчуга, перепутавшегося с сапфирами, стала подниматься вверх по Алешиным сапогам… Но он успел нагнуться и схватить свиток, лежащий поверх драгоценностей. Размахнулся и кинул его наверх – Вере.Она побелела как смерть, крик в горле захлебнулся от ужаса. Машинально, не понимая, что делает, Вера царапала ногтями землю у края ямы.– Любимая моя! – Алексей глядел на нее, погружаясь в колеблющуюся пучину, и взгляд его был спокоен и светел. – Прости за все! Но это, верно, к лучшему… Я не смог бы жить рядом с тобой, но без тебя. Прощай!При этих словах ее оцепенение прошло, из глаз хлынули слезы, и, рыдая, Вера смотрела, как медленно, неотвратимо он погружается в бездну… Внезапно в безотчетном порыве она сорвала с себя золотую рыбку и швырнула ее вниз, в эту предательскую могилу, к его ногам… Хлюпнув, рыбка ушла под землю. И в тот же миг погружение замедлилось, а сундук – один край его все еще торчал из трясины – вздрогнул и остановился. Словно на перепутье – выбирая между свободным пространством, воздушным дыханием и раскрытым жадным чревом земли…Все так же машинально и безотчетно Вера стала шарить руками, стараясь нащупать свиток, брошенный ей Алексеем. Не найдя его, она, как загнанный зверь, начала озираться по сторонам и увидала, что он откатился в сторону и лежал возле мотка проволоки. Сразу сообразив, что делать, и крикнув «Держись!», она метнулась к добыче – к спасительной проволоке…– Только бы успеть! Только бы успеть! – шептала она в горячке, трясущимися руками разматывая проволоку.Кинувшись к каминной решетке, Вера замотала вокруг ее прутьев один конец проволоки, а другой бросила в яму Алеше. Тот сразу поймал, ухватился и начал подтягиваться, с неимоверным трудом стараясь вытянуть завязшие ноги.Ах, как не хотела чертова пасть отпускать свою жертву!Веру колотил озноб – она видела, что проржавевшая решетка трещит и ломается, еще мгновение – и она не выдержит тяжести, а Алеша сорвется вниз… Она подбежала к яме, протянула руку, прекрасно понимая, что вытянуть его у нее сил не хватит… Но вот его руки коснулись края, одна нога подтянулась и оперлась о край коленом… В этот момент решетка не выдержала и сорвалась, по пути саданув Алексея в висок. Каким-то чудом он все-таки удержался на самом краю. Вера, одной рукой впиваясь в землю, чтобы удержать равновесие, другой изо всех сил вытягивала его наружу… Вот уже и второй ногой зацепился он за неспешно осыпающийся край ямы… и выбрался на поверхность.В тот же миг торчащий край сундука ухнул в жижу. С плотоядным чавканьем земля проглотила свое добро! 23 Как долго стояли они обнявшись! Чуть раскачиваясь из стороны в сторону у самого края ямы… С ног до головы перепачканные, измученные, они сияли от счастья, снова получив в дар от жизни возможность быть рядом и касаться друг друга…– Господи, я не верю, я не хочу верить, что ты мой брат! – стонала Вера, припадая к его груди. – Ты любимый мой, мне предназначенный! Господи, какое счастье, что ты уцелел… Пусть я грешница, пусть меня накажут – но не могу больше… я хочу быть с тобой!– А может быть, мы просто одно целое, которое в мифические времена звалось андрогином? – улыбался Алексей, вытирая слезы с ее лица.– Андрогины – это гермафродиты, что ли? – с капризной гримаской всхлипнула Вера.– Дурочка, это наши предки… ну, по крайней мере, так считали древние греки. По их мнению, предки людей были трех родов: мужчины, женщины и андрогины, у которых были признаки обоих полов. И этим они страшно гордились! А Зевс рассердился на них – чего, мол, гордиться-то!.. – и разрубил каждого вдоль, чтобы с тех пор они мучились и искали свою половинку. И тот, кому это удавалось, вот как нам с тобой, находил свою любовь! Он нежно поцеловал ее в кончик заплаканного носа.– Давай поскорей выбираться отсюда. Ночь!Им обоим стало не по себе… Радость спасения на миг заслонила весь кошмар пережитого. Но теперь все случившееся разом встало перед их мысленным взором. Взявшись за руки, они подошли к краю страшной могилы, постояли молча с минуту, прощаясь со сгинувшим в ней человеком. Ни у одного, ни у другого ни на секунду не возникло и тени злорадного мстительного чувства – человек уже поплатился за все, и поплатился ужасно! Не дай Бог такой кончины даже самому закоренелому злодею… Однако небеса приговорили Аркадия именно к ней!Быстренько завернув в кусок брезента свои инструменты, они бросились прочь из старого дома. Свет фонаря, словно припадочный, бился в истерике, освещая им путь. Выбравшись наружу через окно, они увидели, что на дворе черным-черно. Только высоко над головами в иссиня-черном небе застыла круглая всевидящая луна. Полнолуние!Алексей посмотрел на часы – было четверть одиннадцатого.– Значит, дома будем около часа, – прикинул он. – Отмоемся, выспимся… Устала, малыш? – Он прижал ее к себе.Как чудесно было снова вдыхать запах ее волос! Это и означало – жить…– Лешенька… – Вера, смутившись, выскользнула из-под его руки. – Я все-таки не знаю… это был порыв – там, у ямы. Ты и сам понимаешь…– Ты хочешь сказать, – помрачнел он, – что мы снова будем играть в эти игры – в братика и сестру?– Я не знаю. Я совсем запуталась. Знаешь, душа мне говорит, что можно, что мы должны любить друг друга и ничего запретного в этом нет… Такое абсолютно интуитивное чувство… А вот разум!– Давай сейчас не будем об этом. Утро вечера мудренее…– Как? – Эти его слова мгновенно напомнили ей отца Александра.– А так – сообразно старинной мудрости! Пошли, пошли, давай-ка к машине, ты вот эту сумку бери – она полегче, а остальное я понесу.– А свиток, свиток! – вспомнила Вера. – Где наш спасенный свиток? Спасенный и спасший… он ведь тебя спас!– Как это – он? – удивился Алексей, потрясая над головой старинным свитком, который он предусмотрительно спрятал за пазуху.– Да так… Он откатился точнехонько к мотку проволоки, про который я напрочь забыла. А он мне напомнил! Давай поглядим, что там!– А может, утром? На свежую голову? Честно говоря, с меня хватит!– Утро вечера… – Какая-то мысль не давала Вере покоя, но, похоже, она сама еще толком ее до конца не осознавала.Скорым шагом они спустились к машине, преспокойно стоящей там, где они ее и оставили. Только рядом – чуть-чуть поодаль – желтел старенький осиротевший «мерседес».– Может, в город его отогнать? – предложила Вера. Сердце ее сжалось – они были живы, здоровы и при всех превратностях судьбы – все-таки были вместе… Вся жизнь впереди – лучшая ее часть, когда, натыкавшись по молодости, как слепой щенок, по углам, человек обретает зрение, обретает вкус к жизни… А Аркашка! Хотя и был он скотиной бессовестной, а все же живая душа…– Здесь оставим. Кому-то приглянется… Ты простила его? – Алексей резким движением повернул ее лицом к себе и заглянул в глаза. – Я – нет! И не надо его жалеть – поделом получил. Лучше подумай, что он хотел с нами сделать… Он тебя не жалел!– А кто тебе сказал, что я его жалею? Просто всегда жаль, когда чья-то жизнь ломается. Мог бы человеком быть… Он ведь умер намного раньше, понимаешь? Душа его умерла, жаль!– Ладно, пошли. – Алексей отпер дверцу машины и стал укладывать в багажник вещи. – Садись впереди, теперь я поведу.Когда оба уселись, Вера включила лампочку и протянула руку:– Давай!Алеша молча отдал ей старинный свиток.– Только поаккуратнее с ним, вообще-то надо бы в специальные условия хранения его поместить, защитить от всяких воздействий вредных – света, воздуха, – он же невесть сколько взаперти под землей пролежал, того и гляди – рассыплется…– Я все понимаю, милый, но ничего не могу с собой поделать… Слаба! Пресловутое женское любопытство! Ну сам ты разве сможешь спокойно ехать до самой Москвы, когда за пазухой такое! Может, в нем разгадка тайны рода…– Сыт я по горло тайнами рода… Ну давай, разворачивай! Только осторожнее…Они склонились над кусочком холста, соприкоснувшись висками, и дыхание их смешивалось над старинными записями, которые содержались внутри.– Тут послание! С ятями! – вскрикнула Вера, когда холст был развернут и их взорам открылось письмо, написанное на плотной полуистлевшей бумаге. – Ой, у меня от волнения в глазах двоится, читай!– Сейчас попробуем… – Алеша немного помедлил и начал читать чуть ли не по складам, с трудом разбирая буквы:
«Добывшему сие открываю волю барина моего, его высокоблагородия Даровацкого Павла Андреевича, завещавшего мне после кончины своей схоронить навеки сей клад. Чтобы не пустить его вновь в мир сей губить души человеческие, просил меня господин мой приложить к бесовскому сокровищу сию записку. И открыть в ней источник всех бед его рода – тайну, сгубившую множество предков его и его самого. Древний род Даровацких берет начало во тьме времен – в четырнадцатом веке. Тогда появилась у нас в Москве родовитая девочка-венецианка – дочь тамошнего правителя – по-ихнему дожа. Как она попала в Москву – доподлинно не известно, только знаем, что сделано это было по воле умирающей матери – отец ее к тому времени уж погиб от вражьей руки. При девочке той – Катерине – был сей сундук с золотом и драгоценностями – ее приданое, посланное за нею матерью. Определили ее в дом знатного боярина Кудеярова, где она должна была содержаться вплоть до совершеннолетия, – а там ей положено было замуж идти. А Кудеяров воспылал сердечно к Катиному приданому, и не захотелось ему отдавать сие сокровище в чужие руки. И определил он девочку в Новодевичий монастырь, а приданое ее при себе оставил. Однако девочка была памятливая и смышленая – она помнила и про материн завет, и про сундук с золотом. От всего богатства осталось при ней одно нательное украшение – золотая рыбка сверкучая, которую носила она на груди тайком от монашек. Росла Катерина, стала девушкой взрослой, красавицей необычайной. Волос темный вьется, глаза блестят, что маслины их итальянские, носик тонкий, прямой, ноздри выгнуты – с норовом и с упорством девица росла! И повадился в монастырь на молитву ходить молодой купец Водопьянов. Приглянулась ему молодая монашенка, да и он был парень рослый да видный – волосом светел, глазом остер. И Катерина полюбила его всем сердечком своим, и любовь их творилась медленно – не спеша разгоралась, потому что купец наш морским путем с Венецией торговал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики