ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


«Разве вокзал в эту сторону?» Ц удивился Астом.
«Опять задаёшь ненужные вопросы?» Ц укоризненно заметила Даки.
Они молча протанцевали несколько шагов по переулку и оказались перед ка
литкой.
«Здесь я живу, Ц сказала Даки. Ц Заходи гостем будешь!»
Огромный пёс с львиной мордой зарычал, натягивая цепь, но Даки осадила ег
о порыв:
«Сидеть, Лев! Свои! Запомни Ц свои!» Ц убеждающе приказала хозяйка.
Затем Даки толкнула незапертую дверь и пропустила вперед Астома.
В прихожей было почти пусто. Кран над раковиной слегка подтекал, как бы пр
иглашая вошедших умыть руки. Даки так и сделала. Грациозно бросая Астому
рушник, сказала:
«В саду есть душ. Смой, пожалуйста, всё старое, что принес внутри и снаружи!
А потом, не одеваясь, проходи в горницу».
Пройдя в сад, путник осмотрелся.
Кругом чувствовалось присутствие Зелёной Тары. Ни один листик не был пов
реждён червём, не был покрыт пылью.
Душ был аккуратно отгорожен чистой импортной занавесью с Драконами, выш
итыми китайскими мастерами.
Перед входом стояло плетеное кресло, на которое можно было сложить одежд
у.
Собравшийся ехать в Петербург, разделся здесь.
Раздевшись здесь, понял, что так просто не уйдёт отсюда.
Когда Астом включил душ, одновременно с водой включилась и музыка, источ
ник которой был искусно спрятан за занавесью.
Путник услышал звуки индийских Раги, которые хорошо омывали душу от мирс
кой суеты.
«Тщательно вымывшись, Астом вытерся полотняным рушником, оставил его вм
есте с одеждой на кресле и направился в дом.
Собачий Лев, лёжа, спокойно смотрел на него, положив голову на лапы. Казало
сь, он понимал каждую человеческую мысль.
Дверь в горницу была приоткрыта.
Обнаженная Даки сидела на полу, покрытом домотканым ковриком.
Когда Астом вошёл, она жестом пригласила его сесть напротив.
«Дай-ка я посмотрю на тебя «тратаком»* Ц сказала она. Ц Не моргай!»
Астом вним
ательно посмотрел её фигуру и попытался что-то сказать.
Даки подня
ла руку и приложила свой палец к его губам.
«Я сама скажу, когда пойму, чё те надо Ц сказала она, копируя деревенскую
женщину. Ц Смотри мне в глаза и, хоть плачь, но не моргай, пока не скажу!».
Астом нырнул взглядом в её расширенные зрачки и захлебнулся.
Захлебнулся от переполнивших его чувств.
В глазах девушки была пустота, но в этой Пустоте пульсировала Любовь.
Не та любовь, которую мы испытываем по отношению к близкому, к ребенку, к м
атери, к дому, к родине, к игре, к нации, к религии, к Богу, наконец, Ц это была
безответная Любовь Солнца ко всему, что его окружает.
Даки увидела, что он задыхается в её Космосе, и дала ему всплыть:
«Не жадничай! Ц улыбнулась она. Ц Хватит на всех!»
Звуки её слов вернули гостя в реальность и он, с послушанием пациента, сно
ва подставил ей свои зрачки.
Даки всмотрелась.
Она была знакома с досье рекомендованного по файлам АКАША, но то, что она у
видела, отличалось от досье так же, как отличается текст книги от кино.
Сначала перед ней развернулась картина его настоящей жизни.
Троякое возвращение к жизни Ц всё ради Этого.
Три экспедиции Ц ради Этого.
Три расторгнутых брака Ц ради Этого.
Трое оставленных детей Ц ради Этого.
Три жены у отца Ц тоже ради Этого.
Три жизни в одной Ц ради Этого.
Три человека в одном Ц ради Этого… И много ещё чего Ц всё ради Этого.
Это Ц несказуемое, невыразимое, немыслимое, но любимое. Этим было стремл
ение познать Космическую Любовь.
Потом, за маской настоящей жизни стали мелькать маски предыдущих.
В конце концов на неё глянул Сфинкс.
Зверочеловек уловил момент чужого взгляда, взъерошился, и спросил:
«Кто посягнул на мой покой?!»
Даки не испугалась. Она знала свою неуязвимость. Это в текущий момент она
Ц Даки, а без этого она всемогущая Ларуна.
Центр галактики направлял её движения, и никто, ни один Бог не в силах
был остановить Замысел Центра.
* - «Тратак» Ц разновидность глубокого взгляда, когда зрите
ль смотрит в душу. Если не моргать, то лицо наблюдаемого начинает менятьс
я, показывая разные маски предыдущих воплощений. Моргнувший Ц выключае
т видения.
«Ага! Ц поняла Даки. Ц Теперь я знаю, откуда у моего пациента привычка за
давать вопросы. От Сфинкса! Придётся их разделить в том времени. А сфинксо
в отправить к их Создателю!» Ц решила она в уме.
Просмотрев глаз-в-глаз файлы бытия, Даки открыла файл небытия.
Она увидела, что в промежуточном состоянии между смертью и новой жизнью
её пациент совершил много подвигов. В каких только созвездиях этот ганд
харва не побывал! И встречая Космическую Любовь, он пользовался ею во все
х случаях жизни, как восточный воин Ц стратагемами.
Такая картина вполне удовлетворяла Даки. И она продолжала вглядываться.

Абитуриент с трудом выдерживал её взгляд. Глаза резало с непривычки, сле
зы текли по щекам, взор застилало, но он не моргал.
Окружающие предметы перестали быть видимыми для пришедшего пациента, и
бо спектр земного света стал несовместимым с космической радужной обол
очкой Даки.
Не только предметы, даже лицо Даки пропало, оставались только глаза.
Эти глаза каждую секунду менялись. В один момент они были человеческими,
в другую Ц птичьими, в третью Ц кошачьими, в четвертую Ц пчелиными, в пя
тую Ц глаза сверкали солнечной вспышкой, в шестую Ц мраком ночи, затем о
пять становились человеческими…
Наконец Даки позволила ему моргнуть.
«Только, пожалуйста, не три глаза! Ц предупредила она его, вставая.
Астом снова внимательно осмотрел её обнаженную стать.
И снова он убедился, что её тело не имело аналогов с земными девушками.
Оно было почти таким же, как у Иды, когда он её встретил на пляже нудистов и
задавал ей глупые вопросы об отсутствии пупка, странных сосков, безволос
ом лобке, и прочие.
Сегодня у него вопросов не было.
Вопросы вообще не возникали у него в уме, как будто из его природы был искл
ючен вопросительный знак. Это был символ того, что в нём что-то изменили.
«Не путай знак с символом! Ц сказала обнажённая, вставая на середину гор
ницы. Ц Знак может принимать вид чего-то, и действует как опознавательны
й ярлык. Символ же Ц всегда выходит за свои пределы. Символ Ц лишь указыв
ает на то, о чем нельзя сказать в каком-то конкретном случае».
Даки нажала ногой какую то невидимую кнопку на полу и сказала:
«Сейчас я проиллюстрирую тебе ряд символов. Повернись, и сядь так, чтобы т
ы мог видеть меня!»
Астом развернулся на голых ягодицах и сел, скрестив ноги.
С потолка полилась чарующая музыка.
Играли на каком то восточном струнном инструменте, и, как только закончи
лись вступительные аккорды, Даки начала танец.
Безостановочные, неповторяющиеся движения девушки вызвали у наблюдающ
его восхищение, от которого у него по телу прокатились волны мурашек.
Одновременно с музыкой в слуховых улитках гостя зазвучал голос.
Голос явно комментировал танец.
Комментатор начал с того, что пояснил значение имени Даки:
«Даки, или дакини, известны не только в Индийской культуре, н
о и в Тибете.
Тибетский эквивалент Ц это хайдама, что означает «свободная прогулка ч
ерез пространство».
Это пространство АКАША Ц жизненное пространство. «Прогулка через» Ц о
бозначает вид правильного понимания.
Это понимание пространства есть вдохновение ,
которое символически изображается в женской форме Ц дакини.
Дакини Ц инспирация открытости пространства».
Действительно, пространство горницы потеряло свои границы
. Стены, как мираж, маячили где-то далеко от танцующей.
Даки не просто танцевала, Ц она писала поэму любви в танце. Ни одно движен
ие не повторялось. Спортивные танцы с лентой или мячом, какие можно было в
идеть на стадионах, были лишь слабым отражением вдохновения Даки.
А невидимый комментатор продолжал:
«Богатая символика танца дакини указывает, что вдохновени
е открытости приходит не в одной, а во многих формах.
Этот танец Ц ряд грациозных движений, также выражает тот факт, что каждо
е движение является новой ситуацией.
Система постоянно изменяется, и каждый момент представляет новый случа
й для правильного понимания, нового чувствования каждого значения».
Комментато
р сделал короткую паузу, глотнув чего-то неизвестного, и продолжал певуч
им голосом:
«Посмотри
, как изменяется лалита Ц грациозное движение
танца.
В нем нет состояния покоя.
Лалита обладает сильным оттенком прекрасного.
Прекрасное здесь не отличается от Любви, и Любовь не отличается от того, ч
то она есть.
Когда мы пытаемся схватить или удержать её Ц она исчезает, как мираж».
«Мне кажет
ся, что я, в своих прежних жизнях, уже сосуществовал со своей Шакти», Ц под
умал Астом.
«Ты опять
путаешь! Ц отозвался на его мысль внутренний голос. Ц
Индуистский термин Шакти никогда не встречается в буддийск
их текстах.
Там существует понятие «Юм» для женского начала, а для мужского Ц «Яб».
Символическое совокупление Яб с Юм изображены на многих тантрических т
ханках, или иконах, как их неправильно переводят.
Но, как бы они не назывались, как Шакти, так и Юм чрезвычайно важны в Тантре
.
Чистота тантрического переживания реальна, вне вопросов.
Практикующий не должен думать: «Это действительно происходит Ц или я во
ображаю это?»
Переживание превосходит неопределенность».
Только теп
ерь пришелец понял, что все странные движения её тела по пути в этот дом, т
акже, по сути, представляли танец. Она дышала вдохновением.
А Даки не пе
реставала танцевать.
Она подходила всё ближе и ближе к пришельцу, и теперь танцевала уже в полу
метре от него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики