науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Солома серьезно задумался. Он знал, что у Бандеры были хорошие связи с дубачьём через его дружка Ткача, и он частенько не только затягивал стрёмные груза через них, но и навещал своих дружков, когда сидел на новом корпусе. Солома и сам даже как-то обращался к нему, чтобы затянуть полотна по металлу, резаки и материал для ширпотреба. А зачем может обратиться к нему Протас?
Ну, конечно же… Бандера сидит по соседству с Ольгой, и наверняка уже уровнял там с ментами, среди которых наверняка есть его знакомые. И сможет запросто устроить встречу Протасу с Ольгой, тем более что у Протаса есть бабки.
Солома уже совсем забыл через кого он, можно сказать, познакомился с Ольгой. И теперь ему очень не хотелось, чтобы Протас имел возможность наладить с ней отношения, потому что эта девушка уже не давала ему покоя и он постоянно думал о ней.
Но в данный момент он размышлял над тем, как не дать Протасу через Бандеру встретиться с Ольгой. Запретить этого он, естественно, ему не мог. В конце концов, не придумав ничего лучше, он решил под предлогом благодарения за деньги в котёл и за свой собственный гашиш навестить хату 15А и попытаться на месте разобраться в ситуации. Может и удастся что-либо предпринять. А заодно и сам Ольгу навестит, там рядом. Мысль об этом сразу согрела Солому, и он пожалел, что старший кум выйдет только во вторник.
– Паха, где марка была большая? – спросил он. Паха дал ему сложенный носовой платок и Солома достал свою фотографию и приложил к нему. Он решил сделать для Ольги красивую марку со своим изображением. Та, что была послана ей раньше, может не напоминать ей о нём, когда она будет на неё смотреть. Он решил сразу отослать её вместе с фото лучшему художнику. Представив, как она будет смотреться, он вздохнул, и, сев на шконку и мечтательно глядя куда-то в одну точку, достал тетрадь с ручкой. Когда написал художнику, что нужно нарисовать, он отослал всё ему и, не дожидаясь ответа от Ольги, стал писать ей ещё один малёк.
* * *
Протас плохо спал в эту ночь, хотя почти все сокамерники спали и в хате была тишина. Он ждал ответа от Ольги, одновременно размышляя, как бы отвадить от неё Солому. Бандере, судя по его мальку, «портфели» и «политика» не были нужны. Протас вспомнил, как Бандера отзывался о своих прошлых сокамерниках, когда сидел по соседству в восемь шесть. Поначалу они жили вместе, но потом Бандера написал ему, что ушёл из этой блатной семейки и живёт сам, потому что эти люди ему не нравятся. Протас даже вспомнил, как он описывал некоторые их поступки и как возмущался потом, когда выяснилось, что двое его бывших семейников, после того как их осудили и отвезли в лагерь, надели повязки. Из всего этого Протас предполагал, что Бандера не желает связываться с какой бы то ни было ответственностью, потому что ему просто не нравится контингент. Это было и понятно. Втсупающих в актив и надевающих повязки первоходов можно было понять, их жизнь за колючкой только начинается, и они определяются, кем будут по этой жизни. Но когда гнут пальцы уже на строгом режиме, а потом ссучиваются, это черным очень не нравилось.
Протас даже сам ещё не знал, как сложится его судьба за решёткой. Он сидел в первый раз и пока только думал, что сможет обойтись без привилегий «вязаных», но уверенным не был. Поэтому он прекрасно понимал Бандеру, половину первого срока проведшего под крышей, когда в ШИЗО ещё не разрешали матрасов на ночь, не выводили на прогулку и кормили через день.
Но если не Бандера, то кто ещё может повлиять на ситуацию в тюрьме? Протас стал перебирать в памяти авторитетов…
– Восемь семь, – отвлёк его от размышлений голос Валька из кабуры.
– Говори, Валёк, – отозвался Протас.
– Подойди, Паха, – потихоньку как-то проговорил голос из кабуры и Протас нехотя поднялся и подошёл, думая, что ему опять что-нибудь нужно из продуктов.
– Да, говори, – сказал он.
– Ещё один малёк идёт на неё, Паха, – тихо проговорил Валёк.
– Оттуда же? – беспокойно спросил Протас.
– Ну.
– А ответа не было?
– Нет пока.
– Ну ладно. Если обратка пойдёт, шуми, – сказал Павел, стараясь говорить спокойно. Если до этого у него ещё были слабые сомнения в намерениях Соломы, то теперь уже точно было всё ясно.
* * *
«Ты смотри, какая любвеобильная. Ну, принцесса…», – думал Плетнёв, читая очередной малёк Ольге от Соломы. Ему всё не давал покоя вопрос, что же это там за красотка сидит такая, что за ней бегают, судя по малявкам, не только смотрящий за тюрьмой и ещё несколько человек, но и кум этот, Шаповалов. То, что опер проявляет к ней непрофессиональный интерес, было видно сразу. «Чем же она могла вас всех так завлечь? Неужели красавица такая? – продолжал размышлять Олег. – И почему отвечает взаимностью только этому Юре с 15А? Чё там за принц, интересно? Или, может, он её просто за конфеты купил? В тюрьме-то тёлки и за конфеты могут любить».
Он запаял малёк обратно. Подумав, он также упаковал красиво разрисованный платок, который шёл на неё же с этой же хаты раньше, но он решил оставить его себе. Теперь Лупатый объяснил ему, что это хата положенская, и могут быть проблемы.
Такую марку, конечно, отдавать было жалко, но Плетень уже решил пропускать теперь всю почту. Синяки от побоев начали уже сходить, и злость на блатных проходила. К тому же завтра Лупатого и остальных, кто замаран в съедании чужих грузов и будет молчать, раскидают по хатам и закинут новых. А так как тут и без того малолетки с 19 поднимали кипеш за стрём, который шёл на них с 91, то при последующих инцидентах точно раскусят, где оседают груза, если об этом будут знать слишком много народу. Теперь Олег решил забирать только мальки, которые заказал Шаповалов.
– На, отправь, – отдал он малёк с грузом Лупатому и, усевшись по-турецки и подперев голову рукой, задумался об Ольге. «А что, если там в натуре просто шалава такая красивая, что на неё тут полтюрьмы вместе с кумом клюнуло? Может, её в натуре тут потрахивает народ? Подкачу-ка я тоже, уж больно интересно, чё там за красотка. Ладно арестанты, им и не первой свежести тёлка в тюрьме может Мадонной показаться. Но опер… Короче, подъеду с прямым вопросом. Может, в натуре удастся затянуть её в стакан или даже в соседний отстойник женский, который постоянно пустует?»
– Чё задумался, Олег? – прервал его размышления Лупатый.
Плетень повернул к нему голову и по его лицу сразу понял, чем закончится этот разговор – Лупатый предложит ещё втарить. Защитная реакция в мозгу сработала моментально.
– Да вот думаю, откуда мусора могли узнать, что мы тут химку курим? Вроде ж никого не дёргали, застучать никто не мог…
– О-о-о, им дёргать не обязательно, чтоб всё узнать, – блеснул своими познаниями Лупатый. – Стукачки ихнии просто малявы пишут в определённые хаты, где кумовские тихушники сидят, и всё к куму попадает. А с чего ты взял, что мусора узнали? Уже бы со шмоном залетели…
– Залетели… Ты чё, думаешь, меня щас кум дёргал? Сказал, если я не отдам или не скажу где, всех вывернут и дубинами ещё пройдутся. А она у меня в кармане лежала… Чё мне оставалось делать?
– О-ё-о, – Лупатый схватился за голову, – я только хотел взять у тебя немного. Хули, завтра в хату уже поднимут… – Лупатый с угрюмой гримасой повернулся и осмотрел всех остальных. – Кто же сдал, ссука, а?
Плетень тоже глянул на всех для порядка, радуясь своей находчивости, проявленной как раз вовремя. Оказывается, Лупатый хотел ещё и не просто втарить, а взять с собой в хату немного. Смеясь про себя над Лупатым, Олег сделал серьёзное лицо и сказал задумчиво:
– А может, просто через дверь унюхали?
* * *
Получив маляву, адресованную Юрию от Ольги и дождавшись, когда Юрий не выдержит и попытается отправить ей ещё один малёк, Бандера сжёг оба «письма» и кое-как заснул. К прескверному настроению и даже злости на Юрия вдобавок ещё и проснулся гайморит, не дававший о себе знать уже с полгода. Сон, само собой, приснился под стать душевному состоянию. Как будто Бандеру завезли этапом в тюрьму города Иваново. В этом городе невест в его сне даже в тюрьме правили женщины, а мужских камер было примерно столько же, сколько в других тюрьмах женских. Смотрящей за тюрьмой была самая красивая из заключённых по имени Ольга. Та самая Ольга, которая уже сидела в его сознании. И из всего мужского этапа, которых так ждут женщины, ей понравился самый зачуханный лох по имени Юра. Это настолько задевало Бандеру, который мало того, что считал, что такой лох просто недостоин такой девушки, так ещё и сам уже настолько увлёкся ей, что просто трудно было дышать. Проснулся он от того, что задыхается. Подняв голову и осмотревшись, он понял, что всё это ему приснилось и попытался облегчённо вздохнуть, но нос был забит и получился вздох больного.
– Заболел? – спросил Вано.
– Похоже, – проговорил Бандера и спрыгнул на пол. В хате стояла непривычная тишина, почти все, кому было где спать, спали. Юрий храпел прямо на полу, благо матрасы были покрыты чистыми одеялами. Витяй и остальные тоже мирно посапывали. Не спал только Вано с Потапом и ещё несколько человек, читающих книги.
Проходя к умывальнику, Бандера кивнул головой Вано, чтобы тот пошёл за ним. Открыв воду, он попытался высморкаться, но ничего не получилось, в носу всё закоксовалось.
– Ничё не было больше? – потихоньку спросил он подошедшего Вано.
– Не, ничё. После тех мальков, что тебе отдал, ничё не было, – ответил он.
Бандера удовлетворённо кивнул и сделал ещё одну попытку высморкаться, и снова безрезультатно.
– Тебе соли надо накалить, и через марку ко лбу прижать возле переносицы, – участливо подсказал Вано.
– Горбатого, вон, учи, – кивнул Бандера на кран умывальника и, хлопнув его по плечу, пошёл к окну.
Петрович спал, и он решил сам заварить себе чаю и попить горячего. «Может, полегчает?» – думал он, ища чифирбак. На месте его не оказалось, и Бандера увидел его на импровизированном столе на полу возле батареи, как раз у головы Юрия. Возле чифирбака стояла чашка с нарезанными дольками лимона и несколько кружек. С ненавистью глянув на лицо спящего Юрия, он открыл крышку чифирбака и обнаружил там уже заваренный чай, но холодный.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики