науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но так как ещё неясно было, что там произошло и не грозит ли это действительно настоящим бунтом или голодовкой, Солома всё равно нервничал, потому что в любом случае у него будет огромная головная боль. И ещё неизвестно, закончится ли всё благополучно или ему самому ещё и придётся вести людей или выдвигать какие-то требования.
Наконец корпусные пришли заканчивать проверку и сразу открыли дверь его камеры. Оказывается, до него не дошли буквально метра, когда донёсся шум и они убежали на старуху. Но Дунаева с ними не было, и Солома сразу спросил у заступающего корпусного, который даже ещё не до конца отдышался, считая их.
– Чё там случилось, командир?
– Малолетки стену разломали в один девять.
– Бежали?
– Да нет, – ответил корпусной и улыбнулся. – Девок залезли потрахать. Скоро, наверное, придётся тебе пообщаться с ними, а то щас начнут жалобы строчить. Сами же должны были понимать, что их за это по головке не погладят.
Солома сразу опустил голову и прикрыл глаза рукой. Ему было всё равно, что там побили малолеток, которых даже в карцер нельзя было сажать, не то что бить. Тем более что досталось им действительно, оказывается, за дело. На самом деле, ему стало даже плохо от того, что с один девять малолетки могли пробить кабуру только в один восемь.
– Вот дают, пиздюки! – восторженно воскликнул Паха, когда дверь закрылась.
– Ну ни х…я себе, малолетки, бля! – оживились остальные, и все принялись живо обсуждать эту новость.
Один лишь Солома не раскрывал от восхищения глаза, как остальные, и не улыбался. Он один угрюмо молчал. Сама мысль о том, что Ольга даже просто находилась там, сдавливала ему лёгкие и ему было больно дышать. А подумав, что она могла ещё и заниматься с кем-то сексом, он даже зашатался и сел на шконку, чтобы не упасть. Голова немного кружилась.
– Ты чё, Сань, – спросил Паха, заметив его состояние.
Солома ничего не мог сказать, только отрицательно покачал головой.
– Из-за пацанят, что ли? – пытался ободрить его Паха. – Да брось ты, этих хоть бей да забейся, для них это только приключение. Потом ещё хвастаться этим будут. Молодые. Это тем, кто здоровье по лагерям оставил, это чувствительно, а этим…
Солома с трудом понимал, о чём говорит Паха. В голове крутилось только одно: «Не трахалась ли ни с кем Ольга?» У него самого даже мыслей не было похотливых начёт неё, чему он и сам даже удивлялся. К ней тянулась его душа. А свои интимные потребности он удовлетворял как обычно, вручную. Причём представлял при этом даже не Ольгу. Она казалась ему таким хрупким и нежным существом, что максимум, что мог позволить он пока себе в своих мыслях, это обнять её, легонько поцеловать и потихоньку прижать к себе.
Он не выдержал и написал ответственной за их хату Косе, чтобы рассказала подробно обо всём, что происходило. Он, конечно, понимал, что она не расскажет ему, кто и с кем трахался. Но была большая надежда, что она хотя бы его успокоит.
– Пусть отправят по срочной, – сказал он, сунув малёк в кабуру.
* * *
В камеру один шесть Ольга попала вместе с Верой, Тамаркой Богадулкой и ещё двумя швабрами, которые и на свободе жили в подвалах. Из блатной семейки она была единственной, и это сразу поняли её новые сокамерницы по её одежде и «приданному». Она была в хорошем махровом халате и мягких пушистых тапочках, и помимо целой сумки вещей принесла ещё два полных пакета продуктов. А когда она вышла ещё раз на продол и вернулась с телевизором, по тюремным меркам считавшимся большим, и к тому же он был цветным, то сразу же стала в камере самой желанной. Ей тут же выделили приличное место. Правда, здесь тоже камера была переполнена и ей сразу сказали, что спать будут по очереди, так как цивильных арестанток здесь было вдвое больше, чем спальных мест в блатном углу.
– Да нормально, в тесноте да не в обиде, – с улыбкой ободрила её Настя, которая здесь рулила. – Ну, что там у вас случилось?
Ольга посмотрела на своих новых семейниц, которые её встретили и во все глаза смотрели на неё, ожидая услышать из первых уст причину этого шума. Одна из них, которая представилась Мамой и сейчас переливала из кружки в кружку заваренный для встречи чай, остановилась, чтобы звук льющейся воды не мешал рассказу.
– Да лучше вон у них спросите, – кивнула Ольга на свою первую семейницу Веру и на Тамарку. – Они лучше знают.
– Не поняла, – удивлённо произнесла Настя. – Там что, без вашего ведома что-то делалось?
– Да потрахаться девчонкам захотелось, – вместо ответа сказала Ольга. – Малолетки дырку проковыряли и залезли к нам. Я просто не участвовала в этом, поэтому впечатлениями лучше они поделятся, чем я.
Все сразу повернулись на вновь прибывших, которые тоже изрядно потеснили другую половину камеры. Вера пристроилась к более-менее чистым девушкам третьей на их шконке и уже рассказывала им обо всём происшедшем. А Тамарка хоть и была хороша лицом и фигурой, но прозвище Богадулка дали ей не зря. Она сидела на шконке с тремя настоящими богадулками и восторженно рассказывала им и ещё двум любопытным, как приятно провела время.
– Оль, вы пока чаю попейте, я щас, – сказала Настя и пошла к Вере. Слова Ольги так взбудоражили и возбудили всех сидящих вокруг неё, что они округлили свои глаза и пошли вслед за не выдержавшей Настей, чтобы тоже услышать рассказ об этой оргии от тех, кто в ней участвовал.
– Мы щас, Оля, – извиняющимся тоном сказали они.
Девушка, пытавшаяся выйти последней, всё же решила соблюсти правила приличия и гостеприимства и осталась пить чай с Ольгой.
– Меня Катя зовут, – представилась она, протягивая ей кружку и восхищённо добавила: – Ну вы даё-о-те…
– Да я ж говорю, я не давала, – не поняла её Ольга. – Они вон трахались.
– Да-а, – качала головой Катя, с завистью смотря на Веру и даже на Тамару. – Вот повезло, блин, кому-то. А Коса трахалась?
Ольга утвердительно кивнула головой, отпивая глоток чая.
– А Звезда? – глаза Кати были раскрыты почти так же широко, как рот.
– Тоже, – просто ответила Ольга. – Наши все там кувыркались. Слушай, это же угловая камера.
А как вы тут связываетесь? Ну-у, малявки как отправляете?
– Да вон, – махнула рукой на окно Катя, которой было не до этого и она во все глаза смотрела на сидящих вокруг Веры своих подруг, – дорога с пятнадцать А, а они дальше отправляют. А ты чё не трахалась-то, Оль? Месячные?
Ольга вздохнула, поняв, что в тюрьме все женщины одинаковы и её здесь просто не поймут, если будет говорить о своей порядочности.
– Да я только с воли, – сказала она, покачав головой, чтобы не вызывать недоумение. – Не голодная ещё.
– А-а, – протянула Катя. – Тебе легче. А когда смотрела на них, не хотела?
– Нет, – ответила Ольга и попробовала ещё раз уйти от этой темы. Прекрасно зная, куда перекинули Косу и остальных, кроме Ленки, которую распределяли уже когда дверь за Ольгой закрыли, она спросила: – А как сейчас узнать, куда девчонок закинули наших? Косу, Звезду?
– Это уже вечером, когда дорогу запустят. Или после ужина попробуем покричать, когда всё уляжется. А малолетки какие были, не по пятнадцать лет хоть? У них там хоть выросло всё?
– Да я не видела, – сказал Ольга, уже замучившись от этих вопросов и, чтобы окончательно уйти от них, спросила. – А в пятнадцать А сейчас можно отправить? А то мне написать тут нужно, где я.
– Да-да, конечно. У нас с ними постоянная дорога натянута, – ответила Катя и, видя, что Ольга раскрыла тетрадь и начала сразу писать, сказала: – Ну ты пиши пока, я пойду послушаю.
Ольга облегчённо посмотрела ей вслед и, подумав, всё же решила написать Соломе сейчас, а отправить вечером, чтобы первой рассказать ему о случившемся. Ей уже не хотелось, чтобы он сам первым узнал об этом и думал об Ольге плохо. Она чувствовала, что начинает испытывать к этому человеку какие-то чувства. Ни перед Шаповаловым, ни даже перед Юркой, про которого уже почти не думала, ей не было так неудобно за то, что про неё могут подумать, будто бы она тоже принимала участие в этой оргии с малолетками.
* * *
– Ну рассказывай, – зло бросил Шаповалов сидящему напротив него Игорю Короткову, тому самому Игорьку, которого приказал допросить Дунаев.
– Что рассказывать? – со страхом взглянул на него уже почти восемнадцатилетний парень.
– Всё рассказывай, – процедил сквозь зубы Шаповалов и вдруг вместо того, чтобы спросить, кто был инициатором пробития дыры и этой вылазки, спросил: – Кто кого трахал? Рассказывай. Ну?!
Игорёк втянул голову в плечи после последнего «Ну?!», выкрикнутого опером со злостью во взгляде. После проведённой экзекуции он ещё не отошёл и, поняв, что их могут бить, и даже очень сильно, испуганно затараторил, со страхом глядя на Шаповалова.
– Я… я не знаю… я… Я с Томкой был… только с ней… а кто там ещё с кем был… я не видел…
– Вот с этой кто был? – глядя ему в глаза спросил Шаповалов, сунув ему под нос фотографию Ольги, которую специально заказал для себя у тюремного фото – графа, сказав ему, что в деле испортилась.
– Я не знаю… честное слово не знаю… – испуганно таращился на фотку Игорёк. – Я не видел… Славка кажись… Они там менялись ещё…
– Какой Славка?! Голанов?! Или Ферцев?! Ну?! Говори быстро! – рявкнул со злостью Шаповалов, всё ещё держа фотографию.
– С-с-славка, Ферцев, кажись… – тараторил Игорёк, боязненно глядя на злобного кума. – Там куча-мала была… я… не знаю точно… вы у него спросите…
Славку Ферцева Шаповалов помнил хорошо и знал, что тот ничего не скажет, даже если его бить будут. Он хоть и был вторым по значимости среди малолеток после Максима Косова, но был инициатором всех беспорядков и имел пометку в деле, как склонный к побегу.
Шаповалов посмотрел внимательно на Игорька, потом вдруг развернул фотографию Ольги, которую держал перед его глазами, картинкой к себе и, как-то странно взглянув не неё, бросил небрежно в ящик стола. Он вдруг как-то сразу успокоился и на него опять нашло состояние апатии. И совсем не потому, что допрашивать Ферцева по этому поводу было бесполезно. Просто он вдруг представил, как Ольга трахается с этим малолетним выродком и ему стало противно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики