ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сквозь усталость едва пробивалось возмущение оттого, что на этот раз он даже не предупредил о привале — просто спешился, привязал лошадь и занялся устройством ночлега, словно был один-одинешенек. Очевидно, ему не было дела до нее или ее ребенка, они просто не принимались в расчет. А ведь она так старалась не доставлять ему новых хлопот! Меняла подгузники не останавливаясь, не замедляла хода, даже когда кормила Маленького Ястреба. Она устала до полусмерти, а впереди была уйма работы, с которой до сих пор не приходилось сталкиваться. Нужно было перестирать то, что малыш успел запачкать, и вымыть его если не в теплой воде, то хотя бы не в ледяной.
Сэйбл отерла потный лоб и поморщилась, обнаружив на руке грязь. Кожа головы так зудела, что, казалось, еще минута — она не выдержит и закричит. От нее разило сапожной ваксой, но еще сильнее — потом, который чем дальше, тем более едко пах. Сэйбл отдала бы все на свете за ванну, наполненную горячей водой, пенистой от мыла. Она так размечталась… но свалилась с небес на землю от запаха мочи, который исходил от узла грязных подгузников.
В этот момент Хантер, расседлывавший лошадь, бросил взгляд в ее направлении. На его губах сама собой появилась насмешливая улыбка: Фиалковые Глаза стояла, брезгливо отвернув нос, и держала грязное белье двумя пальцами, словно боясь чем-нибудь от него заразиться. Она оставила узел на краю поляны и заторопилась к лошади. Проходя мимо ребенка, она погрозила ему пальцем, мягко что-то выговаривая, потом не выдержала и подхватила его на руки, чтобы немного потетешкать.
Наблюдая за тем, как она подбрасывает малыша, обнимает его и щекочет круглый животик, Хантер против воли одобрительно кивнул. Прежде ему не приходилось иметь дело с грудными детьми, и он нашел, что материнские ласки приятны для глаз. Однако в происходящем было что-то странное. Улыбка Хантера померкла: на ребенке был подгузник, тогда как индейские женщины пользовались для той же цели мягким мхом.
В это время Сэйбл играла с Маленьким Ястребом, не подозревая о том, что является объектом пристального наблюдения.
Хантер уже успел раздуть пламя из бледного язычка в ревущий костер, а Сэйбл все еще возилась с седельными мешками. Добравшись наконец до седла, она начала тянуть и дергать подпругу, от чего лошадь удивленно косилась на нее через плечо. Когда седло все же удалось поднять, его чудовищный вес потянул руки к земле. Измученная до полного безразличия, Сэйбл уронила седло на землю (при этом ее отнесло на пару шагов назад). С минуту она тупо смотрела на лоснящуюся поверхность кожи, не сознавая, как трогательно опущены ее плечи. В пояснице пульсировала боль, ладони жгло, ноги подкашивались. Все, чего она хотела, — это рухнуть поближе к костру и уснуть, чтобы спать, и спать, и спать, а проснувшись, обнаружить, что ей просто приснился кошмар, пока она нежилась в своей мягкой постели.
Ухитрившись как-то привязать малыша к своей спине шалью, она неуклюже отогнала лошадь, мула и козу к речушке и начала готовиться к купанию ребенка. Никакая усталость не могла заставить ее вымыть Маленького Ястреба в холодной воде, даже если у нее не хватило бы сил греть ее для себя. К ручью пришлось ходить трижды, чтобы пополнить запас воды и набрать достаточно для ванны. Все это время мистер Хант наблюдал за ней со своего уютного местечка у костра. Он-то давно покончил со своей частью работы, со злостью подумала Сэйбл. И немудрено: ему приходилось заботиться только о себе. Нагрев ведро воды на раскаленных камнях у самого огня, она вымыла ребенка и решила, что настало время отлучиться.
Настроение у Сэйбл было хуже некуда, когда она брела вниз по течению ручья, чтобы скрыться подальше с глаз мистера Ханта. Не хватало еще, чтобы его принесла нелегкая туда, где она моется! Чистую одежду, мыло и полотенце она разложила на берегу. Чтобы расшнуровать ботинки, пришлось усесться на холодную землю, но запах свежей сосновой хвои, наполнявший вечерний воздух, был куда приятнее, чем пахла сама Сэйбл. Маленький Ястреб, которого она на всякий случай взяла с собой, уже посапывал в колыбельке, чистый и сытый.
Как ни мечтала Сэйбл о том, чтобы смыть с себя двухдневную грязь, она помедлила, прежде чем раздеться. Стоило остаться без верхней одежды, как по коже побежали мурашки. Под мышками саднило от грубой ткани, так как ничего, кроме тончайшего батиста и шелка, Сэйбл до сих пор не носила. Зато юбка, пусть и кожаная, была такой отличной выделки, что на ощупь казалась мягкой, как масло. Освободив волосы от многочисленных заколок, она передернулась: от ваксы они стали липкими. До чего же все-таки холодно! Пальцы только что не онемели и едва справлялись с завязками нижней юбки.
Хантер бесшумно двигался вниз по течению речушки.
— Проклятие, ее опять унесло к черту на рога! Только что была на виду — и надо же…
В следующее мгновение он окаменел на ходу. Фиалковые Глаза как раз перешагивала через кружевную нижнюю юбку, холмиком пены окружавшую ее изящные лодыжки. Ногой отбросив ее в сторону, она расстегнула подвязки и наклонилась снять чулки. Хантер закрыл рот, открытый было для окрика, и невольно сглотнул.
Никудышный из меня джентльмен, думал он с плотоядной усмешкой, не мешая взгляду скользить по обтянутым шелком ягодицам, так простодушно предложенным для его обозрения. Его тело, конечно же, не замедлило откликнуться на увиденное.
Где-то за спиной хрустнула ветка. Сэйбл ахнула и повернулась, прикрываясь нижней юбкой.
— Как вы смеете! Немедленно убирайтесь прочь!
Вместо ответа Хантер обошел ствол, за которым скрывался, и привалился к нему, скрестив руки на груди.
— Прошу вас уйти, мистер Хант, пожалуйста!
Одной рукой придерживая нижнюю юбку возле горла, другой Сэйбл подхватила рубаху и юбку в надежде, что такой ворох одежды скроет ее как следует. Взгляд проводника бесцеремонно странствовал по округлостям ее бедер, которые никак не удавалось прикрыть. О, она знала подобный взгляд! За последние недели он то и дело останавливался на ней. Сколько времени этот тип прятался за деревом? Не в силах дольше выносить унижение, Сэйбл опустилась на корточки, стараясь получше замаскировать белизну своих ног.
— Как я смогу обеспечить твою безопасность, женщина, если ты исчезаешь из виду, не предупредив, куда идешь? Такая прогулка может обойтись дорого.
— Я не прогуливалась, мистер Хант. Я только хотела уединиться.
Щеки Сэйбл, и без того пылавшие, покраснели сильнее. Да он просто животное, если продолжает стоять, разглядывая ее своими бесстыжими глазами! Неужели бывает и такое, чтобы в человеке не было ни унции стыда?
— Прошу вас, мистер Хант, давайте обсудим все это позже!
— Да пожалуйста!
— Ну что же вы? — воскликнула Сэйбл, когда он не двинулся с места.
— А что? Мойся на здоровье, а я присмотрю, чтобы никто не мешал.
Сэйбл скрипнула зубами, напоминая себе, что она — леди, а леди не опускаются до топанья ногами и пронзительных воплей, даже если приходится иметь дело с тупоголовым олухом вроде этого.
— Мистер Хант, — начала она, чувствуя, как стремительно иссякает терпение, — я плачу вам за защиту, а не за то, чтобы вы присутствовали при моей личной гигиене.
Как, однако, стремительно улучшается ее английский, подумал Хантер, механически поглаживая усы большим и указательным пальцем. Она уже говорит не хуже светской леди, что же будет дальше? После молчания, показавшегося Сэйбл бесконечным, он заметил:
— Когда мне платят за защиту, я стараюсь выполнять эту работу как можно лучше.
— Вы с таким же успехом сможете ее выполнять, если отойдете за дерево и повернетесь ко мне спиной! И поторопитесь, я совершенно окоченела!
Прежде чем удалиться на почтительное расстояние, Хантер смерил ее с головы до ног холодным оценивающим взглядом. Сэйбл содрогнулась. Потом он исчез в густом подлеске, держа револьвер на изготовку.
Она вытянула шею, стараясь различить что-нибудь в густых сумерках. Действительно ли он ушел или притаился за ближайшим деревом? Она чуть было не начала одеваться, но голова так чесалась, что это остановило ее. С быстротой, до сих пор ей неизвестной, она расшнуровала корсет, сбросила сорочку и панталоны, закуталась в одеяло. Вода, к которой она приблизилась на цыпочках, была темной и холодной даже на вид. Должно быть, в ней кто только не водится! Сэйбл ни разу в жизни не мылась в ледяной воде, притом в речке, к тому же в относительной близости от назойливого мужчины.
— Нет смысла оттягивать неизбежное, — пробормотала она, трясясь от холода.
Покрепче прижав к груди кусок мыла, чтобы тот не ускользнул на дно, Сэйбл огляделась, чтобы удостовериться в своем полном одиночестве, отбросила одеяло и прыгнула с невысокого берега.
Жидкий лед! Сжав зубы, чтобы не закричать во весь голос, она начала лихорадочно намыливаться, потом набросилась на свое тело с мочалкой, скребя его так свирепо, что кожа покраснела с головы до ног. С волосами, увы, не удалось разобраться так быстро. В холодной воде пришлось намыливать голову трижды, прежде чем смылся всякий след ваксы. Странное дело, чем дольше продолжалось мытье, тем более приятными казались ледяные объятия реки. Сэйбл забыла об усталости, о боли в каждой мышце… по крайней мере в первые несколько минут. Несмотря на бодрящее действие воды, ноги быстро онемели. Кончилось тем, что все тело пронизала конвульсивная дрожь. Маленький Ястреб мирно спал под ближайшим кустом. Счастливец! Когда дольше оставаться в воде стало невозможно, Сэйбл вышла на берег (предварительно убедившись, что неотесанный мистер Хант не притаился поблизости). Когда она закручивала волосы и растиралась полотенцем, руки тряслись, ноги дрожали, и хотя ей весь день досаждал грубый парусиновый корсет, теперь Сэйбл надела его с превеликой благодарностью за то, что он такой теплый.
Однако на этом ее неприятности не закончились. Приблизившись к месту ночлега, Сэйбл нашла мистера Ханта сидящим, лениво привалившись к стволу. Дерево было другим, поза — той же самой, нахальной и раздражающей. Двумя пальцами он, как обычно, поглаживал свои отвратительные усы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики