науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вэлура прекратила жизнь какой-то покалеченной женщины, рыдавшей по своему погибшему любимому, и посчитала, что только помогла этой несчастной.Напитавшись, Вэлура почувствовала, как к ней вернулись силы. Она вновь направилась к развалинам Храма и начала один за другим переворачивать глыбы обломков.— Ты понапрасну тратишь время, — произнес голос.Этот холодный голос говорил не вслух, а через Кровавый нож, висевший у нее на поясе.— Он мертв.Вэлура не ответила и не прекратила своих поисков. Шакур шагнул к ней и встал напротив.Она подняла голову. На нее смотрели мертвые глаза. За спиной Шакура стояли другие врикили и тоже смотрели на нее мертвыми глазами. А из-за их спин на нее смотрели мертвые глаза Виннингэля.— Он должен находиться где-то здесь, — сказала Шакуру Вэлура. — Он был внутри Портала. Магия Портала должна уберечь его.— Портал! — презрительно воскликнул Шакур. — Порталы не могут никого уберечь. Порталы исчезли.— Исчезли?Вэлура остановилась. Ей ничего не оставалось, как поверить Шакуру. Те, кто общается через Кровавый нож, не способны лгать друг другу.— Исчезли? Что ты хочешь этим сказать?Шакур поднялся на груду обломков, огляделся по сторонам. Казалось, его ноздри, скрытые черным шлемом, принюхивались к клубам дыма, плававшим в воздухе.— Победа была на нашей стороне, — сказал Шакур. — Мы оттеснили их от стен. Под нашим натиском ворота открылись. Наши солдаты устремились в город. Многие продолжали сражаться, и те, кто посмелее, вставали с ними рядом. И все равно перевес был на нашей стороне. У меня почти не оставалось сомнений. А потом зазвонили колокола. Маги высыпали из Храма и начали кричать, что город обречен и все должны поскорее его покинуть, если хотят спасти свою жизнь. Я чувствовал, что они говорят правду. Магическая сила стала неуправляемой, и ее удары, точно плети, хлестали в воздухе. Живые это тоже почувствовали. Наши солдаты позабыли о победе и думали только о спасении собственной шкуры. Вместе с недавними противниками они побросали оружие и, помогая друг другу, побежали вон из города.— А ты? — холодно спросила Вэлура, которая ненавидела Шакура сильнее, чем остальных врикилей. — Что сделал ты? Тоже побежал?— Нет, я не побежал. Я воспользовался суматохой, чтобы подкрепиться. Ты, я вижу, тоже подзакусила. — Мертвые глаза Шакура уставились на следы крови, оставшиеся у нее на губах и руках. — А затем из Храма вырвался столб света, от которого у меня началась резь в глазах. Была ночь, но стало светло, как днем. Потом раздался взрыв. Я смотрел, как умирает Виннингэль, и тут я понял, что Дагнарус мертв. Наш господин погиб, и мы свободны.Вэлура отвернулась от него и вновь стала ворочать глыбы обломков.— Я было решил добраться до одного из Порталов, — продолжал Шакур. Поддев сапогом тлеющую балку, он поднял в пропитанный смертью воздух россыпи искр. — Я собирался отправиться в земли эльфов. Еды там было бы вдоволь. Эльфы ничего о нас не знают. Я мог бы собрать свою армию и стать королем...— И что же тебе помешало? — спросила Вэлура, глядя на него сквозь щель своего шлема. — Почему ты не отправился к эльфам?— Я же тебе сказал. Порталов больше нет.Шакур пожал плечами.— Исчезли? Может, и так. Переместились? И это допускаю. Остался лишь вход, который уцелел, но дальше ничего нет. Магическая сила пропала. Ее там больше нет. — Шакур оглянулся. — И здесь ее тоже больше нет.Вэлура продолжала свои поиски.— Пошли с нами, Вэлура, — сказал Шакур. Он махнул рукой, показывая на остальных врикилей. — Мы создадим свое королевство, где будем сами себе господа. На земле полно городов, в которых есть чем поживиться. Ты такая сильная. Твоя красота сможет легко заманивать мужчин в смертельные ловушки. Я бы нашел тебе прекрасное применение.Вэлура прекратила работу. Шакур был прав. Магия ушла отсюда. Портал Богов перестал существовать. Но он не исчез совсем; он переместился куда-то вместе с Дагнарусом. Она слышала голос своего любимого. Слабый голос, доносящийся из Кровавого ножа.— Ты создашь армию, Шакур, — сказала она. — Могущественную армию. Но не для себя, не ради твоей славы и честолюбия. Ты создашь армию для Дагнаруса.Шакур пренебрежительно засмеялся.— Это еще не конец, Шакур. Он жив, — с такой убежденностью сказала Вэлура, что Шакур сразу же перестал смеяться. — Наш господин ранен и ослабел. Магия унесла его очень далеко отсюда. Но она не смогла его погубить. Он жив. И пусть мне понадобится на поиски не одна сотня лет, я его найду. А когда он вернется, его армия завоюет весь мир.
Эпилог Баак был крупным самцом, но еще далеко не взрослым. Его тело, как и его мозг, продолжало расти и развиваться. Только этим можно объяснить, почему юный несмышленыш, решивший пойти погулять в одиночку, забрел в такую даль, что совсем заблудился и вдобавок сильно проголодался.Более взрослый и опытный баак ни за что не полез бы в ту странную, напоминающую пещеру, дыру, которая неведомо откуда вдруг появилась в лесу. И пускай из дыры пахло магией (а бааки обожают магию не меньше, чем люди шоколад), взрослый баак сразу бы понял, что это — отнюдь не яркая и блестящая волшебная магия, которая легко пощипывает пальцы и приятно возбуждает тело. Это — совсем не та магия, что блестит и сверкает на солнце, а ночью согревает руки и сердце. Из дыры пахло магией богов; следовательно — опасной магией, если не сказать — смертельно опасной.Конечно, взрослый баак, быть может, тоже залез бы в эту дыру, но только после нескольких дней наблюдения за ней. Он бы тщательно проверил дыру, бросая в нее камешки и проверяя, не выбросит ли Нечто их назад. Взрослый баак поначалу сделал бы жертвоприношение, бросив в дыру мертвого человека, или мертвого таана, либо какую-нибудь другую добычу, которая оказалась бы у этого баака под рукой.Но когда баак-несмышленыш набрел на дыру, взрослых бааков рядом с ним не было. Никто не дал ему подзатыльник и не отогнал от дыры подальше. А его незрелый мозг еще не мог распознать запах, присущий богам. Он почуял лишь магию и устремился внутрь, думая, что это обычная пещера.Однако эта пещера разительно отличалась от других пещер, знакомых юному бааку. Пол и стены в ней были на удивление ровными, сделанными из того, что на вид казалось серым камнем. Баак представил, что внутри пещеры находится сокровищница, полная разных диковинных вещиц. В поисках сокровищницы баак шел все дальше и дальше, но, кроме серого камня под ногами и по бокам, ему ничего не попадалось. Баак шел до тех пор, пока у него не иссякла смелость. А когда она иссякла, он вдруг почувствовал себя уставшим, разочарованным и очень-очень сердитым. Вдобавок у него болели ноги.Баак со злости хватил кулаком по серому камню или тому, что казалось серым камнем. Ощущение было такое, словно он ударил кулаком по воде. Кулак прошел сквозь камень, и баак видел, как его пальцы шевелятся с другой стороны камня.Тут баак испугался. Он понял, что совершил ужасную ошибку. Он повернулся, чтобы побыстрее убежать из этого жуткого места и вернуться домой, но оказалось, что путь назад и путь вперед выглядят совершенно одинаково. Он снова обернулся назад, потом повернулся еще раз, чтобы убедиться, правильно ли поворачивался назад и действительно ли он пришел из того конца пещеры. Пока баак крутился в разные стороны, он окончательно запутался.От отчаяния баак громко завыл, надеясь, что кто-нибудь из взрослых разыщет его здесь и выведет из этого страшного серого места. Но никто не приходил, и через какое-то время у баака начало першить в горле и он замолчал. Он сел и немного поплакал: одинокий, потерявшийся, испуганный, а теперь еще и голодный.Голод подсказал ему, что нужно вставать и идти дальше. Наконец в голову баака пробилась мысль, что, только двигаясь, он имеет возможность уцелеть.Умственные усилия баака не остались без награды. Через какое-то время впереди блеснул солнечный свет. Баак хрипло завопил от радости и бросился вперед, выбравшись из серой дыры в лес. Баак был настолько доволен, настолько рад, что вырвался из серого плена, что немного поплясал. Он с таким чувством топал ногами, что деревца, росшие вокруг, зашатались и повалились на землю.Только устав от пляски и подумав, что обеденное время давным-давно миновало, баак удосужился оглянуться по сторонам. И тут он, к своему неописуемому ужасу, обнаружил, что находится в совершенно незнакомом месте. Вокруг баака стоял сплошной лес, но он-то жил не в лесу. Он жил в пустыне. В теплой и знакомой пустыне, где полным-полно песка. В пустыне, где видно далеко-далеко и всегда можно заметить приближение врагов.Баак попытался разобраться в том, что случилось. Скорее всего, в его отсутствие деревья продвинулись в пустыню и захватили ее. Иного ответа у него не было.Деревья. За свою жизнь баак видел не так уж много деревьев. Нельзя сказать, чтобы они ему слишком нравились. Взрослые бааки говорили, что деревья полезны. Взрослые бааки делали из деревьев оружие. Когда он подрастет, говорили взрослые юному бааку, ему тоже дадут оружие и научат им владеть. Но это случится еще не скоро. Пройдет много лет, прежде чем баака сочтут достаточно взрослым, чтобы дать ему оружие.Баак зло сверкнул глазами на деревья и сердито сморщил лицо, показывая, что не испугался их. Он размахивал руками и топал ногами, вызывая деревья померяться силами. Поскольку деревья не отвечали, баак осмелел и еще несколько раз ударил своим громадным кулаком по стволам.Деревья дрожали и взмахивали руками, но на баака не нападали. Довольный собой, он занялся другим неотложным делом — утолением голода. Ему хотелось самой лучшей, самой вкусной и вообще единственной на свете еды — колючих плодов кактуса обабви, в изобилии росшего в его родной пустыне.Но чтобы добраться до кактусов, придется пройти мимо этих противных деревьев. Баак двинулся дальше, принюхиваясь и ожидая уловить в воздухе знакомый запах. Его ноздри кое-что почуяли, но то не был пряный аромат плодов обабви. В воздухе отвратительно пахло теми, кто кормится, поедая животных. В воздухе пахло людьми. Но к этому гадкому запаху примешивался другой, куда более приятный и будоражащий — запах магии.Где-то на задворках разума баака слабо шевельнулась мысль, что с него уже хватит игр с магией.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики