науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кто знает: вдруг Мабретон намеренно подбивает его на спор, надеясь уговорить Защитника изменить распоряжение?— Я привык путешествовать налегке. Все, что требуется в дорогу, находится при мне. Вам не придется задерживаться из-за меня, ваша милость, — ответил Сильвит.Отвечая Мабретону, он наступил на плохо закрепленную в земле каменную плитку, потерял равновесие и упал.Ошеломленный, Сильвит поспешил встать. Он попытался сделать вид, что ничего не случилось, и продолжить путь, но не смог. Сильвит повредил лодыжку, и теперь каждый шаг отзывался болью в ноге. Закусив губу, он опустился на каменную скамью.— Что там у вас случилось? — спросил остановившийся Мабретон, обжигая молодого эльфа сердитым взглядом.— Всего-навсего растянул лодыжку, ваша милость, — объяснил Сильвит. — Прошу вас, не задерживайтесь из-за меня. Я немного посижу здесь, пока утихнет боль.— Я видел солдат, которые поднимали меньше шума, когда стрела пробивала им кишки, — криво усмехнулся Мабретон. — А теперь нам придется возиться с калекой. Я покидаю вас, господин. Надеюсь, что больше вы не оступитесь!Он резко зашагал прочь, бормоча что-то себе под нос и наступая на цветы.Сильвит остался сидеть на скамейке. Проворные и заботливые слуги принесли ему горячей воды с эвкалиптовым маслом и ткань для наложения повязки. Он молча опустил ногу в воду и стал ждать. Так прошел почти целый час, пока не стемнело. В конце концов, он не допустил серьезной оплошности, и вряд ли это будет иметь какие-либо последствия.Сильвит едва успел перевязать вывихнутую лодыжку, как перед ним появился Защитник.— Я слышал, что ты поскользнулся на незакрепленной плитке, уважаемый гость, — сказал Защитник. — Сожалею, что это окончилось для тебя столь печальным образом. Плитку немедленно укрепят, а смотрителя должным образом накажут.— Не следует наказывать смотрителя из-за меня, ваша милость, — скромно возразил Сильвит. — Дело вовсе не в плитке. Я сам виноват. Не смотрел, куда иду.Защитник опустился на скамейку рядом с ним. Сильвит был рад темноте, позволявшей ему надлежащим образом скрыть свое ликование.— Что ж, это было счастливое происшествие, — произнес Защитник с едва уловимой усмешкой в голосе. — Мне хотелось найти случай побеседовать с тобой наедине. Я решил разузнать о тебе, Младший Страж. Мне рассказали о твоей смышлености.Сильвит, не вставая, поклонился.— Да я и сам вижу, что ты проницателен, осторожен и сообразителен, — сдержанно добавил Защитник. — Мне также сообщили, что ты неплохо умеешь ладить с людьми.Он бросил на Сильвита задумчивый взгляд, предлагая рассказать о себе.— Одно из наших семейных владений, ваша милость, находится на границе Тромека и Виннингэля. Неподалеку от нашего жилища есть селение людей. Между эльфами и людьми сложились определенные отношения. Кое-кто из людей работал у нас. Разумеется, они выполняли только внешние работы. Им не позволялось входить внутрь.Защитник понимающе кивнул. Подобная грубая, неуправляемая сила нарушила бы тщательно оберегаемое спокойствие жилища эльфов на целый месяц!— По правде говоря, ваша милость...Сильвит умолк, не решаясь сделать ошеломляющее признание — признание, которое могло либо возвысить его в глазах Защитника, либо полностью уничтожить.— Говори откровенно, Младший Страж, — ободрил его Защитник. — Кстати, прости меня, что забыл спросить. Лодыжка по-прежнему болит?В голосе Защитника ощущалось лукавство.— Уже не слишком, ваша светлость, — ответил Сильвит, не боясь под покровом темноты улыбнуться. — Поскольку вы просите меня говорить откровенно, ваша милость, должен вам сказать, что мне понравилось находиться среди людей. Разумеется, у них много недостатков: они грубы, дурно пахнут, невосприимчивы к языку природы, а также слишком часто и громко смеются. Однако я обнаружил, что их живость меня восхищает. В их присутствии мой разум обостряется; я начинаю думать и творить. Зачастую я ощущаю себя похожим на этот пруд с рыбками, ваша милость. Мысли текут сонно и лениво, обитая где-то на дне и поднимаясь на поверхность лишь во время кормления. А люди подобны яростно несущейся реке, в которую я ныряю и испытываю огромную радость оттого, что поток бросает меня, крутит во все стороны и стремительно увлекает за собой.Сильвит замолчал, испугавшись своей откровенности. Он позволил этому ликующему чувству овладеть собой. Вряд ли Защитнику интересно выслушивать потаенные мысли какого-то Младшего Стража. Сильвит опустил голову и сложил на коленях руки, ожидая выговора.— Да, — произнес Защитник. — Я был прав. Ты действительно являешься подходящей кандидатурой.— О чем вы, ваша милость? — вскинул голову обрадованный и польщенный Сильвит.— Насколько тебе известна нынешняя политическая обстановка? — спросил Защитник, бросая на Младшего Стража внимательный, пронизывающий взгляд, видимый даже в темноте. — Известно ли тебе о разногласиях, существующих между Божественным и мною?— Я знаю, ваша честь, что вы преданы Божественному и что он доверяет вам как своему Защитнику, — ответил Сильвит.— Да ты еще и дипломат, — сдержанно улыбнувшись, произнес Защитник. — Тебе, Младший Страж, достаточно знать следующее. У меня есть веские основания считать, что Божественный стремится увеличить собственное могущество, захватив часть моего. Не довольствуясь изданием указов, разрешением земельных споров и брачными соглашениями, он вопреки традициям хочет вмешаться в сбор податей и, что еще хуже, — в вопросы объявления войны. С этой целью, — продолжил Защитник, кладя руку на предплечье Сильвита, что считалось проявлением большого доверия и заставило молодого эльфа буквально трепетать от оказанной ему чести, — так вот, с этой целью Божественный направил мне приказ. По его мнению, которое он считает взвешенным и продуманным, охрану входа в Портал следует поручить его солдатам. Солдаты нашего Дома, Дома Киннотов, которые с самого момента создания Портала охраняли и охраняют вход, должны уступить им место.Сильвит ужаснулся. Ему было трудно поверить, чтобы Божественный действительно мог отважиться на такую дерзость и предъявить Защитнику подобные требования. Это расценивалось как смертельное оскорбление. Сильвит удивился, как Дома еще не начали войну.— Вскоре после издания этого приказа Божественный отменил его, — сказал Защитник, отвечая на молчаливый вопрос Сильвита. — Он сообразил, что зашел слишком далеко. Но от своего замысла не отказался. Этот господин Мабретон, которого ты сегодня видел, — один из сподвижников Божественного. Его рука. А ты, — продолжал Защитник, сжимая плечо Сильвита, — будешь моей рукой.— Ваша милость, я недостоин такой чести, — ответил Сильвит, как того требовал этикет.— Ты ее достоин, Сильвит, — сказал Защитник, назвав Младшего Стража по имени и выказав ему тем самым еще большее расположение. — Я давно слежу за тобой, помня, что ты как раз годишься для подобного дела.— Что требуется от меня, ваша честь?— Перед господином Мабретоном и другими послами от эльфов стоит задача: убедить короля Тамароса в том, что Божественный имеет все права взять охрану Портала в свои руки. Для человека, король Тамарос мудр. Он не захочет вмешиваться в междоусобные дела эльфов. Божественный рассчитывает, что сумеет убедить короля послать человеческих солдат для охраны нашего входа в Портал.— Неужели Божественный обезумел? — забыв всякую осторожность, откровенно и громко спросил Сильвит.Поймав в темноте короткий взгляд Защитника, он прикусил язык. Слуг поблизости не было, но почти наверняка в окружении Защитника находились платные доносчики, которые сейчас вполне могли прятаться в тени деревьев и подслушивать. Защитник конечно же попытается разузнать, кто они, станет за ними следить и перехватывать их донесения. Однако осторожность и благоразумие еще никогда не мешали.— Нет, на самом деле Божественный весьма умен, — сказал Защитник. — Если Тамарос поверит, что война между эльфами будет угрожать и Виннингэльской империи, и подумает, что, допустим, я имею свои виды на Портал, поскольку намереваюсь переправить по туннелю армию эльфов и начать с ним войну, у человеческого короля не будет иного выбора, как послать своих солдат для охраны входа. Когда тебя, меня и остальных эльфов из Дома Киннотов перестанут пускать в Портал, когда наши купцы не смогут отправиться в Виннингэль для продажи своих товаров, и наша казна опустеет, Божественный сможет, не потеряв лица, заявить нам, что во всем виноваты люди, стремящиеся нас ослабить.— Ваша милость, разве Божественный хочет войны с людьми?— Да, Младший Страж, он хочет, чтобы Дом Киннотов начал войну против людей. Ослабив наш Дом, он сможет захватить власть, которой мы сейчас обладаем.— А что заставляет его думать, будто человеческие армии станут делать различия между двумя нашими Домами?— Ты попал в точку, — сказал Защитник. — Люди похожи на блох. Стоит им проникнуть в жилище, как от них бывает трудно избавиться. Божественный этого не понимает. Он вообще не способен видеть дальше своего носа.— Какова ваша воля относительно меня? — спросил Сильвит, кровь которого бурлила от волнения.— Разумеется, у тебя не будет никакой официальной должности. Ты отправляешься туда как ученый и потому представляешь сам себя. Тамарос — тоже ученый; он приблизит тебя к себе, допустит в свою громадную библиотеку, что находится прямо в королевском замке. Добейся его расположения, Сильвит. Стань для него приятным спутником, заслужи его доверие. Если только у тебя появится возможность войти в число королевских придворных, хватайся за нее обеими руками. Тогда ты сможешь сообщать мне обо всем, что говорят и делают посланники Божественного. Если ты окажешься способным и удачливым, то займешь при дворе такое положение, которое позволит тебе их раздавить.— Вы оказываете мне столь высокое доверие, что испытываемую мною радость невозможно передать словами, — сказал Сильвит.Он встал и низко поклонился, почти коснувшись лбом коленей.— Я смотрю, что радость действует на тебя целительным образом. Она способна даже вылечить растянутую лодыжку.Защитник широко улыбнулся. Встав, он протянул Сильвиту руку.— Идем, Младший Страж. Думаю, лодыжка все же еще болит. Держись за мою руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики