науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Более сотни лет назад надобность в нем отпала. Виннингэль превратился в большой город, чьи стены служили надежной защитой от вражеских атак.Караульный домик находился в плачевном состоянии. Его стены обвалились, крыша давным-давно просела, окна лишились ставен, а единственная дверь наполовину сгнила и болталась на ржавых петлях. И все же лучшее место для укрытия было трудно придумать. Лишь немногие помнили о его существовании, а эльфы почти наверняка о нем просто не знали. Сам Дагнарус узнал про караульный пост от капитана Аргота. Как-то, когда принц был еще мальчишкой, капитан привез его сюда, чтобы рассказать о значении караульного поста в обороне рыбачьего поселения, каким в давние времена был Виннингэль.Потом Дагнарус несколько раз бывал здесь один, используя домик в качестве своего охотничьего пристанища. Ему нравилось сидеть на скале и смотреть на широкое озеро, прилегающие земли и сам Виннингэль. Скала была настолько высокой, что принц видел почти столько же, сколько видит парящий в небе орел. Отсюда он подмечал все уязвимые места в обороне города. Если он станет королем, думал Дагнарус, он укрепит их, а в противном случае — воспользуется ими.Пока лошадь осторожно взбиралась по крутой тропе, Дагнарус обернулся к Вэлуре. К счастью, опасения были напрасны: его любимая ликовала. Лицо Вэлуры раскраснелось, губы изогнулись в довольной улыбке, глаза радостно сверкали. Он даже услышал ее смех, напоминавший журчание воды по камням.Сильвит, будучи солдатом, без труда поспевал за Дагнарусом. Гарет наконец решился открыть глаза и обнаружил, что они с эльфом взбираются по почти отвесному склону. Он снова зажмурился. Шакур еще не вернулся. Врикиль ждал в засаде, чтобы сообщить потом, куда направились эльфы.Насыщенный событиями день начал клониться к вечеру, когда Дагнарус и его спутники добрались наконец до караульного поста.— Боюсь, моя любимая, что в этом месте ты не найдешь привычных удобств, — сказал Дагнарус, помогая Вэлуре спешиться. — Но нам нужно провести здесь лишь несколько дней, пока твой муж не устанет разыскивать нас.На лицо Вэлуры набежала тень.— Дорогой, пойми — мой муж никогда не устанет разыскивать нас. Даже если бы это длилось тысячу лет.Дагнарус снял шлем в виде черной волчьей головы и встряхнул мокрыми от пота волосами. Сильвит пытался убедить Гарета, что все опасности позади, что они добрались до места, и он теперь может слезть с лошади. Гарет открыл глаза и с ужасом посмотрел на реку, что вилась серебряной змейкой далеко внизу. Дрожа всем телом, он поспешил отвести взгляд. Гарет попытался слезть с лошади, но от страха мышцы одеревенели, и, вместо того чтобы спрыгнуть, он шумно рухнул на землю.— Защитник Божественного — мой союзник, — успокоил Вэлуру Дагнарус, подкрепляя свои слова уверенной улыбкой. — Он пообещал дать мне солдат и оружие, чтобы сбросить брата с трона. В обмен он получит пограничные города, на которые давно метит. Он не позволит, чтобы один из его подданных, жаждущий мести, повредил нашему союзу.Вэлура грустно улыбнулась.— Как же ты мало знаешь о нас, мой милый.Она нежно поцеловала принца.— Сильвит объяснит тебе, что к чему. Я слишком устала, чтобы говорить. Не волнуйся насчет удобств, любовь моя. Я выдержу. Мне достаточно и покрывала, брошенного на камни.— Но ты не захватила с собой даже плаща, — с легким упреком сказал Дагнарус. — Ночью в горах бывает холодно. Любовь моя. — Принц схватил ее руки и привлек Вэлуру к себе. — На что я тебя обрек? Лишения, позор, опасности. Нечего есть, а спать придется, укрывшись вонючей попоной. Ты сделала не самый лучший выбор, согласившись уйти со мной. Тебе надо было бы остаться с мужем и отречься от меня вместе со всеми. Ты хотя бы спала ночью в теплой постели, на шелковых простынях. Ты бы лакомилась павлиньими языками, запивая их вином с пряностями.— Все, о чем ты говоришь, манит меня не больше, чем узника, вырвавшегося на свободу, манят железные кандалы и тьма камеры, — ответила Вэлура, голос которой стал твердым, как сталь. — Всю свою жизнь я была узницей: вначале в отцовском доме, потом — в домах моих мужей. Сейчас меня не сковывают никакие цепи, кроме цепей любви, а они сделаны из незабудок и стрекозиных крылышек. Однако эти узы настолько крепки, что даже смерть не сможет их разорвать. Если завтра мне вдруг будет суждено умереть, я умру с улыбкой на устах, любовь моя, ибо сегодня я была счастлива. Счастлива тем, что освободилась от необходимости хранить нашу любовь в тайне, счастлива возможностью показать всему миру, как я тебя люблю.Дагнарус поцеловал руки Вэлуры, поцеловал ее пальцы, а потом поцеловал ее в губы. Не обращая внимания на ее протесты, принц повел Вэлуру в караульный домик, где постарался устроить свою любимую как можно удобнее. Сильвит отправился устраивать на ночлег лошадей. Возле домика находилась такая же полуразвалившаяся конюшня, где уставшие животные все же могли укрыться на ночь.Гарет, раздавленный событиями безумного дня и еще не оправившийся после падения с лошади, вряд ли сейчас на что-либо годился. Он отрешенно сидел на обломке каменной стены, некогда окружавшей караульный домик, и смотрел в небо. По небу тянулись длинные красные полосы. Казалось, будто заходящее солнце цепляется кровавыми пальцами за облака, пытаясь спастись от неумолимо наползающей ночи.Гарет подавленно взглянул на подошедшего Дагнаруса.— Ну как, стоило через это проходить? — с горечью спросил он.— Ты про боль?Глаза Дагнаруса потемнели, лицо исказилось, руки сами собой скрючились, вспоминая муки Трансфигурации.— Я не верил, что останусь в живых, — хрипло сказал он. — Боль от огня была чудовищной. Я видел... — он умолк, охваченный благоговейным ужасом, — ...я видел лица богов! Они были не злыми, а лишь печальными. — Принц мрачно улыбнулся. — Странное дело, они напомнили мне лицо Эваристо, когда он тебя наказывал. Боги тоже наказывали меня, и им было грустно. — Дагнарус надолго замолчал. Ему не хотелось говорить, и в то же время он должен был выговориться. — Я бы легко мог умереть. Я хотел умереть, чтобы ужасная боль прекратилась. Но в ту минуту я увидел еще одно лицо, следившее за мной вместе с богами, — лицо моего брата. Он с улыбкой на губах смотрел, как я мучаюсь.— Быть этого не может! — воскликнул потрясенный Гарет. — Я достаточно хорошо видел Хельмоса. Он был в ужасе. Он рисковал жизнью, пытаясь вытащить вас из пламени! Владыкам пришлось удерживать его силой, но и тогда он старался вырваться и броситься вам на помощь!— Да ну? — пожал плечами Дагнарус. — Что ж, быть может, я ошибся. Во всяком случае, он действительно спас мне жизнь. Когда я увидел его наглую усмешку, она дала мне желание и силы сразиться с богами. Охваченный огнем, я искал темноту. Я нашел ее и вошел туда. И там, в ее пустом пространстве, языки пламени погасли. Тьма вознаградила меня! Она сделала меня сильнее, чем любой Владыка. Она сделала меня совершеннее, чем те, кого создал мой отец.— Владыка Пустоты, — прошептал Гарет.— Я ощущаю в себе ее магическую силу. Наверное, точно так же женщина ощущает внутри зародившуюся жизнь. Во всяком случае, мне так представляется, — в экстазе продолжал Дагнарус. — Эта сила еще совсем молода, но с каждой секундой она возрастает и становится крепче.— Вам она понадобится, чтобы уйти от преследований господина Мабретона, — мрачно заметил Гарет.Дагнарус громко рассмеялся.— Он пошел по ложному следу. Теперь он и его солдаты находятся где-нибудь на полпути к Тиннафе!Принц зевнул и потянулся.— Боги! До чего же я устал! Пойдука к Вэлуре, прилягу на часок.Дагнарус оглядел свои руки в латах и черный нагрудник.— А как же я буду спать во всем этом? Правда, доспехи удобны; я едва ощущаю на себе их вес. Они кажутся частью меня, как кожа или ногти. Но нельзя же таскать их на себе днем и ночью!— Ваш брат Хельмос и другие Владыки носят магические кулоны, дарованные им богами, — сказал Гарет. Он тоже был жутко утомлен, но спать боялся. Едва Гарет закрывал глаза, как видел принца корчащимся в священном огне. — Когда Владыкам требуются доспехи, они дотрагиваются до этих кулонов и произносят молитву.— Сомневаюсь, чтобы мне сейчас помогло обращение к богам, — сдержанно улыбнулся Дагнарус. — Или я должен помолиться Пустоте? — в раздумье спросил он.Гарет вздохнул и покачал головой.— Нет, ваше высочество. Пустота, как и боги, ничего не дает просто так. Вначале Пустота требует дань, потом исполняет просьбу. Вы отдали ей свою душу. Пустота приняла вашу жертву и сохранила вам жизнь, дала эти доспехи и заключенные в них магические силы.Гарет внимательно пригляделся к доспехам. Они служили Дагнарусу как бы второй кожей, причем прозрачной. Гарет видел ребра грудной клетки принца, кости, мышцы, сухожилия. В центре нагрудника, прямо над сердцем, находился врезанный в металл знак. Знак был простым — он состоял из символических изображений четырех стихий. В центре чернела точка. Она была темнее самих доспехов, темнее ночи.Гарет указал на знак пальцем, боясь коснуться доспехов.— Взгляните сюда, ваше высочество.Дагнарус наклонил голову, вгляделся.— Узнаю его! — тихо воскликнул он, зачарованный увиденным. — Я видел его, когда... когда умирал. Посреди пламени вдруг появилось черное колесо и начало вращаться перед моими глазами. Что это означает?— Это — древний символ Пустоты. Четыре кружка изображают четыре стихии. А в центре — Пустота. Дотроньтесь до этого знака и пожелайте, чтобы доспехи исчезли, — посоветовал Гарет.Дагнарус повиновался. Доспехи исчезли. Принц и Гарет с удивлением увидели, как доспехи, словно жидкость, просочились внутрь кожи Дагнаруса, блеснув темными капельками и став частью его крови. Сейчас на принце были белые одежды, надетые им еще утром для церемонии. На шее висел круглый кулон. Вырезанный из цельного камня, кулон блестел и переливался в лучах заходящего солнца, словно бриллиант, только был не прозрачным, а иссиня-черным. На боку у принца висел Кинжал Врикиля, удерживаемый волей владельца и силой магии.Дагнарус удовлетворенно посмотрел на кулон и кинжал и презрительно сощурился на белые одежды.— Забавный будет у меня вид, когда я поеду по дороге, принаряженный, точно невеста к свадьбе!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики