науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Зрители окаменели и хранили гробовое молчание, наблюдая за ужасающим чудом.Человек в черных доспехах встал в полный рост. Он с каким-то изумлением рассматривал свои руки, наклонив лицо, скрытое черным шлемом в виде оскаленной волчьей головы. Он поворачивал голову то вправо, то влево. Потом проверил, сгибаются ли пальцы. Человек сделал пару шагов, проверяя способность двигаться. Затем достал из ножен сверкающий черный меч и несколько раз взмахнул им, оценивая свою силу и ловкость. Казалось, что все это время его разум чему-то удивлялся, в чем-то сомневался и, наконец, уверился и принял. Человек возликовал.Он повернулся к зрителям и поднял забрало. Все увидели лицо Дагнаруса, бледное, но не лишившееся своих прекрасных черт. Его глаза, темные от недавних страданий, вспыхнули торжествующим огнем. Глаза Гарета наполнились слезами. Он не знал, чем вызваны эти слезы: радостью или горьким сожалением. Благодарить ли ему богов или проклинать их? Этого Гарет тоже не знал. Он торопливо смахнул слезы и вдруг почувствовал на своей руке чью-то холодную руку.— Будьте начеку, — прошептал Сильвит. — Приготовьтесь. Если, конечно, вы по-прежнему ему верны.Гарет понял. Ему предоставляется выбор. Поздно. Свой выбор он сделал давным-давно, когда предпочел остаться с принцем и служить его мальчиком для битья.Дагнарус насмешливо улыбнулся. Положив руку на рукоятку меча, он повернулся, чтобы поклониться отцу.Тамарос сжался в кресле. Он сидел молча и неподвижно. Кожа его приобрела пепельно-серый цвет, широко раскрытые глаза пристально смотрели на сына. Глаза единственные сохраняли жизнь. Все остальное ее утратило. Рот короля скривился вправо, правая рука, словно плеть, свисала с подлокотника кресла.— Отец, — произнес Дагнарус, церемонно взмахнув рукой в черной перчатке. — Похоже, теперь у тебя один сын является управителем дня, а другой — управителем ночи!Тамарос не пошевелился. Он попытался что-то сказать, но из недр дряхлого тела вырвался только утробный звук, похожий на крик пронзенного стрелою зверя.Дагнарус недовольно посмотрел на него, затем обернулся в сторону матери.— Гляди, мама, вот я и добился того, чего тебе всегда так хотелось. Ты гордишься своим сыном?Эмилия, отчаянно мигая, смотрела на него. Потрясение губительно сказалось на ее и без того слабом рассудке. Она не понимала происходящего. Только что она видела сына мертвым, а теперь он ожил. Королева рассмеялась диковатым, сдавленным смехом и, протянув руку, дотронулась до черных доспехов.— Ты стал Владыкой, сын мой. Однажды ты станешь королем. Я всегда это знала. О, до чего неотразимо ты выглядишь!Перепуганные фрейлины не знали, как ее утихомирить.Дагнарус с нескрываемым презрением посмотрел на мать. Он отвернулся от нее, одновременно встав спиной к отцу и брату.— А что говорят по этому поводу сами боги? — с легкой усмешкой спросил принц Высокочтимого Верховного Мага.Он указал на пергамент.— Теперь я — Владыка. Хотелось бы знать, Владыка чего?Рейнхольт непонимающе смотрел на Дагнаруса, будто тот говорил на чужом языке. Потом, совладав с собой, Высокочтимый Верховный Маг взглянул на пергамент. Дрожащей рукой он поднял лист и показал свидетелям.Пергамент был сплошь забрызган кровью.Когда Дагнарус ударил по алтарю, он опрокинул чашу с кровью ягненка, и ее содержимое залило пергамент. Но те, кто находился рядом с Рейнхольтом, видели проступившие черные буквы. Казалось, пламя Трансфигурации опалило и их.— Владыка Пустоты, — прочел Высокочтимый Верховный Маг.И он тут же уронил пергамент, словно тот обжег ему пальцы.Торжество Дагнаруса как ветром сдуло. Лицо принца стало почти таким же бледным, как и лицо короля. Рука стиснула рукоятку меча. Он стоял молча, пытаясь справиться с дыханием. Принц вдруг снова стал тем мальчиком, которого помнил Гарет: нелюбимым, одиноким, покинутым и никому не нужным. Гарет ничуть не удивился бы (он даже как бы ожидал этого), если бы сейчас Дагнарус вдруг бросился к ногам отца и стал умолять о прощении. Но нет. Честолюбие и гордыня, столь же черные, как его доспехи, и такие же жесткие и холодные, оказались сильнее всех других чувств. Принц вскинул голову и сверкнул глазами.— Будь ты проклят! — бросил он Рейнхольту.Дагнарус широким жестом обвел всех, кто находился в Храме.— Будьте все вы прокляты! Но знайте: наступит день, когда я буду вашим правителем!До этих слов Хельмос почти не обращал внимания на Дагнаруса. Он пытался привести в чувство отца, склонившись над ним и растирая холодные, как лед, отцовские руки. Но сейчас он отчетливо понял замысел младшего брата. С ясностью, дарованной ему богами, он увидел, какая опасность нависла над королевством.— Схватите его! — крикнул Хельмос. — Не дайте ему уйти! Если понадобится, убейте его!Владыки во главе с Мабретоном обнажили мечи и стали приближаться к Дагнарусу. Принц упирался спиной в алтарь. Каким бы сильным и искусным он ни был, нечеловеческое испытание ослабило его. Он не надеялся одолеть десятерых боевых магов, готовых употребить всю свою силу и искусство, чтобы задушить в зародыше опасного и непредсказуемого Владыку Пустоты.— Стойте!Голос короля был почти неузнаваем, но ясно слышим среди звона металла и топота ног.Одни боги знали, как Тамаросу удалось подняться на ноги. Стараясь не упасть, он протянул руку.— Не трогайте его! — потребовал король, голос которого превратился в хриплый клекот. — Это моя вина. Пусть уходит.Тамарос зашатался и рухнул на пол. Упавшая с головы корона покатилась по подиуму и замерла в лужице крови ягненка, невдалеке от ног Дагнаруса.Склонившийся над отцом Хельмос не видел этого. Но Владыки и Почтенные Маги видели. Они и без орков поняли смысл ужасного знамения. Владыки стояли с мечами наготове, но не двигались. Тамарос оставался королем. Он отдал приказ, и приказ надлежало выполнять.Дагнарус поднял корону. Она сверкала у него в руке. Пройдя мимо Владык и даже не взглянув на них, Дагнарус швырнул корону Хельмосу.— Поноси ее пока, братец, — сказал принц.Спрыгнув с подиума, он с волчьей ловкостью приземлился на полу амфитеатра. Гарет и Сильвит присоединились к нему. Эльф прикрывал принца со спины. Владыки оставались стоять неподвижно, словно псы, чуявшие дичь, но сдерживаемые своими хозяевами.Дагнарус подошел к Вэлуре. Она молча взирала на него, бледная и прекрасная, словно лилия, сорванная со стебля. Дагнарус протянул к ней руку в черной перчатке.— Если мне суждено быть Владыкой Пустоты, согласна ли ты стать ее Владычицей? — спросил он.Вэлура почти не колебалась. Она бросила взгляд туда, где стоял ее муж, затем, не обращая внимания на крики и причитания служанок, протянула Дагнарусу свою руку. Повернувшись к мужу спиной, она вместе с принцем пошла вверх по проходу. Со странным и каким-то дьявольским величием они оба подошли к массивным двустворчатым дверям. Гарет и Сильвит шли вслед за ними. Эльф все так же следил, чтобы на принца не напали сзади.— Дагнарус! — крикнул Хельмос. Его голос прозвучал на весь Храм. — Дагнарус, брат мой, я даю тебе шанс искупить свою вину. Отрекись от зла, которое ныне овладело тобою. Наш отец требует, чтобы мы были к тебе милосердны, и мы подчиняемся ему. Он любит тебя, Дагнарус. Ради нашего отца, вернись!Дагнарус обернулся и смерил его пренебрежительным взглядом.— Пропади ты в Пустоте, братец, — громко выкрикнул он. — Вместе с нашим отцом. Глава 13Король умер. Да здравствует Король! Возле ступеней храма, покрытая парадной попоной, украшенная розами, вплетенными ей в гриву и хвост, стояла лошадь Дагнаруса. Ее держал под уздцы один из королевских гвардейцев, удостоенный такой чести за свое мужество на полях сражений. На этой лошади новоиспеченный Владыка должен был с триумфом проследовать во дворец. Гвардейцы взяли лошадь в кольцо, оберегая ее от любопытных зевак, которым не удалось протиснуться в Храм и которые ожидали принца снаружи, готовые приветствовать нового Владыку.Люди смеялись и веселились, рассчитывая на открытие праздничной ярмарки. Многие прихватили с собой вино, чтобы было чем утолить жажду. Восторженные слушатели окружили менестреля, сочинившего песню в честь Дагнаруса. Он повторял ее уже в шестнадцатый раз под неизменные рукоплескания и щедрый дождь монет. Стайка детей затеяла хоровод. Орки обучали наиболее смышленых представителей рода человеческого простенькой азартной игре под названием «три раковины и горошина».Весть о случившейся беде вылетела из храма, будто стая хищных птиц с большими перепончатыми крыльями. Их тени накрыли ликующую толпу, оборвав пение и танцы. В течение всей церемонии двери Храма оставались открытыми, чтобы оставшиеся снаружи смогли как можно больше увидеть и услышать. Люди, сгрудившиеся у дверей, сообщали о происходящем, и их слова по живым цепочкам передавались дальше.— Пустота... Пустота... Пустота... — послышался тревожный шепот, сопровождаемый недоуменными взглядами и недоверчивыми возгласами.Толпа устремилась внутрь; мысль своими глазами увидеть происходящее одновременно пришла в десятки голов. Солдаты, охранявшие вход в Храм, не растерялись. Они оттеснили толпу, но солдаты тоже слышали страшное слово и потому встревожено поглядывали на командиров.— Выясните, что там происходит! — приказал капитан Аргот, но ответ пришел к нему раньше, чем его люди бросились выполнять приказ.Из дверей Храма вышел Дагпарус. Солнечный свет ударил в его черные доспехи, и они вспыхнули, будто тысяча темных и зловещих радуг. Забрало шлема было поднято; принц быстро оглядел собравшихся внизу. Гудевшая толпа его не волновала, равно как и перепуганные солдаты. Подумаешь, кучка букашек. Если только они посмеют помешать, он с легкостью их раздавит.Обернувшись, Дагнарус что-то сказал Сильвиту и махнул рукой. Эльф кивнул. Удовлетворенный тем, что его повеление будет исполнено, принц стал величественно спускаться вниз. Рядом, крепко держась за его руку, шла Вэлура. Никто не сделал ни единой попытки задержать их. Толпа и солдаты расступались перед ними. Родители хватали плачущих детей и ладонями закрывали им глаза, уберегая от жуткого зрелища. Орки, когда Дагнарус проходил мимо, сделали руками знак, отвращающий злые силы.Гвардеец, державший лошадь принца, стоял до тех пор, пока страшная фигура в черных доспехах не подошла совсем близко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики